Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Анатолий Булавин

Сайгё - японский поэт и буддийский монах, известный создатель в стихотворной форме танка...

Считается, что для японцев Басё - все равно как для русских Пушкин. Хотя одним Басё японская литература не исчерпывается, конечно. Есть мнение, что величайший поэт и дзенский мастер Рёкан Тайгу по масштабу таланта и глубине философской мысли был выше Басё. Но кроме двух этих вершин японской литературы были и другие имена, и одно из них - Сайгё (Saigyō Hōshi), один из известнейших и популярнейших создателей танка.   Уже при жизни Сайге был окружен великой славой, в дальнейшем она все продолжала расти. Книга его стихов "Горная хижина" была введена в круг чтения, обязательный для каждого культурного человека, а лучшие поэты Японии восхищались творчеством Сайге и изучали его. В их числе были Басе, Бусон и Рёкан. О Сайге уже вскоре после его смерти стали создавать легенды, а художники изображали его странствия на свитках картин. Пятьдесят лет Сайге был буддийским монахом. По слухам, он не пользовался особой славой как знаток священного писания и религиозный учитель. Его буддистские стихи не дидактичны, мир для Сайге полон грустной прелести и обаяния, он не в силах отринуть прекрасное. Поэзия его кристально ясна и проста, но вмещает в себе сложнейший мир мыслей и чувств. Буддийский монах, он был влюблен в красоту природы до одержимости. Он по происхождению был воином, но ненавидел войну. Он певец печали, сумерек и одиночества, стремился к спокойному созерцанию. Конечно, Сайге не был безродным нищим монахом и даже высшие феодалы принимали его с почетом.
Времена года. Весна
Сложил в первое утро весны
Окончился год.
Заснул я в тоске ожиданья,
Мне снилось всю ночь:
"Весна пришла". А наутро
Сбылся мой вещий сон.
***
Зубцы дальних гор
Подернулись легкой дымкой.
Весть подают:
Вот он, настал наконец
Первый весенний рассвет.
***
Замкнутый между скал,
Начал подтаивать лед
В это весеннее утро,
Вода, пробиваясь сквозь мох,
Ощупью ищет дорогу.
***
© Сайгё
Сайгё (1118 - 1190)
Сайгё (1118 - 1190) родился в аристократической семье в период заката эпохи Хэйан. Отец будущего поэта принадлежал к северной ветви клана Фудзивара, а мать происходила из рода Минамото. Подлинное имя поэта - Сато Норикиё. Семья поэта сохранила наследственные связи с военными феодалами и в то же время была тесно спаяна со старой придворной служилой аристократией.
[Нажмите, чтобы прочитать дальше...]

Биография Сайге окружена дымкой легенд, он вырос в Хэйане (Киото), с малых лет прекрасно владел оружием. Был силен и ловок, отличался в игре с ножным мячом, метко стрелял в цель. В то же время изучал китайскою классику - историю, философию, поэзию и рано осознал свое поэтическое призвание. В 1140 году Сайге пошел на решительный шаг, требовавший большой силы воли. Он постригся в монахи, оставив вассальную службу и, по некоторым сведениям, семью - жену и маленькую дочь. Годы спустя Сайге, как рассказывают, увидел свою жену, тоже принявшую постриг, и пролил слезы. Уходя, он сложил прощальную песню:


Жалеешь о нем...
Но сожалений не стоит
Наш суетный мир.
Себя самого отринув,
Быть может, себя спасешь.

Сайгё (1118 - 1190)
Поэт бежал от людей и тянулся к ним, он поэт мысли, но даже достигая больших философских глубин, равнодушно мыслить он не может. Его картины природы - пейзаж души. Скорбь Сайге пронзительна, радость постижения красоты обжигает болью.


"Цветы, кукушка, луна, снег – все, что манит нас, – пустота, хотя заполняет глаза и уши. Но разве родившиеся из нее стихи не истинные слова? Когда пишешь о цветах, ведь не думаешь, что это на самом деле цветы. Когда говоришь о луне, ведь не думаешь что это на самом деле луна. Вот и мы, следуя внутреннему зову, сочиняем стихи. Упадет красная радуга, и кажется, будто пустое небо окрасилось. Засветит ясное солнце, и кажется, будто пустое небо озаряется. Но ведь небо само по себе не окрашивается и само по себе не озаряется. Вот и в моей душе, как в пустом небе, разные вещи окрашиваются в разные тона, не оставляя следа. Да лишь такие стихи и воплощают истину Будды".

© Сайгё, из "Биографии Мёэ", записанной его учеником Кикай.
Сайгё (1118 - 1190)
Памятник на могиле поэта


***
Зимняя луна озаряет сад
Глубокой зимой
Как слепительно ярко
Блещет лунный свет!
В саду, где нет водоема,
Он стелется, словно лед.
Соколиная охота в снежную пору
Густо падает снег
В темноте не увидишь,
Где затаился фазан.
Только крыльев внезапный вспорх
Да ястреба колокольчик.
***



Соловьи под дождем
Соловьи на ветвях
Плачут, не просыхая,
Под весенним дождем.
Капли в чаще бамбука ...
Может быть, слезы?
***
Соловьи в сельском уединении
Голоса соловьев
Повсюду сочатся сквозь дымку ...
Такая стоит тишина.
Не часто встретишь людей
Весною в горном селенье.
***
Если б замолкли голоса соловьев в долине, где я живу
Когда б улетели прочь,
Покинув старые гнезда,
Долины моей соловьи,
Тогда бы я сам вместо них
Слезы выплакал в песне.
***
Оставили соловьи
Меня одного в долине,
Чтоб старые гнезда стеречь,
А сами, не умолкая,
Поют на соседних холмах.
***
Песня весны
Вижу я, растопились
На высоких вершинах гор
Груды зимнего снега.
По реке «Голубой водопад»
Побежали белые волны.
***


Дымка на морском побережье
На морском берегу,
Где солеварни курятся,
Потемнела даль,
Будто схватился в борьбе
Дым с весенним туманом.
***
Вспоминаю минувшее во время сбора молодых трав
Туман на поле,
Где молодые травы собирают,
До чего он печален!
Словно прячется юность моя
Там, вдали, за его завесой.
***
Слива возле горной хижины
Скоро ли кто-то придет
Ароматом ее насладится?
Слива возле плетня.
Ждет в деревушке горной,
Пока не осыплется до конца.
***

Цветущая слива возле старой кровли
Невольно душе мила
Обветшалая эта застреха.
Рядом слива цветет.
Я понял сердце того,
Кто раньше жил в этом доме.
***
Приди же скорей
В мой приют одинокий!
Сливы в полном цвету.
Ради такого случая
И чужой навестил бы...
***


Летят дикие гуси
Словно приписка
В самом конце посланья -
Несколько знаков...
Отбились в пути от своих
Перелетные гуси.
***
Ивы под дождем
Зыблются все быстрей,
Чтоб ветер их просушил,
Спутаны, переплелись,
Вымокли под весенним дождем
Нити зеленой ивы.
***
Прибрежные ивы
Окрасилось дно реки
Глубоким зеленым цветом.
Словно бежит волна,
Когда трепещут под ветром
Ивы на берегу.
***

Жду, когда зацветут вишни
В горах Ёсино
На ветках вишневых деревьев
Россыпь снежка.
Нерадостный выдался год!
Боюсь, цветы запоздают.
***
Шел я в небесную даль,
Куда, я и сам не знаю,
И увидал наконец:
Меня обмануло облако...
Прикинулось вишней в цвету.
***
В горах Ёсино
Долго, долго блуждал я
За облаком вслед.
Цветы весенние вишен
я видел - в сердце моем.
***

Из многих моих стихотворений о вишневых цветах
Дорогу переменю,
Что прошлой весной пометил
В глубинах гор Ёсино!
С неведомой мне стороны
Взгляну на цветущие вишни.
***
Горы Ёсино!
Там видел я ветки вишен
В облаках цветов,
И с этого дня разлучилось
Со мною сердце мое.
***
Куда унеслось ты,
Сердце мое? Погоди!
Горные вишни
Осыплются, - ты опять
Вернешься в свое жилище.
***
Увлечено цветами,
Как сердце мое могло
Остаться со мною?
Разве не думал я,
Что все земное отринул?
***
Ах, если бы в нашем мире
Не пряталась в тучи луна,
Не облетали вишни!
Тогда б я спокойно жил,
Без этой вечной тревоги...
***
О, пусть я умру
Под сенью вишневых цветов!
Покину наш мир
Весенней порой "кисараги"
При свете полной луны.
***
Когда я любовался цветами на заре, пели соловьи
Верно, вишен цветы
Окраску свою подарили
Голосам соловьев.
Как нежно они звучат
На весеннем рассвете!
***
Увидев старую вишню, бедную цветами
С особым волненьем смотрю...
На старом вишневом дереве
Печальны даже цветы!
Скажи, сколько новых весен
Тебе осталось встречать?
***
Когда слагали стихи на тему картины на ширмах, я написал о тех людях, что лишь издали смотрят, как сановники Весеннего дворца толпятся вокруг цветущих вишен
Под сенью ветвей
Толпа придворных любуется...
Вишня в цвету!
Другие смотрят лишь издали.
Им жалко ее аромата.
***

Из многих моих песен на тему: "Облетевшие вишни"
Слишком долго глядел!
К вишневым цветам незаметно
Я прилепился душой.
Облетели... Осталась одна
Печаль неизбежной разлуки.
***
Горные розы
В горькой обиде
На того, кто их посадил
Над стремниной потока,
Сломленные волной,
Падают горные розы.
***
Стихи, сочиненные в канун первого дня третьей луны
Весна уходит...
Не может удержать ее
Вечерний сумрак.
Не оттого ли он сейчас
Прекрасней утренней зари?
***

ПЕСНИ ЛЮБВИ
Далеко от всех,
В ущелье меж горных скал,
Один, совсем один,
Незрим для взоров людских,
Предамся тоскующей думе.
***
На летнем лугу,
Раздвигая густые травы,
Блуждает олень,
И беззвучно, безмолвно
Сыплются капли росы.
***
Пришлось разлучиться нам,
Но образ ее нигде, никогда
Я позабыть не смогу.
Она оставила мне луну
Стражем воспоминаний.
***
Предрассветный месяц
Растревожил память о разлуке.
Я не мог решиться!
Так уходит, покоряясь ветру,
Облако на утренней заре.
***
Она не пришла,
А уж в голосе ветра
Слышится ночь.
Как грустно вторят ему
Крики пролетных гусей!

ЛЕТО
К старым корням
Вернулся весенний цвет.
Горы Ёсино
Проводили его и ушли
В страну, где лето царит.
***
Цветы унохана в ночную пору
Пускай нет в небе луны!
Обманчивей лунного света
Цветы унохана.
Чудится, будто ночью
Кто-то белит холсты.
***

Стихи о кукушке
Слышу, кукушка
С самой далекой вершины
Держит дорогу.
Голос к подножию гор
Падает с высоты.
***
"Кукушки мы не слыхали,
А близок уже рассвет!" -
На всех написано лицах...
И вдруг - будто ждали его! -
Раздался крик петуха.
***
Еще не слышна ты,
Но ждать я буду вот здесь
Тебя, кукушка!
На поле Ямада-но хара
Роща криптомерий.
***

Дожди пятой луны
Мелкий бамбук заглушил
Рисовые поля деревушки.
Протоптанная тропа
Снова стала болотом
В этот месяц долгих дождей.
***
Дожди все льются...
Ростки на рисовых полях,
Что будет с вами?
Водой нахлынувшей размыта,
Обрушилась земля плотин.
***
Болотный пастушок в глубине гор
Должно быть, лесоруб
Пришел просить ночлега,
В дверь хижины стучит?
Нет, это в сумерках кричал
Болотный пастушок.
***
Стихотворение на тему: "Путник идет в густой траве"
Путник еле бредет
Сквозь заросли... Так густеют
Травы летних полей!
Стебли ему на затылок
Сбили плетеную шляпу.
***
Источник возле горной хижины
Лишь веянья ветерка
Под сенью ветвей отцветших
Я жду не дождусь теперь,
Снова в горном источнике
Воды зачерпну пригоршню...
***
Смотрю на луну в источнике
Пригоршню воды зачерпнул.
Вижу в горном источнике
Сияющий круг луны,
Но тщетно тянутся руки
К неуловимому зеркалу.

Анатолий Булавин

Японский Дарума фестиваль-ярмарка в храмовом комплексе Такахата Фудо (Kongoji Takahata Fudoson)

/Фоторепортаж Анатолия Булавина/
Такахата Фудо храм (Takahata Fudoson)
В Японии традиционным новогодним ритуалом является загадывание желания. Только делается это особым образом — японцы, загадывая желание, рисуют глаз безглазой кукле-неваляшке под названием Дарума,


и он обязуется исполнить задуманное в течение года. Если желание сбывается, то Дарума получает второй глаз, а если не сбывается — отправляется на сожжение в храме.


Грандиозный Фестиваль-ярмарка Дарума в западной части Большого Токио в старинном храмовом комплексе Kongoji Takahata Fudoson привлекает каждый новый год большое количество людей, устремление которых нацелены на загадывание сокровенных желаний на текущий год, а ещё, при начинании какого-то важного дела, чтобы этот “волшебник” был помощником в его реализации.

Если вы хотите обрести действенный талисман и потом поместить дома куклу Дарума на видном месте, Вам как раз сюда. Куклы Дарума один из известных продуктов, производящихся в этом районе Тама. Дарума, сделанные в течение года, продаются на следующий год, сотни киосков, от восхода до заката, привлекают многих людей в поисках удачи на год вперед.
Такахата Фудо храм (Takahata Fudoson)Такахата Фудо храм (Takahata Fudoson)
Парад детей в маскарадных нарядах принцесс и принцев значительно украшают фестиваль в храмовом комплексе Такахата Фудо.


Ссылка на фотоальбом о храмовом комплексе Такахата Фудо от Анатолия Булавина:
https://yadi.sk/a/6-huKylN3WKCry


[Нажмите, чтобы прочитать и посмотреть фото дальше...]
Такахата Фудо храм (Takahata Fudoson) Дарума — японская традиционная кукла-неваляшка, олицетворяющая Бодхидхарму, в японской синкретической мифологии — божка, приносящего счастье. Кукла делается из дерева, папье-маше или бумаги и не имеет рук и ног: по легенде после девяти лет медитации у Бодхидхармы атрофировались конечности. В монастыре Шаолинь, по преданию, в течение девяти лет он предавался медитации, созерцая стену. С этим связано много общеизвестных историй про чай из оторванных в гневе век Бодхидхармы и про комплекс гимнастики архатов, разработанный чтобы выйти из многолетней медитации, так как отказали ноги. Обычно Дарума продаются в храмах. Принято покупать не более одного Дарума в год. Традиция пришла из Китая во времена Эдо и была особенно популярна среди нагасакских торговцев, принадлежавших к дзен-буддистской школе Обаку, а затем распространилась по всей Японии.

Кукла обычно красится в красный цвет, так как в средние века считалось, что красный цвет отпугивает демонов, вызывающих оспу или, реже в зелёный, жёлтый или белый цвета. На ней изображается борода и усы, но глаза рисуются без зрачков. Дарума используется в ежегодном ритуале загадывания желаний: её владелец, загадав желание, рисует зрачок в одном из глаз куклы, при этом приговаривая: “Когда исполнится мое желание, я нарисую тебе второй”. На подбородке Дарума часто рисуется имя её владельца. В течение года Дарума хранится дома на видном месте (рядом с другими домашними объектами поклонения, например, домашним буддистским алтарём буцуданом), чтобы Дарума смотрел на владельца и исполнял желание или помогал ему исполняться… Если к следующему новому году желание сбывается, Дарума дорисовывают второй глаз, а если нет — куклу относят в храм, сжигают и приобретают новую. Сжигание Дарума — это ритуал очищения, чтобы Ками понял, что загадавший желание не отказался от своей цели, а ищет другие пути её реализации. Как правило, сжечь Дарума можно только в храме, где она была приобретена — для этого на ней ставится печать храма.
Такахата Фудо храм (Takahata Fudoson)Как у неваляшки или ваньки-встаньки, у Дарума центр тяжести смещён к низу: если её наклонить, она возвращается в вертикальное положение. Это символизирует непоколебимость стремлений её владельца. В конце 1990-х несколько групп защитников прав человека объявили о том, что безглазые Дарума и связанные с ними ритуалы являются дискриминаций слепых. Хотя не было случаев, чтобы кто-то из слепых действительно счёл это традицию оскорбительной, средства массовой информации ради политкорректности предпочли больше не показывать изображения Дарума без зрачков.

Также исчезла традиция во время политических выборов, когда кандидат рисовал зрачок в одном глазу Дарума и после победы дорисовывал второй. Эти моменты также вырезаются при обзоре событий проходящих многочисленных выборов. Поистине, чем больше Вы узнаете о Дарума, тем более интересными они становятся.
Такахата Фудо храм (Takahata Fudoson)Такахата Фудо храм (Takahata Fudoson) С этим Дарума иногда случаются волшебные вещи. Договариваешься с ним, что он даст больше денег (только обязательно “оцифровываешь” это “больше” – конкретную сумму или во сколько раз больше), чем получаешь сегодня в месяц, пишешь на нём эту цифру, зарисовываешь один глаз и ставишь куда-нибудь, чтоб с ним друг друга видеть. И через какое-то время ты понимаешь, что растет бизнес, появляются новые идеи, рождаются новые проекты… А он стоит себе и стоит… Доходишь до какого-то уровня и всё приостанавливается. Смотришь на написанную цифру и понимаешь, что как раз достиг написанного. Зарисовываешь ему второй глаз в благодарность. Берешь на следующий год другого Дарума, договариваешься с ним о следующем результате. И через какое-то время опять все идет вверх. Главное быть реалистом и не злоупотреблять «терпением» Дарума. Верить или нет – Ваше дело! Может это и язычество, но некоторым помогает. Как сказал когда-то Генри Форд: “Если вы верите, что у вас все получится, то вы правы”.
В конце XIX века в Абрамцево (Московская область) художник Сергей Малютин и токарь Василий Звездочкин, взяв за основу фигурку Дарума и принцип точеных деревянных яиц, вкладывающихся одно в одно, создали игрушку,которая теперь известна во всем мире под названием—«МАТРЁШКА».


Анатолий Булавин

В Колумбийском университете почтили память специалиста по японской литературе Дональда Кина

В Колумбийском университете в Нью-Йорке состоялась мемориальная церемония, участники которой почтили память покойного ученого-японоведа, специалиста по японской литературе Дональда Кина, который скончался в Токио в феврале этого года в возрасте 96 лет. Кин, который в течение многих лет служил профессором Колумбийского университета, на протяжении десятилетий представлял японскую литературу и традиционное театральное искусство этой страны во всем мире. Уроженец Нью-Йорка принял гражданство Японии после мощного землетрясения и цунами в северо-восточной Японии в 2011 году. На церемонии, которая состоялась в пятницу в Центре японской культуры, названным его именем, присутствовало около 200 человек, включая его бывших студентов.
Scholar Donald Keene remembered in New York
Дональд Кин: легенда японистики
Прошло почти 80 лет с тех пор, как Дональд Кин впервые увидел книгу «Повесть о принце Гэндзи» в нью-йоркском книжном магазине, что послужило началом замечательной жизни переводчика и исследователя японской литературы. Утром 24 февраля Дональд Кин скончался от сердечной недостаточности в токийской больнице в возрасте 96 лет. Эта статья на японском языке была опубликована 21 февраля, за три дня до его смерти. С благодарностью к учёному мы вспоминаем об огромном вкладе, который он внёс в распространение знаний о Японии во всём мире. Знаменитый учёный и переводчик японской литературы Дональд Кин (1922-2019) в марте 2012 года в возрасте 89 лет получил японское гражданство, и в последнее время жил на севере Токио. Среди множества его книг особенно выделяется всеобъемлющая четырёхтомная история японской литературы(*1), опубликованная и на японском языке. Широкомасштабный обзор, полностью написанный Кином, охватывает огромный диапазон работ с обширными переводами оригинальных текстов, многие из которых были сделаны самим автором. Этот проект начался в 1976 году и продолжался до 1997 года.
Collapse )
Анатолий Булавин

Путешествуя по Японии. Удивительная флора и фауна острова Амами Осима...


Амами-Осима – сокровищница нетронутых чудес природы, среди которых обширные первобытные леса с обильными мангровыми зарослями и папоротниками, служащие домом редким насекомым и другим животным. На острове Амами-Осима много интересного как на суше, так и в море. Особого внимания заслуживают леса, которые покрывают большую часть острова – их нетронутая естественная красота производит неизгладимое впечатление.
Первобытные мангровые леса
В этом широком устье сливаются реки Сумиё и Якугати
                                             В этом широком устье сливаются реки Сумиё и Якугати
Сумиётё может похвастаться одним из крупнейших первобытных мангровых лесов в Японии. Занимая площадь в 71 гектар, на территории Японии этот лес уступает по размеру только мангровому лесу в Ириомотэдзиме. В соседнем Мангровом парке Куросио-но-Мори есть выставочный зал и смотровая площадка, а также прокат каноэ для тех, кто хочет увидеть мангровые заросли поближе.
Collapse )
самурай

Наполовину японцы в Японии. Интервью с создателем нашумевшего фильма «Хафу»...

Документальный фильм «Хафу» (Hafu, 2013) описывает жизнь пяти человек, у каждого из которых один из родителей является японцем. Режиссёр Нисикура Мэгуми рассказала Nippon.com о фильме и о том, что сподвигло её на его создание.
Нисикура Мэгуми
Режиссёр-постановщик. Родилась в Токио в 1980 г. До 4-х лет жила в Японии, в префектуре Тиба, затем на Филиппинах, в Китае, Токио и на Гаваях, после чего поступила в Нью-йоркский университет, где изучала кинопроизводство. В 2006 г. вернулась в Японию для получения степени магистра по иренологии в Международном Христианском университете (ICU). В 2009 г. присоединилась к видеопроизводству на тему проблем окружающей среды в Японии для Университета ООН (UNU). Примерно в то же время начала снимать фильм «Хафу» вместе с Такаги Ларой. В 2013 г. фильм дебютировал в США (в апреле) и в Японии (в октябре).
Collapse )
самурай

Сайгё - японский поэт и буддийский монах, известный создатель в стихотворной форме танка...

Считается, что для японцев Басё - все равно как для русских Пушкин. Хотя одним Басё японская литература не исчерпывается, конечно. Есть мнение, что величайший поэт и дзенский мастер Рёкан Тайгу по масштабу таланта и глубине философской мысли был выше Басё. Но кроме двух этих вершин японской литературы были и другие имена, и одно из них - Сайгё (Saigyō Hōshi), один из известнейших и популярнейших создателей танка.   Уже при жизни Сайге был окружен великой славой, в дальнейшем она все продолжала расти. Книга его стихов "Горная хижина" была введена в круг чтения, обязательный для каждого культурного человека, а лучшие поэты Японии восхищались творчеством Сайге и изучали его. В их числе были Басе, Бусон и Рёкан. О Сайге уже вскоре после его смерти стали создавать легенды, а художники изображали его странствия на свитках картин. Пятьдесят лет Сайге был буддийским монахом. По слухам, он не пользовался особой славой как знаток священного писания и религиозный учитель. Его буддистские стихи не дидактичны, мир для Сайге полон грустной прелести и обаяния, он не в силах отринуть прекрасное. Поэзия его кристально ясна и проста, но вмещает в себе сложнейший мир мыслей и чувств. Буддийский монах, он был влюблен в красоту природы до одержимости. Он по происхождению был воином, но ненавидел войну. Он певец печали, сумерек и одиночества, стремился к спокойному созерцанию. Конечно, Сайге не был безродным нищим монахом и даже высшие феодалы принимали его с почетом.
Времена года. Весна
Сложил в первое утро весны
Окончился год.
Заснул я в тоске ожиданья,
Мне снилось всю ночь:
"Весна пришла". А наутро
Сбылся мой вещий сон.
***
Зубцы дальних гор
Подернулись легкой дымкой.
Весть подают:
Вот он, настал наконец
Первый весенний рассвет.
***
Замкнутый между скал,
Начал подтаивать лед
В это весеннее утро,
Вода, пробиваясь сквозь мох,
Ощупью ищет дорогу.
***
© Сайгё
Сайгё (1118 - 1190)
Сайгё (1118 - 1190) родился в аристократической семье в период заката эпохи Хэйан. Отец будущего поэта принадлежал к северной ветви клана Фудзивара, а мать происходила из рода Минамото. Подлинное имя поэта - Сато Норикиё. Семья поэта сохранила наследственные связи с военными феодалами и в то же время была тесно спаяна со старой придворной служилой аристократией.
[Нажмите, чтобы прочитать дальше...]

Биография Сайге окружена дымкой легенд, он вырос в Хэйане (Киото), с малых лет прекрасно владел оружием. Был силен и ловок, отличался в игре с ножным мячом, метко стрелял в цель. В то же время изучал китайскою классику - историю, философию, поэзию и рано осознал свое поэтическое призвание. В 1140 году Сайге пошел на решительный шаг, требовавший большой силы воли. Он постригся в монахи, оставив вассальную службу и, по некоторым сведениям, семью - жену и маленькую дочь. Годы спустя Сайге, как рассказывают, увидел свою жену, тоже принявшую постриг, и пролил слезы. Уходя, он сложил прощальную песню:


Жалеешь о нем...
Но сожалений не стоит
Наш суетный мир.
Себя самого отринув,
Быть может, себя спасешь.

Сайгё (1118 - 1190)
Поэт бежал от людей и тянулся к ним, он поэт мысли, но даже достигая больших философских глубин, равнодушно мыслить он не может. Его картины природы - пейзаж души. Скорбь Сайге пронзительна, радость постижения красоты обжигает болью.


"Цветы, кукушка, луна, снег – все, что манит нас, – пустота, хотя заполняет глаза и уши. Но разве родившиеся из нее стихи не истинные слова? Когда пишешь о цветах, ведь не думаешь, что это на самом деле цветы. Когда говоришь о луне, ведь не думаешь что это на самом деле луна. Вот и мы, следуя внутреннему зову, сочиняем стихи. Упадет красная радуга, и кажется, будто пустое небо окрасилось. Засветит ясное солнце, и кажется, будто пустое небо озаряется. Но ведь небо само по себе не окрашивается и само по себе не озаряется. Вот и в моей душе, как в пустом небе, разные вещи окрашиваются в разные тона, не оставляя следа. Да лишь такие стихи и воплощают истину Будды".

© Сайгё, из "Биографии Мёэ", записанной его учеником Кикай.
Сайгё (1118 - 1190)
Памятник на могиле поэта


***
Зимняя луна озаряет сад
Глубокой зимой
Как слепительно ярко
Блещет лунный свет!
В саду, где нет водоема,
Он стелется, словно лед.
Соколиная охота в снежную пору
Густо падает снег
В темноте не увидишь,
Где затаился фазан.
Только крыльев внезапный вспорх
Да ястреба колокольчик.
***



Соловьи под дождем
Соловьи на ветвях
Плачут, не просыхая,
Под весенним дождем.
Капли в чаще бамбука ...
Может быть, слезы?
***
Соловьи в сельском уединении
Голоса соловьев
Повсюду сочатся сквозь дымку ...
Такая стоит тишина.
Не часто встретишь людей
Весною в горном селенье.
***
Если б замолкли голоса соловьев в долине, где я живу
Когда б улетели прочь,
Покинув старые гнезда,
Долины моей соловьи,
Тогда бы я сам вместо них
Слезы выплакал в песне.
***
Оставили соловьи
Меня одного в долине,
Чтоб старые гнезда стеречь,
А сами, не умолкая,
Поют на соседних холмах.
***
Песня весны
Вижу я, растопились
На высоких вершинах гор
Груды зимнего снега.
По реке «Голубой водопад»
Побежали белые волны.
***


Дымка на морском побережье
На морском берегу,
Где солеварни курятся,
Потемнела даль,
Будто схватился в борьбе
Дым с весенним туманом.
***
Вспоминаю минувшее во время сбора молодых трав
Туман на поле,
Где молодые травы собирают,
До чего он печален!
Словно прячется юность моя
Там, вдали, за его завесой.
***
Слива возле горной хижины
Скоро ли кто-то придет
Ароматом ее насладится?
Слива возле плетня.
Ждет в деревушке горной,
Пока не осыплется до конца.
***

Цветущая слива возле старой кровли
Невольно душе мила
Обветшалая эта застреха.
Рядом слива цветет.
Я понял сердце того,
Кто раньше жил в этом доме.
***
Приди же скорей
В мой приют одинокий!
Сливы в полном цвету.
Ради такого случая
И чужой навестил бы...
***


Летят дикие гуси
Словно приписка
В самом конце посланья -
Несколько знаков...
Отбились в пути от своих
Перелетные гуси.
***
Ивы под дождем
Зыблются все быстрей,
Чтоб ветер их просушил,
Спутаны, переплелись,
Вымокли под весенним дождем
Нити зеленой ивы.
***
Прибрежные ивы
Окрасилось дно реки
Глубоким зеленым цветом.
Словно бежит волна,
Когда трепещут под ветром
Ивы на берегу.
***

Жду, когда зацветут вишни
В горах Ёсино
На ветках вишневых деревьев
Россыпь снежка.
Нерадостный выдался год!
Боюсь, цветы запоздают.
***
Шел я в небесную даль,
Куда, я и сам не знаю,
И увидал наконец:
Меня обмануло облако...
Прикинулось вишней в цвету.
***
В горах Ёсино
Долго, долго блуждал я
За облаком вслед.
Цветы весенние вишен
я видел - в сердце моем.
***

Из многих моих стихотворений о вишневых цветах
Дорогу переменю,
Что прошлой весной пометил
В глубинах гор Ёсино!
С неведомой мне стороны
Взгляну на цветущие вишни.
***
Горы Ёсино!
Там видел я ветки вишен
В облаках цветов,
И с этого дня разлучилось
Со мною сердце мое.
***
Куда унеслось ты,
Сердце мое? Погоди!
Горные вишни
Осыплются, - ты опять
Вернешься в свое жилище.
***
Увлечено цветами,
Как сердце мое могло
Остаться со мною?
Разве не думал я,
Что все земное отринул?
***
Ах, если бы в нашем мире
Не пряталась в тучи луна,
Не облетали вишни!
Тогда б я спокойно жил,
Без этой вечной тревоги...
***
О, пусть я умру
Под сенью вишневых цветов!
Покину наш мир
Весенней порой "кисараги"
При свете полной луны.
***
Когда я любовался цветами на заре, пели соловьи
Верно, вишен цветы
Окраску свою подарили
Голосам соловьев.
Как нежно они звучат
На весеннем рассвете!
***
Увидев старую вишню, бедную цветами
С особым волненьем смотрю...
На старом вишневом дереве
Печальны даже цветы!
Скажи, сколько новых весен
Тебе осталось встречать?
***
Когда слагали стихи на тему картины на ширмах, я написал о тех людях, что лишь издали смотрят, как сановники Весеннего дворца толпятся вокруг цветущих вишен
Под сенью ветвей
Толпа придворных любуется...
Вишня в цвету!
Другие смотрят лишь издали.
Им жалко ее аромата.
***

Из многих моих песен на тему: "Облетевшие вишни"
Слишком долго глядел!
К вишневым цветам незаметно
Я прилепился душой.
Облетели... Осталась одна
Печаль неизбежной разлуки.
***
Горные розы
В горькой обиде
На того, кто их посадил
Над стремниной потока,
Сломленные волной,
Падают горные розы.
***
Стихи, сочиненные в канун первого дня третьей луны
Весна уходит...
Не может удержать ее
Вечерний сумрак.
Не оттого ли он сейчас
Прекрасней утренней зари?
***

ПЕСНИ ЛЮБВИ
Далеко от всех,
В ущелье меж горных скал,
Один, совсем один,
Незрим для взоров людских,
Предамся тоскующей думе.
***
На летнем лугу,
Раздвигая густые травы,
Блуждает олень,
И беззвучно, безмолвно
Сыплются капли росы.
***
Пришлось разлучиться нам,
Но образ ее нигде, никогда
Я позабыть не смогу.
Она оставила мне луну
Стражем воспоминаний.
***
Предрассветный месяц
Растревожил память о разлуке.
Я не мог решиться!
Так уходит, покоряясь ветру,
Облако на утренней заре.
***
Она не пришла,
А уж в голосе ветра
Слышится ночь.
Как грустно вторят ему
Крики пролетных гусей!

ЛЕТО
К старым корням
Вернулся весенний цвет.
Горы Ёсино
Проводили его и ушли
В страну, где лето царит.
***
Цветы унохана в ночную пору
Пускай нет в небе луны!
Обманчивей лунного света
Цветы унохана.
Чудится, будто ночью
Кто-то белит холсты.
***

Стихи о кукушке
Слышу, кукушка
С самой далекой вершины
Держит дорогу.
Голос к подножию гор
Падает с высоты.
***
"Кукушки мы не слыхали,
А близок уже рассвет!" -
На всех написано лицах...
И вдруг - будто ждали его! -
Раздался крик петуха.
***
Еще не слышна ты,
Но ждать я буду вот здесь
Тебя, кукушка!
На поле Ямада-но хара
Роща криптомерий.
***

Дожди пятой луны
Мелкий бамбук заглушил
Рисовые поля деревушки.
Протоптанная тропа
Снова стала болотом
В этот месяц долгих дождей.
***
Дожди все льются...
Ростки на рисовых полях,
Что будет с вами?
Водой нахлынувшей размыта,
Обрушилась земля плотин.
***
Болотный пастушок в глубине гор
Должно быть, лесоруб
Пришел просить ночлега,
В дверь хижины стучит?
Нет, это в сумерках кричал
Болотный пастушок.
***
Стихотворение на тему: "Путник идет в густой траве"
Путник еле бредет
Сквозь заросли... Так густеют
Травы летних полей!
Стебли ему на затылок
Сбили плетеную шляпу.
***
Источник возле горной хижины
Лишь веянья ветерка
Под сенью ветвей отцветших
Я жду не дождусь теперь,
Снова в горном источнике
Воды зачерпну пригоршню...
***
Смотрю на луну в источнике
Пригоршню воды зачерпнул.
Вижу в горном источнике
Сияющий круг луны,
Но тщетно тянутся руки
К неуловимому зеркалу.

самурай

Сайгё - японский поэт и буддийский монах, известный создатель в стихотворной форме танка ...

Считается, что для японцев Басё - все равно как для русских Пушкин. Хотя одним Басё японская литература не исчерпывается, конечно. Есть мнение, что величайший поэт и дзенский мастер Рёкан Тайгу по масштабу таланта и глубине философской мысли был выше Басё. Но кроме двух этих вершин японской литературы были и другие имена, и одно из них - Сайгё (Saigyō Hōshi), один из известнейших и популярнейших создателей танка. Уже при жизни Сайге был окружен великой славой, в дальнейшем она все продолжала расти. Книга его стихов "Горная хижина" была введена в круг чтения, обязательный для каждого культурного человека, а лучшие поэты Японии восхищались творчеством Сайге и изучали его. В их числе были Басе, Бусон и Рёкан. О Сайге уже вскоре после его смерти стали создавать легенды, а художники изображали его странствия на свитках картин. Пятьдесят лет Сайге был буддийским монахом. По слухам, он не пользовался особой славой как знаток священного писания и религиозный учитель. Его буддистские стихи не дидактичны, мир для Сайге полон грустной прелести и обаяния, он не в силах отринуть прекрасное. Поэзия его кристально ясна и проста, но вмещает в себе сложнейший мир мыслей и чувств. Буддийский монах, он был влюблен в красоту природы до одержимости. Он по происхождению был воином, но ненавидел войну. Он певец печали, сумерек и одиночества, стремился к спокойному созерцанию. Конечно, Сайге не был безродным нищим монахом и даже высшие феодалы принимали его с почетом.
Времена года. Весна
Сложил в первое утро весны
Окончился год.
Заснул я в тоске ожиданья,
Мне снилось всю ночь:
"Весна пришла". А наутро
Сбылся мой вещий сон.
***
Зубцы дальних гор
Подернулись легкой дымкой.
Весть подают:
Вот он, настал наконец
Первый весенний рассвет.
***
Замкнутый между скал,
Начал подтаивать лед
В это весеннее утро,
Вода, пробиваясь сквозь мох,
Ощупью ищет дорогу.
***
© Сайгё
Сайгё (1118 - 1190)
Сайгё (1118 - 1190) родился в аристократической семье в период заката эпохи Хэйан. Отец будущего поэта принадлежал к северной ветви клана Фудзивара, а мать происходила из рода Минамото. Подлинное имя поэта - Сато Норикиё. Семья поэта сохранила наследственные связи с военными феодалами и в то же время была тесно спаяна со старой придворной служилой аристократией.
[Нажмите, чтобы прочитать дальше...]

Биография Сайге окружена дымкой легенд, он вырос в Хэйане (Киото), с малых лет прекрасно владел оружием. Был силен и ловок, отличался в игре с ножным мячом, метко стрелял в цель. В то же время изучал китайскою классику - историю, философию, поэзию и рано осознал свое поэтическое призвание. В 1140 году Сайге пошел на решительный шаг, требовавший большой силы воли. Он постригся в монахи, оставив вассальную службу и, по некоторым сведениям, семью - жену и маленькую дочь. Годы спустя Сайге, как рассказывают, увидел свою жену, тоже принявшую постриг, и пролил слезы. Уходя, он сложил прощальную песню:


Жалеешь о нем...
Но сожалений не стоит
Наш суетный мир.
Себя самого отринув,
Быть может, себя спасешь.

Сайгё (1118 - 1190)
Поэт бежал от людей и тянулся к ним, он поэт мысли, но даже достигая больших философских глубин, равнодушно мыслить он не может. Его картины природы - пейзаж души. Скорбь Сайге пронзительна, радость постижения красоты обжигает болью.


"Цветы, кукушка, луна, снег – все, что манит нас, – пустота, хотя заполняет глаза и уши. Но разве родившиеся из нее стихи не истинные слова? Когда пишешь о цветах, ведь не думаешь, что это на самом деле цветы. Когда говоришь о луне, ведь не думаешь что это на самом деле луна. Вот и мы, следуя внутреннему зову, сочиняем стихи. Упадет красная радуга, и кажется, будто пустое небо окрасилось. Засветит ясное солнце, и кажется, будто пустое небо озаряется. Но ведь небо само по себе не окрашивается и само по себе не озаряется. Вот и в моей душе, как в пустом небе, разные вещи окрашиваются в разные тона, не оставляя следа. Да лишь такие стихи и воплощают истину Будды".

© Сайгё, из "Биографии Мёэ", записанной его учеником Кикай.
Сайгё (1118 - 1190)
Памятник на могиле поэта


***
Зимняя луна озаряет сад
Глубокой зимой
Как слепительно ярко
Блещет лунный свет!
В саду, где нет водоема,
Он стелется, словно лед.
Соколиная охота в снежную пору
Густо падает снег
В темноте не увидишь,
Где затаился фазан.
Только крыльев внезапный вспорх
Да ястреба колокольчик.
***



Соловьи под дождем
Соловьи на ветвях
Плачут, не просыхая,
Под весенним дождем.
Капли в чаще бамбука ...
Может быть, слезы?
***
Соловьи в сельском уединении
Голоса соловьев
Повсюду сочатся сквозь дымку ...
Такая стоит тишина.
Не часто встретишь людей
Весною в горном селенье.
***
Если б замолкли голоса соловьев в долине, где я живу
Когда б улетели прочь,
Покинув старые гнезда,
Долины моей соловьи,
Тогда бы я сам вместо них
Слезы выплакал в песне.
***
Оставили соловьи
Меня одного в долине,
Чтоб старые гнезда стеречь,
А сами, не умолкая,
Поют на соседних холмах.
***
Песня весны
Вижу я, растопились
На высоких вершинах гор
Груды зимнего снега.
По реке «Голубой водопад»
Побежали белые волны.
***


Дымка на морском побережье
На морском берегу,
Где солеварни курятся,
Потемнела даль,
Будто схватился в борьбе
Дым с весенним туманом.
***
Вспоминаю минувшее во время сбора молодых трав
Туман на поле,
Где молодые травы собирают,
До чего он печален!
Словно прячется юность моя
Там, вдали, за его завесой.
***
Слива возле горной хижины
Скоро ли кто-то придет
Ароматом ее насладится?
Слива возле плетня.
Ждет в деревушке горной,
Пока не осыплется до конца.
***

Цветущая слива возле старой кровли
Невольно душе мила
Обветшалая эта застреха.
Рядом слива цветет.
Я понял сердце того,
Кто раньше жил в этом доме.
***
Приди же скорей
В мой приют одинокий!
Сливы в полном цвету.
Ради такого случая
И чужой навестил бы...
***


Летят дикие гуси
Словно приписка
В самом конце посланья -
Несколько знаков...
Отбились в пути от своих
Перелетные гуси.
***
Ивы под дождем
Зыблются все быстрей,
Чтоб ветер их просушил,
Спутаны, переплелись,
Вымокли под весенним дождем
Нити зеленой ивы.
***
Прибрежные ивы
Окрасилось дно реки
Глубоким зеленым цветом.
Словно бежит волна,
Когда трепещут под ветром
Ивы на берегу.
***

Жду, когда зацветут вишни
В горах Ёсино
На ветках вишневых деревьев
Россыпь снежка.
Нерадостный выдался год!
Боюсь, цветы запоздают.
***
Шел я в небесную даль,
Куда, я и сам не знаю,
И увидал наконец:
Меня обмануло облако...
Прикинулось вишней в цвету.
***
В горах Ёсино
Долго, долго блуждал я
За облаком вслед.
Цветы весенние вишен
я видел - в сердце моем.
***

Из многих моих стихотворений о вишневых цветах
Дорогу переменю,
Что прошлой весной пометил
В глубинах гор Ёсино!
С неведомой мне стороны
Взгляну на цветущие вишни.
***
Горы Ёсино!
Там видел я ветки вишен
В облаках цветов,
И с этого дня разлучилось
Со мною сердце мое.
***
Куда унеслось ты,
Сердце мое? Погоди!
Горные вишни
Осыплются, - ты опять
Вернешься в свое жилище.
***
Увлечено цветами,
Как сердце мое могло
Остаться со мною?
Разве не думал я,
Что все земное отринул?
***
Ах, если бы в нашем мире
Не пряталась в тучи луна,
Не облетали вишни!
Тогда б я спокойно жил,
Без этой вечной тревоги...
***
О, пусть я умру
Под сенью вишневых цветов!
Покину наш мир
Весенней порой "кисараги"
При свете полной луны.
***
Когда я любовался цветами на заре, пели соловьи
Верно, вишен цветы
Окраску свою подарили
Голосам соловьев.
Как нежно они звучат
На весеннем рассвете!
***
Увидев старую вишню, бедную цветами
С особым волненьем смотрю...
На старом вишневом дереве
Печальны даже цветы!
Скажи, сколько новых весен
Тебе осталось встречать?
***
Когда слагали стихи на тему картины на ширмах, я написал о тех людях, что лишь издали смотрят, как сановники Весеннего дворца толпятся вокруг цветущих вишен
Под сенью ветвей
Толпа придворных любуется...
Вишня в цвету!
Другие смотрят лишь издали.
Им жалко ее аромата.
***

Из многих моих песен на тему: "Облетевшие вишни"
Слишком долго глядел!
К вишневым цветам незаметно
Я прилепился душой.
Облетели... Осталась одна
Печаль неизбежной разлуки.
***
Горные розы
В горькой обиде
На того, кто их посадил
Над стремниной потока,
Сломленные волной,
Падают горные розы.
***
Стихи, сочиненные в канун первого дня третьей луны
Весна уходит...
Не может удержать ее
Вечерний сумрак.
Не оттого ли он сейчас
Прекрасней утренней зари?
***

ПЕСНИ ЛЮБВИ
Далеко от всех,
В ущелье меж горных скал,
Один, совсем один,
Незрим для взоров людских,
Предамся тоскующей думе.
***
На летнем лугу,
Раздвигая густые травы,
Блуждает олень,
И беззвучно, безмолвно
Сыплются капли росы.
***
Пришлось разлучиться нам,
Но образ ее нигде, никогда
Я позабыть не смогу.
Она оставила мне луну
Стражем воспоминаний.
***
Предрассветный месяц
Растревожил память о разлуке.
Я не мог решиться!
Так уходит, покоряясь ветру,
Облако на утренней заре.
***
Она не пришла,
А уж в голосе ветра
Слышится ночь.
Как грустно вторят ему
Крики пролетных гусей!

ЛЕТО
К старым корням
Вернулся весенний цвет.
Горы Ёсино
Проводили его и ушли
В страну, где лето царит.
***
Цветы унохана в ночную пору
Пускай нет в небе луны!
Обманчивей лунного света
Цветы унохана.
Чудится, будто ночью
Кто-то белит холсты.
***

Стихи о кукушке
Слышу, кукушка
С самой далекой вершины
Держит дорогу.
Голос к подножию гор
Падает с высоты.
***
"Кукушки мы не слыхали,
А близок уже рассвет!" -
На всех написано лицах...
И вдруг - будто ждали его! -
Раздался крик петуха.
***
Еще не слышна ты,
Но ждать я буду вот здесь
Тебя, кукушка!
На поле Ямада-но хара
Роща криптомерий.
***

Дожди пятой луны
Мелкий бамбук заглушил
Рисовые поля деревушки.
Протоптанная тропа
Снова стала болотом
В этот месяц долгих дождей.
***
Дожди все льются...
Ростки на рисовых полях,
Что будет с вами?
Водой нахлынувшей размыта,
Обрушилась земля плотин.
***
Болотный пастушок в глубине гор
Должно быть, лесоруб
Пришел просить ночлега,
В дверь хижины стучит?
Нет, это в сумерках кричал
Болотный пастушок.
***
Стихотворение на тему: "Путник идет в густой траве"
Путник еле бредет
Сквозь заросли... Так густеют
Травы летних полей!
Стебли ему на затылок
Сбили плетеную шляпу.
***
Источник возле горной хижины
Лишь веянья ветерка
Под сенью ветвей отцветших
Я жду не дождусь теперь,
Снова в горном источнике
Воды зачерпну пригоршню...
***
Смотрю на луну в источнике
Пригоршню воды зачерпнул.
Вижу в горном источнике
Сияющий круг луны,
Но тщетно тянутся руки
К неуловимому зеркалу.
***
переводы Веры Марковой



самурай

Сайгё - японский поэт и монах

Считается, что для японцев Басё - все равно как для русских Пушкин. Хотя одним Басё японская литература не исчерпывается, конечно. Есть мнение, что величайший поэт и дзенский мастер Рёкан Тайгу по масштабу таланта и глубине философской мысли был выше Басё. Но кроме двух этих вершин японской литературы были и другие имена, и одно из них - Сайгё (Saigyō Hōshi), один из известнейших и популярнейших создателей танка. Уже при жизни Сайге был окружен великой славой, в дальнейшем она все продолжала расти. Книга его стихов "Горная хижина" была введена в круг чтения, обязательный для каждого культурного человека, а лучшие поэты Японии восхищались творчеством Сайге и изучали его. В их числе были Басе, Бусон и Рёкан. О Сайге уже вскоре после его смерти стали создавать легенды, а художники изображали его странствия на свитках картин. Пятьдесят лет Сайге был буддийским монахом. По слухам, он не пользовался особой славой как знаток священного писания и религиозный учитель. Его буддистские стихи не дидактичны, мир для Сайге полон грустной прелести и обаяния, он не в силах отринуть прекрасное. Поэзия его кристально ясна и проста, но вмещает в себе сложнейший мир мыслей и чувств. Буддийский монах, он был влюблен в красоту природы до одержимости. Он по происхождению был воином, но ненавидел войну. Он певец печали, сумерек и одиночества, стремился к спокойному созерцанию. Конечно, Сайге не был безродным нищим монахом и даже высшие феодалы принимали его с почетом.
Времена года. Весна
Сложил в первое утро весны
Окончился год.
Заснул я в тоске ожиданья,
Мне снилось всю ночь:
"Весна пришла". А наутро
Сбылся мой вещий сон.
***
Зубцы дальних гор
Подернулись легкой дымкой.
Весть подают:
Вот он, настал наконец
Первый весенний рассвет.
***
Замкнутый между скал,
Начал подтаивать лед
В это весеннее утро,
Вода, пробиваясь сквозь мох,
Ощупью ищет дорогу.
***
© Сайгё
Сайгё (1118 - 1190)
Сайгё (1118 - 1190) родился в аристократической семье в период заката эпохи Хэйан. Отец будущего поэта принадлежал к северной ветви клана Фудзивара, а мать происходила из рода Минамото. Подлинное имя поэта - Сато Норикиё. Семья поэта сохранила наследственные связи с военными феодалами и в то же время была тесно спаяна со старой придворной служилой аристократией.
[Нажмите, чтобы прочитать дальше...]

Биография Сайге окружена дымкой легенд, он вырос в Хэйане (Киото), с малых лет прекрасно владел оружием. Был силен и ловок, отличался в игре с ножным мячом, метко стрелял в цель. В то же время изучал китайскою классику - историю, философию, поэзию и рано осознал свое поэтическое призвание. В 1140 году Сайге пошел на решительный шаг, требовавший большой силы воли. Он постригся в монахи, оставив вассальную службу и, по некоторым сведениям, семью - жену и маленькую дочь. Годы спустя Сайге, как рассказывают, увидел свою жену, тоже принявшую постриг, и пролил слезы. Уходя, он сложил прощальную песню:



Жалеешь о нем...
Но сожалений не стоит
Наш суетный мир.
Себя самого отринув,
Быть может, себя спасешь.


Сайгё (1118 - 1190)
Поэт бежал от людей и тянулся к ним, он поэт мысли, но даже достигая больших философских глубин, равнодушно мыслить он не может. Его картины природы - пейзаж души. Скорбь Сайге пронзительна, радость постижения красоты обжигает болью.



"Цветы, кукушка, луна, снег – все, что манит нас, – пустота, хотя заполняет глаза и уши. Но разве родившиеся из нее стихи не истинные слова? Когда пишешь о цветах, ведь не думаешь, что это на самом деле цветы. Когда говоришь о луне, ведь не думаешь что это на самом деле луна. Вот и мы, следуя внутреннему зову, сочиняем стихи. Упадет красная радуга, и кажется, будто пустое небо окрасилось. Засветит ясное солнце, и кажется, будто пустое небо озаряется. Но ведь небо само по себе не окрашивается и само по себе не озаряется. Вот и в моей душе, как в пустом небе, разные вещи окрашиваются в разные тона, не оставляя следа. Да лишь такие стихи и воплощают истину Будды".

© Сайгё, из "Биографии Мёэ", записанной его учеником Кикай.
Сайгё (1118 - 1190)
Памятник на могиле поэта



***
Зимняя луна озаряет сад
Глубокой зимой
Как слепительно ярко
Блещет лунный свет!
В саду, где нет водоема,
Он стелется, словно лед.
Соколиная охота в снежную пору
Густо падает снег
В темноте не увидишь,
Где затаился фазан.
Только крыльев внезапный вспорх
Да ястреба колокольчик.
***





Соловьи под дождем
Соловьи на ветвях
Плачут, не просыхая,
Под весенним дождем.
Капли в чаще бамбука ...
Может быть, слезы?
***
Соловьи в сельском уединении
Голоса соловьев
Повсюду сочатся сквозь дымку ...
Такая стоит тишина.
Не часто встретишь людей
Весною в горном селенье.
***
Если б замолкли голоса соловьев в долине, где я живу
Когда б улетели прочь,
Покинув старые гнезда,
Долины моей соловьи,
Тогда бы я сам вместо них
Слезы выплакал в песне.
***
Оставили соловьи
Меня одного в долине,
Чтоб старые гнезда стеречь,
А сами, не умолкая,
Поют на соседних холмах.
***
Песня весны
Вижу я, растопились
На высоких вершинах гор
Груды зимнего снега.
По реке «Голубой водопад»
Побежали белые волны.
***






Дымка на морском побережье
На морском берегу,
Где солеварни курятся,
Потемнела даль,
Будто схватился в борьбе
Дым с весенним туманом.
***
Вспоминаю минувшее во время сбора молодых трав
Туман на поле,
Где молодые травы собирают,
До чего он печален!
Словно прячется юность моя
Там, вдали, за его завесой.
***
Слива возле горной хижины
Скоро ли кто-то придет
Ароматом ее насладится?
Слива возле плетня.
Ждет в деревушке горной,
Пока не осыплется до конца.
***








Цветущая слива возле старой кровли
Невольно душе мила
Обветшалая эта застреха.
Рядом слива цветет.
Я понял сердце того,
Кто раньше жил в этом доме.
***
Приди же скорей
В мой приют одинокий!
Сливы в полном цвету.
Ради такого случая
И чужой навестил бы...
***







Летят дикие гуси
Словно приписка
В самом конце посланья -
Несколько знаков...
Отбились в пути от своих
Перелетные гуси.
***
Ивы под дождем
Зыблются все быстрей,
Чтоб ветер их просушил,
Спутаны, переплелись,
Вымокли под весенним дождем
Нити зеленой ивы.
***
Прибрежные ивы
Окрасилось дно реки
Глубоким зеленым цветом.
Словно бежит волна,
Когда трепещут под ветром
Ивы на берегу.
***








Жду, когда зацветут вишни
В горах Ёсино
На ветках вишневых деревьев
Россыпь снежка.
Нерадостный выдался год!
Боюсь, цветы запоздают.
***
Шел я в небесную даль,
Куда, я и сам не знаю,
И увидал наконец:
Меня обмануло облако...
Прикинулось вишней в цвету.
***
В горах Ёсино
Долго, долго блуждал я
За облаком вслед.
Цветы весенние вишен
я видел - в сердце моем.
***







Из многих моих стихотворений о вишневых цветах
Дорогу переменю,
Что прошлой весной пометил
В глубинах гор Ёсино!
С неведомой мне стороны
Взгляну на цветущие вишни.
***
Горы Ёсино!
Там видел я ветки вишен
В облаках цветов,
И с этого дня разлучилось
Со мною сердце мое.
***
Куда унеслось ты,
Сердце мое? Погоди!
Горные вишни
Осыплются, - ты опять
Вернешься в свое жилище.
***
Увлечено цветами,
Как сердце мое могло
Остаться со мною?
Разве не думал я,
Что все земное отринул?
***
Ах, если бы в нашем мире
Не пряталась в тучи луна,
Не облетали вишни!
Тогда б я спокойно жил,
Без этой вечной тревоги...
***
О, пусть я умру
Под сенью вишневых цветов!
Покину наш мир
Весенней порой "кисараги"
При свете полной луны.
***







Когда я любовался цветами на заре, пели соловьи
Верно, вишен цветы
Окраску свою подарили
Голосам соловьев.
Как нежно они звучат
На весеннем рассвете!
***
Увидев старую вишню, бедную цветами
С особым волненьем смотрю...
На старом вишневом дереве
Печальны даже цветы!
Скажи, сколько новых весен
Тебе осталось встречать?
***
Когда слагали стихи на тему картины на ширмах, я написал о тех людях, что лишь издали смотрят, как сановники Весеннего дворца толпятся вокруг цветущих вишен
Под сенью ветвей
Толпа придворных любуется...
Вишня в цвету!
Другие смотрят лишь издали.
Им жалко ее аромата.
***








Из многих моих песен на тему: "Облетевшие вишни"
Слишком долго глядел!
К вишневым цветам незаметно
Я прилепился душой.
Облетели... Осталась одна
Печаль неизбежной разлуки.
***
Горные розы
В горькой обиде
На того, кто их посадил
Над стремниной потока,
Сломленные волной,
Падают горные розы.
***
Стихи, сочиненные в канун первого дня третьей луны
Весна уходит...
Не может удержать ее
Вечерний сумрак.
Не оттого ли он сейчас
Прекрасней утренней зари?
***







ПЕСНИ ЛЮБВИ
Далеко от всех,
В ущелье меж горных скал,
Один, совсем один,
Незрим для взоров людских,
Предамся тоскующей думе.
***
На летнем лугу,
Раздвигая густые травы,
Блуждает олень,
И беззвучно, безмолвно
Сыплются капли росы.
***
Пришлось разлучиться нам,
Но образ ее нигде, никогда
Я позабыть не смогу.
Она оставила мне луну
Стражем воспоминаний.
***
Предрассветный месяц
Растревожил память о разлуке.
Я не мог решиться!
Так уходит, покоряясь ветру,
Облако на утренней заре.
***
Она не пришла,
А уж в голосе ветра
Слышится ночь.
Как грустно вторят ему
Крики пролетных гусей!
***







ЛЕТО
К старым корням
Вернулся весенний цвет.
Горы Ёсино
Проводили его и ушли
В страну, где лето царит.
***
Цветы унохана в ночную пору
Пускай нет в небе луны!
Обманчивей лунного света
Цветы унохана.
Чудится, будто ночью
Кто-то белит холсты.
***








Стихи о кукушке
Слышу, кукушка
С самой далекой вершины
Держит дорогу.
Голос к подножию гор
Падает с высоты.
***
"Кукушки мы не слыхали,
А близок уже рассвет!" -
На всех написано лицах...
И вдруг - будто ждали его! -
Раздался крик петуха.
***
Еще не слышна ты,
Но ждать я буду вот здесь
Тебя, кукушка!
На поле Ямада-но хара
Роща криптомерий.
***







Дожди пятой луны
Мелкий бамбук заглушил
Рисовые поля деревушки.
Протоптанная тропа
Снова стала болотом
В этот месяц долгих дождей.
***
Дожди все льются...
Ростки на рисовых полях,
Что будет с вами?
Водой нахлынувшей размыта,
Обрушилась земля плотин.
***
Болотный пастушок в глубине гор
Должно быть, лесоруб
Пришел просить ночлега,
В дверь хижины стучит?
Нет, это в сумерках кричал
Болотный пастушок.
***







Стихотворение на тему: "Путник идет в густой траве"
Путник еле бредет
Сквозь заросли... Так густеют
Травы летних полей!
Стебли ему на затылок
Сбили плетеную шляпу.
***
Источник возле горной хижины
Лишь веянья ветерка
Под сенью ветвей отцветших
Я жду не дождусь теперь,
Снова в горном источнике
Воды зачерпну пригоршню...
***








Смотрю на луну в источнике
Пригоршню воды зачерпнул.
Вижу в горном источнике
Сияющий круг луны,
Но тщетно тянутся руки
К неуловимому зеркалу.
***
переводы Веры Марковой






Анатолий Булавин

Японский Дарума фестиваль-ярмарка в храмовом комплексе Такахата Фудо (Kongoji Takahata Fudoson).

/фоторепортаж Анатолия Булавина/
Такахата Фудо храм (Takahata Fudoson)
В Японии традиционным новогодним ритуалом является загадывание желания. Только делается это особым образом — японцы, загадывая желание, рисуют глаз безглазой кукле-неваляшке под названием Дарума, и он обязуется исполнить задуманное в течение года. Если желание сбывается, то Дарума получает второй глаз, а если не сбывается — отправляется на сожжение в храме.


 Грандиозный Фестиваль-ярмарка Дарума в западной части Большого Токио в старинном храмовом комплексе Kongoji Takahata Fudoson привлекает каждый новый год большое количество людей, устремление которых нацелены на загадывание сокровенных желаний на текущий год, а ещё, при начинании какого-то важного дела, чтобы этот “волшебник” был помощником в его реализации. Если вы хотите обрести действенный талисман и потом поместить дома куклу Дарума на видном месте, Вам как раз сюда. Куклы Дарума один из известных продуктов, производящихся в этом районе Тама. Дарума, сделанные в течение года, продаются на следующий год, сотни киосков, от восхода до заката, привлекают многих людей в поисках удачи на год вперед.

Такахата Фудо храм (Takahata Fudoson)Такахата Фудо храм (Takahata Fudoson) Парад детей в маскарадных нарядах принцесс и принцев значительно украшают фестиваль в храмовом комплексе Такахата Фудо.
[Нажмите, чтобы прочитать и посмотреть фото дальше...]
Такахата Фудо храм (Takahata Fudoson) Дарума (яп. 達磨 или だるま) — японская традиционная кукла-неваляшка, олицетворяющая Бодхидхарму, в японской синкретической мифологии — божка, приносящего счастье. Кукла делается из дерева, папье-маше или бумаги и не имеет рук и ног: по легенде после девяти лет медитации у Бодхидхармы атрофировались конечности. В монастыре Шаолинь, по преданию, в течение девяти лет он предавался медитации, созерцая стену. С этим связано много общеизвестных историй про чай из оторванных в гневе век Бодхидхармы и про комплекс гимнастики архатов, разработанный чтобы выйти из многолетней медитации, так как отказали ноги. Обычно Дарума продаются в храмах. Принято покупать не более одного Дарума в год. Традиция пришла из Китая во времена Эдо и была особенно популярна среди нагасакских торговцев, принадлежавших к дзен-буддистской школе Обаку, а затем распространилась по всей Японии. Кукла обычно красится в красный цвет, так как в средние века считалось, что красный цвет отпугивает демонов, вызывающих оспу или, реже в зелёный, жёлтый или белый цвета. На ней изображается борода и усы, но глаза рисуются без зрачков. Дарума используется в ежегодном ритуале загадывания желаний: её владелец, загадав желание, рисует зрачок в одном из глаз куклы, при этом приговаривая: “Когда исполнится мое желание, я нарисую тебе второй”. На подбородке Дарума часто рисуется имя её владельца. В течение года Дарума хранится дома на видном месте (рядом с другими домашними объектами поклонения, например, домашним буддистским алтарём буцуданом), чтобы Дарума смотрел на владельца и исполнял желание или помогал ему исполняться… Если к следующему новому году желание сбывается, Дарума дорисовывают второй глаз, а если нет — куклу относят в храм, сжигают и приобретают новую. Сжигание Дарума — это ритуал очищения, чтобы Ками понял, что загадавший желание не отказался от своей цели, а ищет другие пути её реализации. Как правило, сжечь Дарума можно только в храме, где она была приобретена — для этого на ней ставится печать храма.
Такахата Фудо храм (Takahata Fudoson)Как у неваляшки или ваньки-встаньки, у Дарума центр тяжести смещён к низу: если её наклонить, она возвращается в вертикальное положение. Это символизирует непоколебимость стремлений её владельца. В конце 1990-х несколько групп защитников прав человека объявили о том, что безглазые Дарума и связанные с ними ритуалы являются дискриминаций слепых. Хотя не было случаев, чтобы кто-то из слепых действительно счёл это традицию оскорбительной, средства массовой информации ради политкорректности предпочли больше не показывать изображения Дарума без зрачков. Также исчезла традиция во время политических выборов, когда кандидат рисовал зрачок в одном глазу Дарума и после победы дорисовывал второй. Эти моменты также вырезаются при обзоре событий проходящих многочисленных выборов. Поистине, чем больше Вы узнаете о Дарума, тем более интересными они становятся.
Такахата Фудо храм (Takahata Fudoson)Такахата Фудо храм (Takahata Fudoson) С этим Дарума иногда случаются волшебные вещи. Договариваешься с ним, что он даст больше денег (только обязательно “оцифровываешь” это “больше” – конкретную сумму или во сколько раз больше), чем получаешь сегодня в месяц, пишешь на нём эту цифру, зарисовываешь один глаз и ставишь куда-нибудь, чтоб с ним друг друга видеть. И через какое-то время ты понимаешь, что растет бизнес, появляются новые идеи, рождаются новые проекты… А он стоит себе и стоит… Доходишь до какого-то уровня и всё приостанавливается. Смотришь на написанную цифру и понимаешь, что как раз достиг написанного. Зарисовываешь ему второй глаз в благодарность. Берешь на следующий год другого Дарума, договариваешься с ним о следующем результате. И через какое-то время опять все идет вверх. Главное быть реалистом и не злоупотреблять «терпением» Дарума. Верить или нет – Ваше дело! Может это и язычество, но некоторым помогает. Как сказал когда-то Генри Форд: “Если вы верите, что у вас все получится, то вы правы”.
В конце XIX века в Абрамцево (Московская область) художник Сергей Малютин и токарь Василий Звездочкин, взяв за основу фигурку Дарума и принцип точеных деревянных яиц, вкладывающихся одно в одно, создали игрушку,которая теперь известна во всем мире под названием—«МАТРЁШКА».
самурай

Занимательная археология. Необъяснимые артефакты...

Три удлиненных черепа обнаружили в Антарктиде.

Археолог Дамиан Уотерс и его команда обнаружили три удлиненных черепа в регионе Ла Паил (Paille), Антарктида, сообщает americanlivewire.com. Открытие стало полной неожиданностью для мира археологии, поскольку черепа являются первыми человеческими останками, обнаруженными в Антарктике, и считалось, что континент никогда не посещали люди до современной эпохи.   «Мы просто не можем в это поверить! Мы не просто нашли человеческие останки на Антарктиде, мы обнаружили, удлиненные черепа! Я должен ущипнуть себя каждый раз, когда я просыпаюсь, я просто не могу в это поверить! Это заставит пересмотреть наш взгляд на историю человечества в целом!» - взволнованно объясняет М. Уотерс.  Как известно, ранее удлиненные черепа были найдены в Перу и в Египте.  Но это открытие совершенно невероятное. Оно показывает, что существовал контакт тысячи лет назад между цивилизациями в Африке, Южной Америке и Антарктиде.

Гигантский отпечаток обнаружен в Южной Африке

Он находится недалеко от города Мпалузи, недалеко от границы Свазиленда. По оценкам, время, когда этот отпечаток был оставлен, составляет не менее 200 млн. лет. Геологи удивились этому гигантскому отпечатку ноги  около 120 см в длину. Это может быть одним из лучших свидетельств тому, что на Земле в незапамятное время существовали гиганты. В том что, след сейчас находится в вертикальной плоскости удивительного нет - это объясняется сдвигом тектонических плит. Несколько подобных образований находятся в Индии и Австралии.

[Нажмите, чтобы прочитать дальше...]

Каменная тарелка из Непала

Тарелкой Лоладоффа называют каменное блюдо, чей возраст превышает 12 тысяч лет. Этот артефакт нашли в Непале. Изображения и чёткие линии, выбитые на поверхности этого плоского камня, многих исследователей натолкнули на мысль о его внеземном происхождении. Ведь не могли же древние люди так искусно обрабатывать камень? К тому же на «тарелке» изображено существо, очень напоминающее инопланетянина в известном его образе

Фигурки  из Эквадора

Фигурки очень напоминающие астронавтов найдены в Эквадоре, их возраст более 2000 лет.

Люди-ящерицы

Ал-Убейд - археологический участок в Ираке – настоящая золотая жила для археологов и историков. Тут было найдено большое количество объектов Эль-Обейдской культуры, которая существовала на территории Южной Месопотамии в период между 5900 и 4000 годами до нашей эры.

Некоторые из найденных артефактов особенно странные. Например, некоторые статуэтки изображают фигуры существ с головами, похожими на ящериц. Появились предположения, что эти статуэтки - изображения инопланетян, которые в то время прилетали на Землю. Истинная природа статуэток остается загадкой.

Нефритовые диски: головоломка для археологов

В Древнем Китае примерно в 5000 году до нашей эры большие каменные диски из нефрита клали в могилы местной знати. Их назначение, а также способ изготовления, до сих пор остаётся загадкой для учёных, ведь нефрит – весьма прочный камень.

Диск Сабу: неразгаданная тайна египетской цивилизации.

Мистический древний артефакт, по предположениям, часть неизвестного механизма, нашел египтолог Уолтер Брайан в 1936 году во время осмотра гробницы Мастаба Сабу, жившего примерно в 3100 – 3000 году до нашей эры. Захоронение находится рядом с поселком Саккара.

Артефакт представляет из себя правильную круглую тонкостенную каменную тарелку, изготовленную из мета-алеврита (метасилта в западной терминологии), с тремя тонкими загнутыми к центру наплывами края и небольшой цилиндрической втулкой посередине. В местах загиба лепестков края к центру окружность диска продолжается тонким ободом круглого сечения около сантиметра в диаметре. Диаметр составляет примерно 70см, форма окружности не идеальна. Эта тарелка вызывает ряд вопросов, как о непонятном назначении подобного предмета, так и о способе, с помощью которого она была изготовлена, поскольку аналогов не имеет.

Вполне возможно, что пять тысяч лет назад у диска Сабы была какая-то важная роль. Однако в настоящий момент ученые не могут точно определить его предназначение и сложную структуру. Вопрос так и остается открытым.

Петербургские археологи нашли на Камчатке окаменелые металлические зубчатые цилиндры, оказавшиеся деталями механизма. Их возраст 400 миллионов лет.

Это не первый случай, когда в этом регионе находят древние артефакты.
Эта находка инкрустирована в камне, что вполне объяснимо, поскольку на полуострове находятся многочисленные вулканы. Спектральный анализ показал, что механизм изготовлен из металлических деталей, и все части были датированы 400 миллионами лет!

Творения человеческих рук, замурованные в горные породы, возраст которых исчисляется миллионами лет, ещё недавно игнорировали. Ведь, находки нарушали общепризнанный факт эволюции человека и даже образования на Земле жизни.  Какие же артефакты попадаются в горных породах, в которых, по существующей теории происхождения и развития человека, не должно быть абсолютно ничего?

Ваза  возрастом в 600 млн. лет и болтик возрастом в 300 млн. лет

Сообщение о крайне необычной находке было опубликовано в научном журнале в 1852 г. Речь шла о таинственном сосуде высотой около 12 см, две половинки которого были обнаружены после взрыва на одном из карьеров. Эта ваза с чёткими изображениями цветов, находилась внутри горной породы, возрастом в 600 млн. лет.

В Калужской области был найден фрагмент камня, на сколе которого обнаружили непонятно как попавший в породу болтик длиной примерно 1 см. Находку обследовали в лабораториях ведущих российских институтов, музеев, и просто известные специалисты. Оценка однозначна: болтик попал в породу в процессе ее затвердевания, произошло это 300 — 320 млн. лет назад.

Молоток из Техаса

В 1934 году в Техасе был обнаружен древний молоток. Длина его составила 15 см, диаметр — 3 см. За время хранения в земле, рукоятка молотка превратилась в уголь – еще бы – возраст породы, в которой он был обнаружен, оценили в 140 млн. лет. Еще весьма интересен тот факт, что сделан молоток из практически чистого железа (на 97%) – даже современным людям такое не произвести.

А следующим предметом может полюбоваться любой желающий — просто съездив в Индию. Рядом с башней Кутб-Минар в Дели возвышается железная колонна высотой 7,5 метров.

Диаметр ее основания равен 41,6 см, к вершине она слегка заужена – верхний диаметр около 30 см. Весит эта колонна 6,8 тонн. Кто, когда и где (произведена она не в Дели) ее создал – и по сей день остается тайной.

Но самое интересное – это состав колонны. Она на 99,72 % состоит из железа и только 0,28 % — это примеси. На черно-синей поверхности мегалита почти нет коррозии (только едва заметные пятнышки).
Странность состоит в том, что производство чистого железа весьма сложно и в больших объемах этим не занимаются. А железо такой чистоты, даже обладая современным оборудованием, произвести просто не реально.

Каменная голова из Гватемалы

Полвека назад, глубоко в джунглях Гватемалы, искатели нашли гигантский монумент — каменную голову человека огромных размеров. Лицо, изображенное на статуе, обладало прекрасными чертами, у него были тонкие губы и большой нос, его взгляд был направлен в небо. Искатели были очень удивлены своей находкой: лицо имело явные черты белого человека, и резко отличалось от любых представителей доиспанских цивилизаций Южной Америки. Находка быстро привлекла к себе внимание, но также быстро о ней забыли, и информация о статуе ушла со страниц истории.

Исследователи полагают, что черты лица статуи изображали представителя древней  цивилизации, которая была намного более развитой, чем местные жители до прихода испанцев. Некоторые также предположили, что голова статуи также имела туловище. К сожалению, мы, вероятно, никогда это не узнаем точно: голова использовалась в качестве мишени для тренировок революционных войск и её особенности были уничтожены почти бесследно.

Тем не менее, гигантская каменная статуя существовала, и нет никаких оснований полагать, что фотография является подделкой. Так откуда же она взялась? Кто ее создал? И зачем?

Шигирский идол

В 1890 году на восточном склоне Среднего Урала, к северо-западу от Екатеринбурга, в Шигирском торфянике был найден идол, который впоследствии обрел название большой Шигирский идол.

Шигирский идол – это совершенно уникальный археологический памятник. Он не имеет аналогов не то что на Урале, но и в мире! Шигирский идол – древнейшая деревянная скульптура на нашей планете, выполненная в восьмом тысячелетии до нашей эры – в эпоху мезолита согласно углеродного анализа, сделанного в 1997 году. Сохранилось это археологическое чудо благодаря двум факторам. Во-первых, идол изготовлен из долговечной лиственницы. Во-вторых, идол был найден в торфянике и торф, как природный консервант, защитил его от разложения. Его высота после реконструкции 5,3 метра.

Туловище идола покрыто различным геометрическим орнаментом. А также на фигуре вырезаны лица в виде личин, всего их на идоле семь. Самое интересное, что такие знаки встречаются практически во всех древних культурах, когда-то существовавших на нашей планете. Но, какую же информацию старались передать жители древних культур будущим поколениям, нанося знаки и символы на стенах в пещерах, в своих домах, на одежде, посуде, на статуэтках, украшениях и идолах? Какими знаниями хотели поделиться люди прошедших тысячелетий? Почему у разных древних цивилизаций, существовавших на разных континентах и в разное время, преобладают абсолютно идентичные знаки и символы?

Каменные атомы древности?

В коллекции Ашмольского музея  Шотландии хранится пять необычных резных каменных шара. Назначение этих предметов археологи затрудняются объяснить. Они изготовлены из различных материалов – песчаника и гранита.

Возраст камней датируется приблизительно между 3000 и 2000 годами до н.э. Всего в Шотландии было найдено около 400 подобных артефактов, но пять из них, хранящиеся в музее, самые необычные. Как видно на фото, на поверхности камней нанесены странные симметричные узоры.

Большинство камней имеют одинаковый диаметр 70 мм, за исключением нескольких более крупных, чьи размеры достигают 114 мм в диаметре. Количество выпуклостей на камнях колеблется от 4 до 33, на поверхности некоторых выпуклостей нанесены спиральные  узоры.

Пять камней Ашмольского музея раньше находились в коллекции сэра Джона Эванса, который считал, что они могли использоваться в качестве снарядов для метательного оружия древности. Однако, это объяснение не кажется верным, поскольку все камни не содержат никаких повреждений, что неизменно бы произошло если бы ими пользовались во время военных стычек. Да и сама форма камней, сложность их изготовления наводят на мысль, что использовать столько усилия для изготовления метательных приспособлений бессмысленно.

Другие версии предполагают использование данных артефактов в качестве грузов для рыболовных сетей. Либо в качестве ритуальных предметов, дающих их обладателю право голоса во время различных обрядов. Но все эти версии не объясняют, для чего нужно было изготавливать камни столь сложной формы.

Существует еще одно возможное объяснение. Возможно, эти камни являются схематичным изображением ядер атомов? Такое изображение атомов широко используется в современном мире. Возможно ли что тот, кто изготавливал эти артефакты имел глубокие познания в химии и мог изображать различные атомные структуры?

По крайней мере, способ изготовления этих артефактов не оставляет сомнений в том,что мастер отлично разбирался в геометрии, имея хорошие представления о сложных многогранниках. Однако, принято считать что во время неолита люди не обладали такими знаниями. Или это не так?

"Генетический диск"

На этом диске несколько изображений тех процессов, которые в обычной жизни можно рассмотреть только под микроскопом.

Этот диск, которому 6000 лет, был найден в джунглях Колумбии. Диаметр диска 27 сантиметров и сделан он  из материала лидит или радиоларит, - по твердости не уступающему граниту. При этом он слоистый и труден в обработке. Тем не менее, с ювелирной точностью по окружности диска - с обеих сторон - изображен весь процесс появления на свет человеческого существа - от устройства репродуктивных органов мужчины и женщины, момента зачатия, внутриматочного развития плода через все его стадии - до рождения младенца. Многие из этих процессов воочию ученые увидели сравнительно недавно, с помощью соответствующих приборов. А вот авторы диска владели этими знаниями в совершенстве.

На диске видны изображения мужчины, женщины и ребёнка, странность тут в том как изображена голова человека.Если это не стилистическое изображение , то к какому виду относятся эти люди?

Кстати, в той же Колумбии есть малоизвестная "Долина статуй" или Археологический парк Сан-Агустин с сотнями каменных статуй, изображающих каких-то  нереальных существ. По-моему они имеют сходство с изображениями на "генетическом диске":

Загадочные находки Элиаса Сотомайора: Древнейший глобус и другие

Крупный клад древнейших артефактов удалось обнаружить экспедиции, которую возглавлял Элиас Сотомайор в 1984 году. В эквадорском горном массиве Ла Мана, в туннеле на глубине свыше девяноста метров были обнаружены 300 изделий из камня.

Точный возраст находок на данный момент определить не представляется возможным. Однако, уже известно, что они не относятся ни к одной из известных культур этого региона. Символы и знаки, высеченные на камне, явно относятся к санскриту, но не к поздней его версии, а скорее к ранней. Ряд ученых определили этот язык как пра-санскрит.

До находки Сотомайора санскрит никогда не связывали с американским континентом, скорее, его относили к культурам Европы, Азии и севера Африки.

Среди находок была  пирамида с глазом и каменная кобра.  Каменная пирамидка больше всего напоминает своей формой  пирамиды в Гизе.  На пирамидке вырублены ряды каменной кладки числом тринадцать. В верхней ее части нанесено изображение «всевидящего ока». Таким образом, пирамидка, найденная в Ла Мана, является точным изображением масонского знака, известного большей части человечества благодаря купюре в один доллар США.

Необычные предметы

Еще одной поразительной находкой экспедиции Сотомайора является выполненное с большим искусством из камня изображение королевской кобры. И дело даже не в высоком уровне искусства древних ремесленников. Все намного загадочнее, ведь королевская кобра в Америке не водится. Область ее обитания - влажные тропические леса Индии.

Однако качество ее изображения не оставляет ни малейшего сомнения в том, что художник лично видел эту змею. Таким образом, либо предмет с нанесенным на него изображением змеи, либо его автор должны были переместиться из Азии в Америку через океан в древнейшие времена, когда для этого, как считается, никаких средств не существовало.

Возможно, ответ сумеет подсказать третья потрясающая находка Сотомайора. В туннеле Ла Мана обнаружен и один из древнейших на Земле глобусов, тоже каменный. На далеко не идеальный шар, на изготовление которого, возможно, мастер просто пожалел усилий, но округлый, валун нанесены знакомые со школьных времен изображения материков.

Но если многие очертания материков  мало отличаются от современных, то от побережья Юго-Восточной Азии в сторону Америки планета выглядит совсем по-другому. Огромные массы земли изображены там, где сейчас плещется только безбрежное море.

Карибские острова и полуостров Флорида вообще отсутствуют. Чуть ниже экватора в Тихом океане расположен гигантский остров, примерно равный по размерам современному Мадагаскару. Современная Япония входит в гигантский материк, уходящий к берегам Америки и далеко простирающийся на юг. Остается добавить, что находка в Ла Мана , по видимому, является древнейшей картой мира.

Не менее интересны и другие находки Сотомайора. В частности, обнаружен «сервиз» из тринадцати чаш. Двенадцать из них имеют идеально равный объем, а тринадцатая – значительно больше. Если заполнить 12 маленьких чаш жидкостью до краев, а потом слить их в большую, то и она заполнится точно до краев. Все чаши изготовлены из нефрита. Чистота их обработки заставляет предположить наличие у древних технологии обработки камня, аналогичной современному токарному станку.

Пока находки, сделанные Сотомайором, вызывают больше вопросов, чем дают ответов. Но они в очередной раз подтверждают тезис о том, что наши сведения об истории Земли и человечества еще очень далеки от совершенства.

Артефакты Тэртэрии

50 лет назад, в 1961 году, в местечке Тэртэрия (Румыния) археолог Николае Власса обнаружил три необожжённые глиняные таблички, датированные серединой VI тысячелетия д.н.э. Тэртэрийские таблички являются самыми ранними письменными свидетельствами, будучи не менее чем на тысячелетие старше памятников шумерской письменности в Месопотамии.

Открытие осталось практически неизвестным даже после того как подобные таблички были обнаружены и в других областях Балкан: в Болгарии (Караново, Грачаница), Греции (берега озера Орестиада), Сербии, Венгрии, Украине, Молдове.

Таким образом, на протяжении последних десятилетий появились целый ряд аргументов в поддержку гипотезы о появлении пиктографической письменности в юго-восточной Европе задолго до шумерской системы письма в Мессопотамии. Источник: http://www.spletnik.ru/blogs/vokrug_sveta/97996_neobyasnimye-artefakty