Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Анатолий Булавин

Путешествуя по Японии. Национальный парк Якусима (Yakushima National Park)...

Iko-ji Teien Garden
Субтропический остров, полный чудес природы
Национальный парк Якусима — заповедник, созданный для защиты биоразнообразия и природных ресурсов региона, а также развития экологического туризма. Остров круглой формы испещрён пешими маршрутами разной сложности. Здесь можно пройти у роскошных водопадов и взобраться на самые высокие вершины южной Японии.
Здесь растут некоторые из самых старых деревьев в Японии — древние кедры якусуги, им более 1000 лет
Популярное ущелье Сиратани Унсуйкё вдохновило создателей мультфильма студии Ghibli «Принцесса Мононоке»
Летом на пляжах острова Якусима откладывают яйца находящиеся на грани исчезновения головастые черепахи — логгерхеды
Как добраться:
До острова Яку можно долететь на самолёте или доплыть на пароме.
Из аэропорта Haneda в Токио есть рейсы до города Кагосима. Далее до Якусимы можно долететь на самолёте (35 минут) или дойти на скоростном судне на подводных крыльях (из порта Kagoshima до порта Miyanoura или Anbo). Поездка займёт 2–3 часа. Раз в день ходит паром для автомобилей.

Из городов Осака и Фукуока есть ежедневные прямые рейсы в аэропорт острова Яку.
До острова Кутиноэрабу можно доплыть на пароме с Якусимы. Поездка занимает около часа, паромы ходят регулярно.

Впечатляющие реликтовые леса
Рельеф острова Якусимы гористый, здесь расположены некоторые из самых высоких (более 1900 метров) вершин региона Кюсю. В лесах растёт много древних деревьев, в том числе легендарная криптомерия Дзёмон-суги — учёные считают, что этому дереву может быть от двух до семи тысяч лет. В 1993 году остров вошёл в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО.
Через Якусиму проложены пешие тропы. Во время прогулок здесь можно полюбоваться на красивые ручьи, водопады и покрытые мхом деревья.
Разнообразие местных обитателей
На острове живёт особый местный подвид японских макак — макаки якусима, а также тут обитают олени яку, которые немного меньше своих сородичей в остальной Японии. Здесь много птиц, а головастые черепахи летом выползают на берег, чтобы отложить яйца.
В прибрежных водах хорошо плавать с маской, популярны прогулки на морских каяках.
Если хотите ночью понаблюдать за черепахами, нужно заранее забронировать экскурсию с гидом. Животных нельзя беспокоить, поэтому количество мест сильно ограничено.

Два острова — один национальный парк
Всего 12 километров отделяют остров Якусима от острова Кутиноэрабу, но они совсем не похожи друг на друга.

Остров Кутиноэрабу
Остров Кутиноэрабу — самый большой вулканический остров группы Сацунан. Здесь находится активный вулкан Фурудакэ. На острове выделяются две части: на востоке — полностью вулканическая, а на западе — не такая экстремальная, с фантастическими прибрежными скалами и пещерами. Остров покрыт богатой растительностью, здесь обитают уникальные виды животных, которых нет на острове Якусима — например, гигантская летучая лисица.
Анатолий Булавин

Путешествуя по Японии. Природная красота и старинные храмы островов Гото...

Острова Гото – это архипелаг, состоящий из 140 больших и малых островов, расположенных у западной оконечности острова Кюсю. Фото с  дрона, на прекрасные морские пейзажи, роскошную зелень и старинные храмы, которыми славятся эти острова.

Острова Гото, вздымающиеся прямо из моря на западе префектуры Нагасаки, – это природный феномен. Их удивительные берега сформировались под действием вулканических сил и неустанной работы океанских волн. Большая часть архипелага образует часть Национального парка Сайкай – морского заповедника, знаменитого своими потрясающими видами и богатой природой.

Второй по величине остров архипелага Гото – это Накадори. Далеко выдающийся в море полуостров Ягатамэ – популярная смотровая площадка

Паромный терминал на острове Одзика. Справа виднеется необитаемый остров Нодзаки, где находится церковь Нокуби и другие исторические достопримечательности, связанные с христианством
Архипелаг Гото также знаменит многочисленными католическими храмами и какурэ кириситан – первыми японцами, обратившимися в христианство, и их потомками, которые бежали на острова, где в течение нескольких веков, когда христианство было запрещено в Японии, сумели сохранить свою веру. Сегодня на архипелаг и его разнообразные храмы и достопримечательности, связанные с христианством, находящиеся также в городе Нагасаки и на острове Амакуса в префектуре Кумамото, снова обратили внимание, так как эти места были рекомендованы к регистрации как объекты Всемирного наследия ЮНЕСКО.

                                         Храм Эгами на острове Нару
Collapse )
Анатолий Булавин

К годовщине окончания II Мировой войны. Сержант Соичи Йокои - последний самурай в джунглях Гуама...

Спросите японца знает ли кто такой сержант Соичи Йокои, и он наверняка расскажет вам историю ниже... Эта история была основным заголовком в американских и японских газетах в апреле 1972 года и была как минимум один раз рассказана в газетах по всему миру. В книге чешского писателя Миловслава Стингл "По незнакомой Микронезии" (1985), есть кусочек про последнего самурая, который ждал в джунглях Гуама 28 лет приказа от своего Императора вступить в войну...
".... в пещере Талафофо (на Гуаме) нашли в то время удивительного человека. Совершенно случайно я столкнулся с ним в аэропорту Аганьи в тот момент, когда он покидал Гуам. Еще неделю назад он был для всего Гуама, всей Микронезии и всего мира совсем неизвестен, а теперь его провожали словно главу крупной державы. Его, который еще неделю назад ни для кого не существовал, а согласно официальным документам уже более четверти века был мертв.
[Нажмите, чтобы прочитать дальше...]
В аэропорту столицы Гуама я оказался свидетелем его последней импровизированной «пресс-конференции». Всего несколько дней назад жил он, подобно Робинзону, в пещере возле реки Талафофо. Теперь же имя его стало известно каждому жителю Гуама, и не только Гуама, а также и Японии, ведь он родился там и возвращался туда почти через тридцать лет. Имя этого японца – Сойти Йокои. В те дни оно действительно оказалось на страницах газет всего мира. Я всматриваюсь в его усталое, морщинистое лицо. Выглядит он старше своих лет. Видно, что человек перенес много лишений и очень страдал от страшного одиночества; которое продолжалось около тридцати лет. Сойти Йокои был солдатом японской императорской армии. Его, молодого закройщика, призвали в армию в 1941 году. Сначала Сойти служил в Маньчжурии в рядах 29-й пехотной дивизии. Но в 1943 году, когда японцы стали отступать, Йокои, подобно тысячам других солдат, перевели на Гуам. Он должен был защищать этот остров от нападения американской морской пехоты. Американцы действительно атаковали Гуам и после ожесточенных боев в начале марта 1944 года овладели островом. Йокои, как и все остальные солдаты, принял воинскую присягу, в которой были такие слова: «Солдат императора не может сдаться на милость победителю. Он должен сражаться до смерти». Этого требовала присяга, этого требовал император, об этом изо дня в день твердили офицеры. Йокои верил им, как и тысячи других солдат. Он беспрекословно следовал присяге даже тогда, когда американцы уже захватили Гуам. Он не сдался. Вместе с другими девятью солдатами скрылся в самой дикой, неприступной части Гуама – в джунглях возле реки Талафофо. Десять японцев обнаружили на острове удобную пещеру и расположились в ней. Они спрятали там свое оружие и стали дожидаться возвращения японской армии. Шли годы. Один за другим умирали друзья Йокои. Наконец их осталось всего трое: Йокои, бывший портной из Нагои, пехотинец Микио Сити и служащий вспомогательного батальона Накабата Сато. Ко всем несчастьям на троих японцев обрушилось еще новое: Гуам стал жертвой страшного урагана, который метеорологи назвали нежно «Карина». Ураган вырвал с корнем все деревья, которые давали пищу жителям острова, в том числе и обитателям джунглей Талафофо. После «Карины» пищи осталось лишь на одного человека. Японские солдаты бросили жребий – судьба благоволила Йокои. Его друзьям пришлось перебраться в другую пещеру, расположенную примерно в километре к востоку. Там они пытались отыскать съедобные плоды, но их было слишком мало. Микио и Сато в первый же день съели сырой, очень ядовитый плод так называемой федериковой пальмы. Через несколько дней оба японца скончались.
Йокои остался в полном одиночестве. Умерших товарищей он зарыл в пещере. После смерти Сато и Микио бывший портной в течение восьми лет не обмолвился словом ни с одним человеческим существом. Время от времени он издали видел островитян, но тщательно избегал любой встречи с ними. Как все же Йокои удалось выжить в микронезийских джунглях? В реке он ловил рыбу и съедобных моллюсков. Эту однообразную пищу он пополнял кореньями лесных растений. Собирал плоды тропических деревьев, главным образом затерявшихся в джунглях кокосовых пальм. Больше всего, однако, любил он плоды хлебного дерева. Кроме пресноводных рыб и моллюсков, японец в течение почти тридцати лет не получал никаких белков. Однажды, правда, ему посчастливилось поймать заблудившегося поросенка, который чуть было не свел Йокои в могилу. С тех пор он избегал мясных блюд. Он понимал, что если хочет дожить до возвращения императорских войск, то ни в коем случае не должен болеть. Действительно, за исключением одного раза, когда из-за непривычной пищи у него расстроился желудок, Йокои за многие годы, прожитые в джунглях, ни разу не заболел. К тому же, как и все японцы, он был удивительно чистоплотен. Чтобы избежать кожных заболеваний, распространенных в тропиках, Йокои по нескольку раз в день купался и зимой и летом. Впрочем, какая в Микронезии зима?!
Он не бродил по джунглям без одежды, хотя, разумеется, форменное обмундирование давным-давно истлело. Йокои сумел выйти из положения. Помогла ему в этом его гражданская специальность. В джунглях Талафофо бывший портной шил «костюмы» только для себя, причем из материала, о котором в былое время даже не имел представления. Он разделил лыко кустарника паго на волокна, из которых «соткал» материал. Не было лишь пуговиц. Тогда японец из пластмассового футляра от военного фонаря вырезал круглые диски и пришил их бамбуковой иголкой. Йокои смастерил себе даже «ботинки». Из кокосового волокна он сплел крепкую веревку, а из нее соорудил нечто похожее на сандалии. Из скорлупы ореха он сделал лампадку, в которой горело опять, же кокосовое масло. Щепки же использовал для устройства специальных, им самим придуманных ловушек для раковин. Рыбу Йокои ловил «сетями» из тонко расщепленного бамбука. Смесь сушеного бамбука и растертых речных раковин оказалась легко воспламеняющимся порошком. Надо сказать, что его главной заботой было следить за тем, чтобы огонь в очаге никогда не угасал.
Йокои сумел не умереть от холода и голода, пользуясь лишь дарами джунглей. Все предметы, созданные японцем, сейчас экспонируются в императорском военном музее в Токио. Там же хранится его боевая винтовка и десять патронов. И хотя он часто страдал от голода, Йокои ни разу не воспользовался своей винтовкой для охоты, не произвел ни одного выстрела. Наоборот, он тщательно ухаживал за винтовкой, бережно заворачивал ее в куски старой рубашки. О своей одежде он меньше всего заботился, но оружие всегда содержал в идеальном порядке, ведь в любой момент вернувшиеся на остров японские офицеры могли приказать ему снова идти в бой. Долгие годы Йокои прожил в полном одиночестве, владея лишь винтовкой и гениальными в своей простоте предметами, которые он сам создал. Последние восемь лет японец не промолвил ни единого слова. Потом случилось несчастье. В то время, когда он ловил в реке Талафофо рыбу, его схватили два чаморро – Иисус Дуэнас и Мануэль Гарсиа. Это произошло 24 января 1972 года**. Островитяне отвели странного старика в еще более странной одежде в свою деревню. По дороге Йокои сгорал от стыда: ведь он присягнул императору, что никогда не сдастся вражеским солдатам, а тут его взяли в плен простые крестьяне. Он знал, что его ждет, но ничего не мог поделать. Японские офицеры не раз говорили ему, что если он попадет в руки врага, то сначала его будут страшно мучить, а затем казнят. Приготовившись к смерти, он, склонив голову и по восточному обычаю сложив вместе ладони, словно собираясь молиться, медленно брел на казнь. Однако рыбаки-чаморро отдали его в руки не палача, а полицейского, который отправил солдата императорской армий в больницу. Успокоившись и, поняв, что его не убьют, Йокои, прежде чем отправиться в больницу, вместе с сопровождающими его чаморро вернулся в пещеру, в которой погибли последние его друзья – Сато и Микио. Он выкопал из земли их останки и сложил в небольшой мешок, с которым впоследствии не расставался, даже на аэродроме он все время судорожно сжимал в правой руке свою погребальную ношу. И все-таки сначала Йокои все же попал в больницу. Пока он там лежал, оберегаемый больничным персоналом от десятков журналистов, сообщения о местном Робинзоне облетели самые отдаленные уголки планеты.
Уже на следующий день необычного пациента посетил первый представитель страны, которой он так верно служил, – японский консул Сонти Синтаку. Консул передал Йокои магнитофон с записью голосов родственников бывшего солдата. Последний решил, что это какой-то новый вид телефона, и, в свою очередь, стал громко звать родных. Конечно, никто ему не ответил.
Передав японцу, благополучно вернувшемуся из джунглей, привет от близких, консул попытался ответить на вопросы, которых у Йокои скопилось множество за двадцать восемь лет. Прежде всего консул Синтаку вынужден был сообщить Йокои о том, что Япония действительно проиграла войну, причем более четверти века назад, чем привел японца в полное Смятение. Консул к тому же добавил, что в настоящее время император и американцы находятся в дружеских отношениях, Йокои просто ушам своим не верил. Он также спросил: жив ли Рузвельт? И, узнав, что последний умер примерно в то же самое время, когда окончилась война, Йокои впервые за весь разговор попытался улыбнуться. Если Сойти Йокои прожил в джунглях Талафофо двадцать восемь лет, то в больнице на острове он провел лишь неделю – никаких причин задерживать его там дольше не было. Несмотря на худобу и изможденный вид, японец был абсолютно здоров. Его «выписали» через неделю. И вот в аэропорту я видел, как он, держа в руках мешочек с останками своих друзей, садился в огромный лайнер. Японское правительство направило за своим забытым солдатом гигантский реактивный самолет. Лишь одного пассажира – Йокои должны были сопровождать правительственный врач, медицинская сестра и шестьдесят журналистов, которые ловили каждое слово человека, возвратившегося из джунглей после стольких лет скитаний и одиночества. На следующий день я узнал из газет, что бывшего младшего сержанта встречали в аэропорту в Токио десятки тысяч людей во главе с премьер-министром Японии. Император же, которому бывший солдат сохранил в микронезийских джунглях абсолютную верность, послал Йокои приветственную телеграмму. Ему даже выплатили жалованье за прошедшие двадцать восемь лет. Так закончилась история Йокои, настоящего Робинзона. На аэродроме я издали наблюдал за Робинзоном с реки Талафофо. Мне также довелось увидеть примитивные, вызывающие улыбку предметы, которые он сумел сам сделать: сплетенные из волокна кокосовой пальмы «ботинки», выстроганную из бамбука иглу и ловушку для раковин. И каждый раз я не мог смотреть на все это без волнения. Я восхищался Йокои, сумевшим доказать всем, что только человек может все преодолеть и многого добиться. Я действительно восхищался им. Позже я понял, что, хотя поступок Йокои прославляли, возносили до небес, сделали достоянием всей планеты, его героизм, как и всякий героизм подобного рода, бессмыслен и бесполезен. Йокои был великолепно запрограммирован. Он беспрекословно выполнял все приказы, жил и поступал так, как требовали его командиры. Однако к чему привело его тупое послушание? Зачем эта нечеловеческая жертва? Кому оказались нужны его двадцать восемь героических лет? Он ни разу не ослушался приказа, словно собака голоса своего господина. Однако человек и воин должен слышать голос не только своего командира, но и своей совести. Если же человек не слышит этого голоса, значит, он глух. Разве может быть глухой свободным? Разве свободен слепец? Нет, слепота – это не свобода. Слепота – увечье! Последний солдат второй мировой войны поднялся в Аганье на борт самолета и отправился в Японию. Он не поверил своим глазам! Как же изменился за это время мир! Маршалы императора уже не распоряжаются, что следует и чего не следует делать. И тем не менее Япония процветает. Тогда Йокои понял, что слепо доверял своим вождям. После этого он уединился. На время ушел даже в монастырь, чтобы иметь возможность спокойно все обдумать. К каким же выводам пришел бывший солдат? "
P.S. На табличке в маленьком музее, посвященном Йокои неподалеку от его пещеры, написано, что двое гуамцев его нашли в апреле 1972 года.
Анатолий Булавин

Август пора цветение сирени в Японии - лагерстремия (Lagerstroemia indica)...

/Фото-видео репортаж Анатолия Булавина/

 Август пора цветения сирени в Японии. Сирень здесь не простая, а индийская - лагерстремия (Lagerstroemia indica). Ее родина – Китай и Япония. Цветки лагерстремии собраны в крупные кисти. В период бурного цветения, с августа по сентябрь, небольшие деревца лагерстремии похожи на цветущую сирень, поэтому ее и называют индийской сиренью.

В Японии цветы индийской сирени означают расставание. Красивое расставание - с летом.

Индийская сирень или лагрестремия (лат. Lagerstroemia indica) – великолепный красивоцветущий декоративный кустарник. Благодаря грациозной форме куста, продолжительному и обильному цветению растение выглядит просто потрясающе.[Нажмите, чтобы прочитать и посмотреть дальше...]Индийская сирень может цвести цветами разных оттенков: и лиловыми, и разовыми, и красными, и сиреневыми, и белыми и разными формами. Изящество форм, обильное и продолжительное цветение делает лагерстремию одним из самых любимых декоративных и легко формируемых кустарников в Японии. Оно распространено во всех тропических странах, где произрастает как кустарник. Это вечнозеленое декоративное растение с гладким стволом используется в оформлении парков и оранжерей. Кустарник начинает цвести летом, когда наступают самые длинные дни. В Японии это происходит в середине августа.

Индийская сирень относится к немногим древесно-кустарниковым растениям, которые при содержании в помещении могут сбросить свою листву. Летом растению требуется много солнечного света и тепло, благодаря которым растение может пышно расцвести. Цветет она только на хорошем, солнечном месте. При недостатке света цветение может не наступить.
Анатолий Булавин

Японский онсэн - традиция купания в термальных источниках...

Япония славится необычайным обилием разнообразных термальных источников. По всей стране насчитывается около 3000 районов выхода геотермальных вод (онсэнов), и на протяжении многих столетий горячие источники помогают жителям Страны Восходящего солнца восстанавливать силы и противостоять болезням. Традиция купания в термальных источниках жива и развивается, онсэны являются одними из любимейших мест отдыха японцев и привлекают всё большее внимание зарубежных гостей.

Тавараяма-онсэн в префектуре Ямагути: путешествие во времени к горячим источникам прошлых лет
Старинные купальни под открытым небом Тавараяма-онсэн вызывают в памяти горячие источники прошлых лет. Хотя этот регион пользуется популярностью в основном среди ценителей оздоровительных свойств здешних вод, обычные путешественники, среди которых как японцы, так и иностранцы, тоже очень любят Тавараяму за ретро-атмосферу.
Collapse )
Анатолий Булавин

Путешествуя по Японии. Розовые от цветов склоны парка «Мадза бокудзё» в префектуре Тиба...


В парке «Мадза бокудзё» в префектуры Тиба наступает время любования цветами нового сорта петунии «Персиковый вздох». Около 25 000 растений высажены на площади в 5000 кв. метров, склон пригорка полностью окрасился в розовый цвет. Любоваться цветами можно до середины сентября.
Анатолий Булавин

Путешествуя по Японии. «Хлопковый водопад» Ватагадаки в префектуре Исикава...

Водопады не зря считают одним из самых завораживающих явлений на земле, а также неотъемлемой частью природы. Они настолько видоизменяют окружающее пространство, что даже преданные фанаты городских трущоб не устоят перед их красотой. В конце концов, если нас попросят представить самый великолепный пейзаж на свете, разве мы не нарисуем в своем воображении ревущие воды, которые с грохотом обрушиваются с высокого утеса? В Японии можно найти десятки самых разных водопадов, от небольших потоков до мощных водяных столбов, которые сокрушают камни. Подсчитано, что в Японии есть 2488 водопадов высотой не менее 5 м. В переводе на японский язык слово «водопад» звучит как «таки». А если рассмотреть этот иероглиф, то он зрительно делится на два составных элемента, означающих понятия «вода» и «дракон». Вероятно, в этом есть глубокий смысл. Никогда не видевшим этого диковинного зверя вживую японцам, именно дракона напоминали клубящиеся и сотрясающие округу своим грозным ревом потоки воды, низвергающиеся с высоты на землю. При этом жители Японских островов достаточно хорошо знакомы с этим незаурядным явлением природы. Реки и речушки, скатывающиеся с горных хребтов страны, никогда не отличались спокойным характером. Едва ли не каждая река может похвастаться собственным водопадом, в крайнем случае – перекатами. Река Тэдоригава берёт начало на горе Хакусан и впадает в Японское море. Это самая длинная река в префектуре Исикава, хотя длина её составляет всего 72 километра. Она известна своим быстрым течением. Ущелье Тэдори на территории города Хакусан, образовавшееся в результате выветривания, тянется на 8 километров. Река течёт среди обрывов высотой в 20-30 метров. Одно из самых живописных мест здесь – водопад Ватагадаки, «Хлопковый водопад» – брызги от падающего потока напоминают летящие в воздухе хлопковые волокна. Это мощный водопад высотой в 32 метра, окружающие его природные виды тоже прекрасны.
Анатолий Булавин

Путешествуя по Японии. Кэнрокуэн - один из самых знаменитых японских садов...

Сад Кэнрокуэн – один из самых знаменитых в Японии. Его с любовью создавали поколения властителей княжества Кага. Наряду с садами Кайракуэн в г. Мито и Коракуэн в Окаяме он считается одним из трёх лучших садов в Японии.


Любоваться садом можно в любое время года – и во время цветения сакуры, и в период осенней листвы, и зимой, когда всё укрыто снегом, но лучшим временем считается период молодой весенней листвы в мае. Зацветают рододендроны и ирисы, их цветы прекрасно смотрятся на фоне светло-зелёных молодых листьев.Collapse )
Анатолий Булавин

Путешествуя по Японии. Храм Ринсайдзи на горе Хакусан - памятник синто-буддийского синкретизма...

Особенность верований, связанных со священной горой региона Хокурику Хакусан в том, что здесь сохранился синто-буддийский синкретизм. У вершины горы рядом с синтоистским святилищем почитали множество буддийских изображений в буддийских храмах, однако почти все они были сожжены или разрушены после выхода в 1868 году Указа о разделении богов и будд.

Храм Ринсайдзи расположен на западном склоне горы Хакусан на территории г. Хакусан преф. Исикава. Считается, что он основан основоположником почитания горы Хакусан, Тайтё-дайси. В храме в качестве «будд, спустившихся с горы» хранятся семь буддийских статуй и деревянная статуя Тайтё-дайси. Избежавшие разрушения изваяния являются важными памятниками сосуществования синто и буддизма.

Гора Хакусан расположена на границе четырёх префектур – Исикава, Фукуи, Гифу и Тояма, её высота составляет 2702 метра.

Она известна в том числе и разнообразием высокогорной флоры, растущей вблизи её вершины.

Collapse )
Анатолий Булавин

Лучшие парки и сады Японии. Сад сокровищ в городе Татэбаяси префектуры Гунма...


Сад сокровищ находится в городе Татэбаяси, префектура Гунма. Большую часть года он предлагает посетителям насладиться цветением сезонных цветов. С апреля до середины мая сад украшают разноцветные цветы сибадзакуры, голубые незабудки, маки и множество других цветов.

Северную часть сада называют Синим садом, здесь растут пушистые кустики кипарисовика, незабудки и фиолетовая вербена.
Collapse )