Category: литература

Анатолий Булавин

Сайгё - японский поэт и буддийский монах, известный создатель в стихотворной форме танка...

Считается, что для японцев Басё - все равно как для русских Пушкин. Хотя одним Басё японская литература не исчерпывается, конечно. Есть мнение, что величайший поэт и дзенский мастер Рёкан Тайгу по масштабу таланта и глубине философской мысли был выше Басё. Но кроме двух этих вершин японской литературы были и другие имена, и одно из них - Сайгё (Saigyō Hōshi), один из известнейших и популярнейших создателей танка.   Уже при жизни Сайге был окружен великой славой, в дальнейшем она все продолжала расти. Книга его стихов "Горная хижина" была введена в круг чтения, обязательный для каждого культурного человека, а лучшие поэты Японии восхищались творчеством Сайге и изучали его. В их числе были Басе, Бусон и Рёкан. О Сайге уже вскоре после его смерти стали создавать легенды, а художники изображали его странствия на свитках картин. Пятьдесят лет Сайге был буддийским монахом. По слухам, он не пользовался особой славой как знаток священного писания и религиозный учитель. Его буддистские стихи не дидактичны, мир для Сайге полон грустной прелести и обаяния, он не в силах отринуть прекрасное. Поэзия его кристально ясна и проста, но вмещает в себе сложнейший мир мыслей и чувств. Буддийский монах, он был влюблен в красоту природы до одержимости. Он по происхождению был воином, но ненавидел войну. Он певец печали, сумерек и одиночества, стремился к спокойному созерцанию. Конечно, Сайге не был безродным нищим монахом и даже высшие феодалы принимали его с почетом.
Времена года. Весна
Сложил в первое утро весны
Окончился год.
Заснул я в тоске ожиданья,
Мне снилось всю ночь:
"Весна пришла". А наутро
Сбылся мой вещий сон.
***
Зубцы дальних гор
Подернулись легкой дымкой.
Весть подают:
Вот он, настал наконец
Первый весенний рассвет.
***
Замкнутый между скал,
Начал подтаивать лед
В это весеннее утро,
Вода, пробиваясь сквозь мох,
Ощупью ищет дорогу.
***
© Сайгё
Сайгё (1118 - 1190)
Сайгё (1118 - 1190) родился в аристократической семье в период заката эпохи Хэйан. Отец будущего поэта принадлежал к северной ветви клана Фудзивара, а мать происходила из рода Минамото. Подлинное имя поэта - Сато Норикиё. Семья поэта сохранила наследственные связи с военными феодалами и в то же время была тесно спаяна со старой придворной служилой аристократией.
[Нажмите, чтобы прочитать дальше...]

Биография Сайге окружена дымкой легенд, он вырос в Хэйане (Киото), с малых лет прекрасно владел оружием. Был силен и ловок, отличался в игре с ножным мячом, метко стрелял в цель. В то же время изучал китайскою классику - историю, философию, поэзию и рано осознал свое поэтическое призвание. В 1140 году Сайге пошел на решительный шаг, требовавший большой силы воли. Он постригся в монахи, оставив вассальную службу и, по некоторым сведениям, семью - жену и маленькую дочь. Годы спустя Сайге, как рассказывают, увидел свою жену, тоже принявшую постриг, и пролил слезы. Уходя, он сложил прощальную песню:


Жалеешь о нем...
Но сожалений не стоит
Наш суетный мир.
Себя самого отринув,
Быть может, себя спасешь.

Сайгё (1118 - 1190)
Поэт бежал от людей и тянулся к ним, он поэт мысли, но даже достигая больших философских глубин, равнодушно мыслить он не может. Его картины природы - пейзаж души. Скорбь Сайге пронзительна, радость постижения красоты обжигает болью.


"Цветы, кукушка, луна, снег – все, что манит нас, – пустота, хотя заполняет глаза и уши. Но разве родившиеся из нее стихи не истинные слова? Когда пишешь о цветах, ведь не думаешь, что это на самом деле цветы. Когда говоришь о луне, ведь не думаешь что это на самом деле луна. Вот и мы, следуя внутреннему зову, сочиняем стихи. Упадет красная радуга, и кажется, будто пустое небо окрасилось. Засветит ясное солнце, и кажется, будто пустое небо озаряется. Но ведь небо само по себе не окрашивается и само по себе не озаряется. Вот и в моей душе, как в пустом небе, разные вещи окрашиваются в разные тона, не оставляя следа. Да лишь такие стихи и воплощают истину Будды".

© Сайгё, из "Биографии Мёэ", записанной его учеником Кикай.
Сайгё (1118 - 1190)
Памятник на могиле поэта


***
Зимняя луна озаряет сад
Глубокой зимой
Как слепительно ярко
Блещет лунный свет!
В саду, где нет водоема,
Он стелется, словно лед.
Соколиная охота в снежную пору
Густо падает снег
В темноте не увидишь,
Где затаился фазан.
Только крыльев внезапный вспорх
Да ястреба колокольчик.
***



Соловьи под дождем
Соловьи на ветвях
Плачут, не просыхая,
Под весенним дождем.
Капли в чаще бамбука ...
Может быть, слезы?
***
Соловьи в сельском уединении
Голоса соловьев
Повсюду сочатся сквозь дымку ...
Такая стоит тишина.
Не часто встретишь людей
Весною в горном селенье.
***
Если б замолкли голоса соловьев в долине, где я живу
Когда б улетели прочь,
Покинув старые гнезда,
Долины моей соловьи,
Тогда бы я сам вместо них
Слезы выплакал в песне.
***
Оставили соловьи
Меня одного в долине,
Чтоб старые гнезда стеречь,
А сами, не умолкая,
Поют на соседних холмах.
***
Песня весны
Вижу я, растопились
На высоких вершинах гор
Груды зимнего снега.
По реке «Голубой водопад»
Побежали белые волны.
***


Дымка на морском побережье
На морском берегу,
Где солеварни курятся,
Потемнела даль,
Будто схватился в борьбе
Дым с весенним туманом.
***
Вспоминаю минувшее во время сбора молодых трав
Туман на поле,
Где молодые травы собирают,
До чего он печален!
Словно прячется юность моя
Там, вдали, за его завесой.
***
Слива возле горной хижины
Скоро ли кто-то придет
Ароматом ее насладится?
Слива возле плетня.
Ждет в деревушке горной,
Пока не осыплется до конца.
***

Цветущая слива возле старой кровли
Невольно душе мила
Обветшалая эта застреха.
Рядом слива цветет.
Я понял сердце того,
Кто раньше жил в этом доме.
***
Приди же скорей
В мой приют одинокий!
Сливы в полном цвету.
Ради такого случая
И чужой навестил бы...
***


Летят дикие гуси
Словно приписка
В самом конце посланья -
Несколько знаков...
Отбились в пути от своих
Перелетные гуси.
***
Ивы под дождем
Зыблются все быстрей,
Чтоб ветер их просушил,
Спутаны, переплелись,
Вымокли под весенним дождем
Нити зеленой ивы.
***
Прибрежные ивы
Окрасилось дно реки
Глубоким зеленым цветом.
Словно бежит волна,
Когда трепещут под ветром
Ивы на берегу.
***

Жду, когда зацветут вишни
В горах Ёсино
На ветках вишневых деревьев
Россыпь снежка.
Нерадостный выдался год!
Боюсь, цветы запоздают.
***
Шел я в небесную даль,
Куда, я и сам не знаю,
И увидал наконец:
Меня обмануло облако...
Прикинулось вишней в цвету.
***
В горах Ёсино
Долго, долго блуждал я
За облаком вслед.
Цветы весенние вишен
я видел - в сердце моем.
***

Из многих моих стихотворений о вишневых цветах
Дорогу переменю,
Что прошлой весной пометил
В глубинах гор Ёсино!
С неведомой мне стороны
Взгляну на цветущие вишни.
***
Горы Ёсино!
Там видел я ветки вишен
В облаках цветов,
И с этого дня разлучилось
Со мною сердце мое.
***
Куда унеслось ты,
Сердце мое? Погоди!
Горные вишни
Осыплются, - ты опять
Вернешься в свое жилище.
***
Увлечено цветами,
Как сердце мое могло
Остаться со мною?
Разве не думал я,
Что все земное отринул?
***
Ах, если бы в нашем мире
Не пряталась в тучи луна,
Не облетали вишни!
Тогда б я спокойно жил,
Без этой вечной тревоги...
***
О, пусть я умру
Под сенью вишневых цветов!
Покину наш мир
Весенней порой "кисараги"
При свете полной луны.
***
Когда я любовался цветами на заре, пели соловьи
Верно, вишен цветы
Окраску свою подарили
Голосам соловьев.
Как нежно они звучат
На весеннем рассвете!
***
Увидев старую вишню, бедную цветами
С особым волненьем смотрю...
На старом вишневом дереве
Печальны даже цветы!
Скажи, сколько новых весен
Тебе осталось встречать?
***
Когда слагали стихи на тему картины на ширмах, я написал о тех людях, что лишь издали смотрят, как сановники Весеннего дворца толпятся вокруг цветущих вишен
Под сенью ветвей
Толпа придворных любуется...
Вишня в цвету!
Другие смотрят лишь издали.
Им жалко ее аромата.
***

Из многих моих песен на тему: "Облетевшие вишни"
Слишком долго глядел!
К вишневым цветам незаметно
Я прилепился душой.
Облетели... Осталась одна
Печаль неизбежной разлуки.
***
Горные розы
В горькой обиде
На того, кто их посадил
Над стремниной потока,
Сломленные волной,
Падают горные розы.
***
Стихи, сочиненные в канун первого дня третьей луны
Весна уходит...
Не может удержать ее
Вечерний сумрак.
Не оттого ли он сейчас
Прекрасней утренней зари?
***

ПЕСНИ ЛЮБВИ
Далеко от всех,
В ущелье меж горных скал,
Один, совсем один,
Незрим для взоров людских,
Предамся тоскующей думе.
***
На летнем лугу,
Раздвигая густые травы,
Блуждает олень,
И беззвучно, безмолвно
Сыплются капли росы.
***
Пришлось разлучиться нам,
Но образ ее нигде, никогда
Я позабыть не смогу.
Она оставила мне луну
Стражем воспоминаний.
***
Предрассветный месяц
Растревожил память о разлуке.
Я не мог решиться!
Так уходит, покоряясь ветру,
Облако на утренней заре.
***
Она не пришла,
А уж в голосе ветра
Слышится ночь.
Как грустно вторят ему
Крики пролетных гусей!

ЛЕТО
К старым корням
Вернулся весенний цвет.
Горы Ёсино
Проводили его и ушли
В страну, где лето царит.
***
Цветы унохана в ночную пору
Пускай нет в небе луны!
Обманчивей лунного света
Цветы унохана.
Чудится, будто ночью
Кто-то белит холсты.
***

Стихи о кукушке
Слышу, кукушка
С самой далекой вершины
Держит дорогу.
Голос к подножию гор
Падает с высоты.
***
"Кукушки мы не слыхали,
А близок уже рассвет!" -
На всех написано лицах...
И вдруг - будто ждали его! -
Раздался крик петуха.
***
Еще не слышна ты,
Но ждать я буду вот здесь
Тебя, кукушка!
На поле Ямада-но хара
Роща криптомерий.
***

Дожди пятой луны
Мелкий бамбук заглушил
Рисовые поля деревушки.
Протоптанная тропа
Снова стала болотом
В этот месяц долгих дождей.
***
Дожди все льются...
Ростки на рисовых полях,
Что будет с вами?
Водой нахлынувшей размыта,
Обрушилась земля плотин.
***
Болотный пастушок в глубине гор
Должно быть, лесоруб
Пришел просить ночлега,
В дверь хижины стучит?
Нет, это в сумерках кричал
Болотный пастушок.
***
Стихотворение на тему: "Путник идет в густой траве"
Путник еле бредет
Сквозь заросли... Так густеют
Травы летних полей!
Стебли ему на затылок
Сбили плетеную шляпу.
***
Источник возле горной хижины
Лишь веянья ветерка
Под сенью ветвей отцветших
Я жду не дождусь теперь,
Снова в горном источнике
Воды зачерпну пригоршню...
***
Смотрю на луну в источнике
Пригоршню воды зачерпнул.
Вижу в горном источнике
Сияющий круг луны,
Но тщетно тянутся руки
К неуловимому зеркалу.

Анатолий Булавин

От тайфуна №19 в Японии пострадало более ста общественных библиотек

Over 100 public libraries damaged by HagibisМинистерство по делам просвещения Японии сообщило, что в результате тайфуна №19, пронесшегося над страной в октябре, пострадало более ста общественных библиотек. Министерство говорит, что мощный тайфун привел к затоплению, протеканию потолков и структурным повреждениям в 108 библиотеках в регионе Канто, в северовосточном регионе Тохоку и в других местах. Ряд библиотек до сих пор закрыты или вынуждены были приостановить свои услуги. Ассоциации университетских библиотек говорят, что были повреждены девять библиотек государственных и частных университетов. Министерство говорит, что поврежденные библиотеки, возможно, не предприняли необходимых мер по защите от тайфуна. Оно планирует провести подробное исследование и принять надлежащие меры для предотвращения ущерба от стихийных бедствий.
Анатолий Булавин

Древняя поэзия «Собрания мириад листьев» в эпоху Рэйва. История государства и личные чувства

Стихотворения «Собрания мириад листьев» отражают личные чувства самых разных людей, и в них видна живая жизнь того времени – то, что не описывают исторические документы. В антологии «Собрание мириад листьев» (Манъёсю) есть стихотворение принца Сики, сложенное им после перенесения столицы из Асука в Фудзивара (пер. А. Е. Глускиной):
采女【うねめ】の Унэмэ-но Ах, унэмэ прелестных рукава
袖吹き返す Содэ фукикаэсу Ты развевал всегда, здесь пролетая,
明日香風 Асука кадзэ О ветер Асука!
京【みやこ】を遠【とほ】み Мияко о тооми Столица далека,
いたづらに吹く Итадзура ни фуку И ты напрасно дуешь ныне!
В антологии, созданной в середине VIII века, собрано 4516 стихотворений. 

Написанные ранее, в начале VIII века, «Записи о деяниях древности» (Кодзики) и «Анналы Японии» (Нихон сёки) являются историческими произведениями. История вообще повествует об общественном. Стихи же, напротив, выражают личные чувства отдельных людей. Таким образом, у японцев есть и другая история, история эмоций – любви, грусти конкретных людей, выраженная посредством поэзии. В «Анналах Японии» говорится, что в 694 году столицу перенесли из Асука (сейчас – деревня Асука преф. Нара) в Фудзивара (г. Касихара преф. Нара). Это – факт общественной истории. С другой стороны, это же событие в стихах описывает принц Сики – придворные красавицы унэмэ, служившие во дворце, уже переехали в Фудзивара. 

Когда Асука была столицей, здесь было множество унэмэ, и принц грустит о временах, когда ветер развевал их рукава, а нынче – просто дует… Так в стихах выражены ностальгические чувства, обуревающие человека в связи с переносом столицы, и перед нами предстаёт чувствующий человек той эпохи. Общественная история и личные чувства…  Даже если мы будем говорить об Олимпиаде – у сотни человек будет сотня способов её восприятия. История – это не только дела выдающихся исторических личностей, Олимпиада у каждого своя, и мне кажется, что «Собрание мириад листьев» – бесценный источник знаний о том, как ощущали себя люди в VIII веке.
Анатолий Булавин

Древняя поэзия «Собрания мириад листьев» в эпоху Рэйва: слово «Япония» в древних стихах


В «Собрании мириад листьев» есть стихи, сложенные чиновником Яманоуэ-но оми Окура, который ездил с посольством в Китай и грустил о родине. Он называет её словом «Ямато». Откуда пришло это название? В антологии «Собрание мириад листьев» (Манъёсю) есть такой эпизод (пер. А. Е. Глускина): Песня Яманоэ Окура, сложенная в тоске по родине во время пребывания в КитаеCollapse )
Анатолий Булавин

Японская демонология. Ямамба – горная ведьма...

Яма-уба (Yama-uba) или Ямамба (Yamamba) – горная ведьма, буквально значит "горная старуха". Легенды о ней существуют в Японии по крайней мере с эпохи Хэйан. Яма-уба подкарауливает путников на горных дорогах и нападает на них. Приписывают Ямамбе и похищение детей, которых она потом съедает. Ямамба может обернуться красивой женщиной, в таком обличье она завлекает в свои сети самураев. От воина Райко у Ямамбы родился сын-великан Кинтаро. Среди жителей острова Хатидзёсима бытовала легенда о том, что Ямамба была вначале жизнерадостным духом леса. Однако люди стали требовать от нее все больше и больше даров, и в результате Ямамба превратилась в коварную ведьму.
Яма-уба выглядит как старая и очень отвратительная женщина. У нее пронзительные глаза, огромный рот, который простирается до ушей. Иногда у нее есть и второй рот в верхней части головы. Ее нечесаные волосы длинные, белого или и золотого цвета, а ее кимоно обычно красного цвета, оно грязное и оборванное.

Яма-уба способна изменить свой внешний вид, она использует эту тактику с большим успехом при захвате жертвы.Ямамба обитает в глубоких лесах в горах в Японии. Различные регионы Японии считают, что она родом из их мест. Живет Ямамба в пещере у подножия горы, в некоторых историях утверждается, что она живет в хижине.

[Нажмите, чтобы прочитать и посмотреть дальше...]

Избежать смерти можно разным способом. Некоторые сказки считают Ямамбу ночным существом, она не в состоянии передвигаться в солнечном свете. Поэтому убегать от нее надо днем. Яма-уба часто изображается весьма доверчивой, и рассказы об обмане ее потенциальной жертвой с целью побега являются общими.
Еще считается, что ее единственная слабость - цветок, который держит ее духом, так что если уничтожить цветок, то можно избавиться от Ямамбы. Она владеет искусством колдовства, снадобий и ядов. Иногда Яма-уба торгует этими знаниями, поэтому человек может совершить с ней сделку, если он приносят ей жертвы , то можно откупиться.
Несмотря на свою хищную природу, Яма-уба имеет и доброжелательную сторону. Например, она родила от воина Райко сына Кинтаро (вариант – Кинтоки). Он вырос в лесу, играя с дикими животными, и сила его необычайна. Ее сын Кинтоки - это могучий и бесстрашный ребенок-великан, рожденный Ямамбой от самурая Райко.
В этой истории Яма-уба изображается как любящая мать, которая повлияла на некоторых более современные сказки, ее изображают как почтенную женщину.
В некоторых сказках она просто одинокий странник, который представляет собой гармонию с природой. Ямамба охотится на путешественников, которые заблудились в лесистых горах. Ее тактика варьируется от рассказа к рассказу. Иногда она появляется в виде красивой женщины.
В других случаях она сохраняет свои ведьмоподобные формы и играет роль беспомощной старухи.

В дополнение к убийству взрослых, на нее часто возлагают вину за пропавших детей, а родители использовать ее как своего рода пугало.
Анатолий Булавин

Древняя поэзия «Собрания мириад листьев» в эпоху Рэйва: слива как импортное растение

Название новой эры взято из предисловия к стихам, сочинённым во время любования цветами сливы. Что же говорится в этих стихах?
В антологии «Собрание мириад листьев» (Манъёсю) есть стихотворение госпожи Оотомо-но Саканоуэ-но ирацумэ
酒坏【さかづき】に Сакадзуки ни В чашке сакэ
梅の花浮かべ Умэ-но хана укабэ Плавают лепестки сливы
思ふどち Омоу доти С друзьями
飲みての後は Номитэ но ато ва Выпьем, а потом
散りぬともよし Тирину то мо ёси Пускай облетают
Слива в Японию была ввезена из-за рубежа. Слово, обозначающееся китайским иероглифом 梅 (мэй) в ходе заимствования в японском языке обрело форму умэ. В то время красных цветов сливы не было, росла только слива, цветущая белыми цветами. Плоды использовали в кулинарии и медицине, и после 730-х годов знать стала высаживать в своих садах сливы, соперничающие красотой цветения, и любовались ими. Растили их, само собой, для красоты. В усадьбе Оотомо-но Табито (665-731) на Кюсю, направленном туда из столицы в ведомство Дадзайфу, тоже росли сливы, которыми любовались во время цветения. Из предисловия, составленного к 32 стихам, которые сложили тогда, и были выбраны иероглифы, составляющие название нынешней эры Рэйва (令和). Оотомо-но Саканоуэ-но ирацумэ (перв. пол. VIII в.), сложившая вышеприведенные стихи, похоже, очень радовалась банкету, выразив своё восхищение пиром в стихах – она как будто говорит, что это самая лучшая встреча для любования цветами. Смысл стихотворения как раз заключён в восторге от угощения с друзьями – когда встреча окончится, пускай опадают цветы, это уже не так уж важно. Хотя она восторгается несколько чересчур прямолинейно, акцент стихотворения приходится как раз на радость и восхищение моментом, и неважно, что будет потом...
Анатолий Булавин

Появление японской письменности. Древняя поэзия «Собрания мириад листьев» в эпоху Рэйва.


Старинная поэтическая антология «Собрание мириад листьев» (Манъёсю), послужившая источником для выбора девиза правления (гэнго) императора Нарухито, была важной вехой развития японской поэзии, литературы и письменности. Для названия новой календарной эры (гэнго), которым будут обозначаться годы правления нового императора, было избрано слово Рэйва. 

Иероглифы для нового гэнго взяты из предисловия к собранию 32 стихотворений о цветущей сливе из пятого свитка старинной поэтической антологии «Собрание мириад листьев» (Манъёсю): «Был прекрасный месяц ранней весны. Приятно было мягкое дуновение ветерка. Сливы раскрылись, словно покрытые белой пудрой красавицы, сидящие перед зеркалом» (пер. А. Е. Глускиной). Для гэнго взяли 令 (рэй) из 令月, рэйгэцу, «прекрасный месяц» и 和 (ва) из 風和 (кадзэ явараги), «мягкое дуновение». Нередко ошибочно называют это цитатой из стихотворения, в действительности это предисловие, написанное на классическом китайском языке, использовавшемся в Японии (камбун).
Collapse )
Анатолий Булавин

Японская демонология. Ямамба – горная ведьма...

Яма-уба (Yama-uba) или Ямамба (Yamamba) – горная ведьма, буквально значит "горная старуха". Легенды о ней существуют в Японии по крайней мере с эпохи Хэйан. Яма-уба подкарауливает путников на горных дорогах и нападает на них. Приписывают Ямамбе и похищение детей, которых она потом съедает. Ямамба может обернуться красивой женщиной, в таком обличье она завлекает в свои сети самураев. От воина Райко у Ямамбы родился сын-великан Кинтаро. Среди жителей острова Хатидзёсима бытовала легенда о том, что Ямамба была вначале жизнерадостным духом леса. Однако люди стали требовать от нее все больше и больше даров, и в результате Ямамба превратилась в коварную ведьму.
Яма-уба выглядит как старая и очень отвратительная женщина. У нее пронзительные глаза, огромный рот, который простирается до ушей. Иногда у нее есть и второй рот в верхней части головы. Ее нечесаные волосы длинные, белого или и золотого цвета, а ее кимоно обычно красного цвета, оно грязное и оборванное.

Яма-уба способна изменить свой внешний вид, она использует эту тактику с большим успехом при захвате жертвы.Ямамба обитает в глубоких лесах в горах в Японии. Различные регионы Японии считают, что она родом из их мест. Живет Ямамба в пещере у подножия горы, в некоторых историях утверждается, что она живет в хижине.

[Нажмите, чтобы прочитать и посмотреть дальше...]

Избежать смерти можно разным способом. Некоторые сказки считают Ямамбу ночным существом, она не в состоянии передвигаться в солнечном свете. Поэтому убегать от нее надо днем. Яма-уба часто изображается весьма доверчивой, и рассказы об обмане ее потенциальной жертвой с целью побега являются общими.
Еще считается, что ее единственная слабость - цветок, который держит ее духом, так что если уничтожить цветок, то можно избавиться от Ямамбы. Она владеет искусством колдовства, снадобий и ядов. Иногда Яма-уба торгует этими знаниями, поэтому человек может совершить с ней сделку, если он приносят ей жертвы , то можно откупиться.
Несмотря на свою хищную природу, Яма-уба имеет и доброжелательную сторону. Например, она родила от воина Райко сына Кинтаро (вариант – Кинтоки). Он вырос в лесу, играя с дикими животными, и сила его необычайна. Ее сын Кинтоки - это могучий и бесстрашный ребенок-великан, рожденный Ямамбой от самурая Райко. В этой истории Яма-уба изображается как любящая мать, которая повлияла на некоторых более современные сказки, ее изображают как почтенную женщину.
В некоторых сказках она просто одинокий странник, который представляет собой гармонию с природой. Ямамба охотится на путешественников, которые заблудились в лесистых горах. Ее тактика варьируется от рассказа к рассказу. Иногда она появляется в виде красивой женщины.
В других случаях она сохраняет свои ведьмоподобные формы и играет роль беспомощной старухи.

В дополнение к убийству взрослых, на нее часто возлагают вину за пропавших детей, а родители использовать ее как своего рода пугало.
самурай

Японский фотограф Син Нагучи делится секретом чудесных фото - "увидеть удивительное в обыденном..."

Фотограф, который живет в древнем японском городе Камакура, расположившемся в 70 км от Токио, регулярно проводит выставки своих работ по всему миру, а также является лауреатом нескольких престижных международных фотоконкурсов. Син Ногучи выхватывает правдивые и необычные моменты в повседневной жизни Японии. Страсть и талант подарили Ногучи славу великолепного уличного фотографа. Один из его снимков — женщина в желтой юбке — попал в книгу «100 великих уличных фотографий».
Ногучи говорит, что почти каждый день выходит на улицы родного города и просто слоняется в поисках любопытных и ярких кадров. Это звучит невероятно просто, но только посмотрите, какие живые, неординарные и незабываемые фотографии получаются в результате, казалось бы, столь незамысловатого творческого процесса!

[Нажмите, чтобы прочитать и посмотреть дальше...]






«Люди живут отчаянно, — говорит Син Ногучи. — Иногда в одиночестве, иногда помогая друг другу, иногда плача, иногда смеясь. Я фотографирую людей в их повседневности, потому что есть моменты, которых они сами не замечают, и эти моменты со стороны выглядят более прекрасными и полными человеческого участия, чем тщательно срежиссированные фильмы Чарли Чаплина, Альфреда Хичкока, Федерико Феллини или пьесы Шекспира. Я пытаюсь визуализировать слова Марка Твена: «Иногда правда бывает диковиннее вымысла». И доказать, что это действительно так. Я бы хотел поделиться этими красивыми моментами с другими людьми, и в то же время я был бы рад, если бы они заметили, что экстраординарное происходит и в обычной жизни. Повсеместно и в любое время. Я бы хотел вписать эти слова в мой проект: «Я здесь, только здесь. И вы здесь, только здесь. Сейчас происходит что-то по-настоящему красивое и необычное. Мы всегда были связаны друг с другом, и я бы хотел, чтобы вы почувствовали это: вы никогда не остаетесь одни, всегда есть тот, кто наблюдает за вашей борьбой за выживание»».




Он прекрасно запечатлевает моменты, которые одновременно нелепы, странны, но в то же время глубоко человечны. Красочным и юмористическим образом Ногучи обращает внимание на маленькие причуды повседневности бытия: провалы, аварии, оригинальные моменты, вещи, которые делают люди, когда думают, что их никто не видит. Его глаз тяготеет к личным и внутренним происшествиям, которые разворачиваются среди шума и суеты японской городской жизни.





































самурай

В Токио проходит выставка комиксов для девочек

В одном из музеев в Токио проходит выставка с историей развития комиксов для девочек на протяжении 65 лет. Сборник комиксов "Накаёси" был впервые издан в 1954 году и с тех пор является самым старым в Японии публикующимся журналом. В разное время в нем были представлены различные популярные работы, включая "Сейлор Мун". 

Музей Яёй в токийском районе Бункё проводит выставку в честь празднования 65-летия. Она началась в пятницу. На ней представлено около 250 оригинальных работ от 25 авторов. В их числе есть часть из японского комикса - манга легенда Осаму Тэдзука "Принцесса - рыцарь". Серия комиксов от этого автора появилась на прилавках магазинов более 50 лет назад. Одна из работниц музея рассказала о своем желании, чтобы посетители получили удовольствие от выставки оригинальных работ, в которых девочки встречаются с трудностями, но решительно идут вперед. Выставка продлится до 25 декабря.