Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Анатолий Булавин

Древняя поэзия «Собрания мириад листьев» в эпоху Рэйва: Япония – страна, где не повышают голос?

В японских стихах очень ценится краткость и простота – однако бывали и исключения.
В антологии «Собрание мириад листьев» (Манъёсю) есть стихотворение Какиномото Хитомаро (св. 13, 3253, пер. А. Е. Глускиной):

葦原【あしはら】の
瑞穂【みづほ】の国【くに】は
神【かむ】ながら
言挙【ことあ】げせぬ国【くに】
然【しか】れども
言挙【ことあ】げぞ我【あ】がする
言幸【ことさき】く
ま幸【さき】くませと
つつみなく
幸【さき】くいまさば
荒磯波【ありそなみ】
ありても見【み】むと
百重波【ももへなみ】
千重波【ちへなみ】にしき
言挙【ことあ】げす我【あれ】は
〔言挙【ことあ】げす我【あれ】は〕

Асихара-но
Мидзухо-но куни ва
Камунагара
Котоагэ сэну куни
Сикарэдомо
Котоагэ дзо а га суру
Кото сакику
Масакику масэ то
Цуцуминаку
Сакику има са ба
Арисонами
Аритэмо миму то
Момоэ нами
Тиэ нами ни сики
Котоагэ су ар эва
Котоагэ су арэ ва

О, прекрасная страна,
Где колосья счастья есть
И поля из тростника.
О, прекрасная страна,
Что божественной слывет
И где жалоб нет богам.
О, пусть так, по все равно
Я взываю к небесам,
И молю я об одном:
Счастлив будь в своем пути,
Счастье пусть несут слова!
Если счастлив будешь ты
И вернешься без беды,
Значит, встретимся с тобой,
Даже пусть встает волна
Возле диких берегов!
И как волны сотни раз,
Много, много тысяч раз
Набегают на песок,
Так же беспрестанно я,
Беспрестанно,
Без конца
Я взываю к небесам,
Я взываю к небесам!

Шеф-повар Нодзаки Хиромицу, будучи очень мягким и искренним человеком, при этом необычайно остёр на язык, и особенно от него достаётся японской кухне в её нынешнем состоянии. Нынешние повара постоянно говорят о том, как важны заправки даси, однако даси сами по себе должны лишь выделять вкус основных ингредиентов, у них вспомогательная роль. Как раз эта неспособность сегодняшних поваров определиться с ведущей ролью продуктов и подвергается особым насмешкам. Если вы решили использовать грибы мацутакэ в главной роли, всё остальное играет вспомогательную роль для того, чтобы насладиться ароматом грибов, и нельзя, например, добавлять японских лобстеров. Это не чемпионат высшей лиги – и так далее.
Японская поэзия – это прежде всего выражение эмоций как можно более простыми и содержательными способами. Поэтому в VIII веке «длинные песни» тёка создавали нечасто. Иначе говоря, наступила эпоха «коротких песен» танка, пятистиший в 5-7-5-7-7 слогов. Впоследствии появится ещё более простая форма – хайкай и хайку в 5-7-5 слогов. Говоря словами Нодзаки-сан, когда вы решили, что именно вы хотите подчеркнуть, остальное лучше делать как можно проще.
Страна Ямато – это страна, где не делают котоагэ (в переводе выше это слово выражено словами «жалоб» и «взываю», – прим. перев.). Котоагэ предполагает, что человек, полагаясь на силу слов, говорит громко или много. То есть, если между людьми отношения доверительные, то им не нужно кричать или быть многословными. Таким образом, в стихотворении в том числе указано, что это страна, где речи людей просты.
Прекрасно осознавая это, поэт говорит о том, что, когда речь идёт о безопасном странствии дорогого ему человека, он неоднократно громко взывает, молясь об этом – таково, наверное, основное чувство, которое хотел выразить автор.
Простота в еде, простота в стихах – но иногда бывают и особые случаи... Возможно, это и есть общий знаменатель японской культуры.
Анатолий Булавин

Суд в США разрешил публикацию книги мемуаров Джона Болтона

US court: Bolton's book can go on saleСуд в США отклонил ходатайство американского правительства заблокировать публикацию книги мемуаров Джона Болтона, бывшего советника по национальной безопасности президента США Дональда Трампа. Книга, которая, согласно планам, должна появиться на полках магазинов в предстоящий вторник, содержит эпизоды, которые дают основание полагать, что в своей дипломатии Трамп больше заботился о переизбрании на посту президента, чем о национальных интересах страны. Администрация Трампа потребовала в судебном порядке запретить публикацию книги, заявляя, что она содержит секретную информацию и представляет собой угрозу национальной безопасности. Федеральный окружной суд по округу Колумбия в Вашингтоне вынес свое решение в субботу. Судья заявил, что с учетом того, что сотни тысяч экземпляров книги уже распространяются по всему миру, и многие из них - в редакциях и новостных отделах СМИ, можно говорить, что ущерб нанесен и восстановить статус-кво уже невозможно.
Анатолий Булавин

В своей «Белой книге» японское министерство предупреждает о «климатическом кризисе»

Министерство по делам окружающей среды Японии в своей ежегодной «Белой книге» впервые использовало выражение «климатический кризис» в попытке передать ощущение тревоги в отношении серии связанных с погодой стихийных бедствий в последние годы. В докладе, опубликованном в пятницу, говорится, что изменения климата, как полагают, были фактором, стоявшим за такими экстремальными событиями, как тайфун «Хагибис», который ударил по Японии в октябре прошлого года. В результате этого тайфуна, который вызвал прорыв плотин примерно в 140 местах страны, погибли десятки людей. Доклад ведомства также упоминает волну аномальной жары летом 2018 года, когда более 95 тыс. человек в Японии были доставлены в медицинские учреждения с симптомами тепловых ударов. Как говорится в «Белой книге», то, что можно назвать «климатическим кризисом», представляет угрозу для существования, перед которой стоит человечество.
Анатолий Булавин

Древняя японская поэзия «Собрания мириад листьев» в эпоху Рэйва:кому принадлежит время?


Управление временем – традиционная прерогатива правителей. Во времена «Собрания мириад листьев» ходом придворной жизни управляли при помощи колокола и барабана.
В антологии «Собрание мириад листьев» (Манъёсю) есть стихотворение Каса-но Ирацумэ (св. 4, 607, пер. А. Е. Глускиной):
皆人【みなひと】の
寝【ね】よとの鐘【かね】は
打【う】つなれど
君【きみ】をし思【おも】へば
寝【い】ねかてぬかも

Минахито но
Нэё то но канэ ва
Уцунарэдо
Кими о си омоэба
Инэ ка тэну камо

Хоть и звучит здесь колокол вечерний,
Что говорит всем людям:
«Спать пора!» –
Но о тебе тоскою я полна,
И потому забыться сном не в силах!..

В школах и компаниях опаздывать строго запрещают. В исторической социологии часто говорят о том, как появилось понятие «опоздания». Различные дискуссии возникают из-за вопросов, почему нельзя опаздывать, и кому может принадлежать время. Сама деятельность по определению времени является одной из привилегий, и она принадлежит сельской общине, городу, стране, правителю или императору. Поэтому несоблюдение сроков, устанавливаемых компанией или учебным заведением, наказуемо, а отказ от использования установленных императором гэнго считался разновидностью мятежа, и такой счёт годов назывался «частные годы». 
В Японии правители в своё время устанавливали свой счёт времени, а в эпоху «Собрания мириад листьев» ход времени служащих двора регулировался с помощью барабана и колокола.
Колокол извещал о наступлении часа Кабана – по-нынешнему это около 10 часов вечера. После этого колокола люди собирались спать. В Ведомстве инь и ян (Оммёрё) служащий по делам времени токимори измерял время водяными часами и извещал о наступлении часа Кабана четырьмя ударами колокола.
Написавшая стихи Каса-но Ирацумэ, влюблённая в Оотомо-но Якамоти, не могла уснуть. Поначалу Якамоти сам захотел близости, но со временем его страсть остыла, а сама Ирацумэ ещё сильнее полюбила его. Это оттолкнуло его ещё сильнее, и он быстро охладел к ней. Ирацумэ слышит вечерний колокол и думает о том, куда ушла любовь…
Уэно Макото
Родился в преф. Фукуока в 1960 году. Профессор факультета литературы Университета Нара. Закончил аспирантуру Института литературы Университета Кокугакуин, Ph. D. Работает над исследованием новых возможностей прочтения «Манъёсю» с точки зрения теории культуры «Манъёсю», учитывая достижения в областях истории, антропологии и археологии. Автор многих книг, среди которых «Древняя история духов: спрашиваем у Оригути Синобу» (Тамасий-но кодайгаку – тоицудзукэру оригути синобу), «Теория культуры Манъёсю» (Манъёсю бункарон) и других.
Анатолий Булавин

МИД Японии представил Синюю книгу по дипломатии за 2020 год

Report: Coronavirus complicates diplomacyМинистерство иностранных дел Японии заявило в своем последнем ежегодном сборнике официальных документов, что новый коронавирус вызывает хаос во всем мире и что все страны должны объединиться для борьбы с ним. Министерство представило во вторник на заседании кабинета министров доклад о внешней политике «Синяя книга по дипломатии» за 2020 год. В нем, в частности, говорится, что пандемия коронавируса оказывает отрицательное воздействие на экономическую, социальную и внешнеполитическую области во всем мире и что международная координация и сотрудничество представляют собой ключ к сдерживанию вируса. В сборнике МИД также говорится, что граждане Японии, которые пожелали вернуться на родину после вспышки вируса, смогли воспользоваться чартерными самолетами, чтобы вылететь из китайского Уханя, в результате тесного сотрудничества между двумя странами. В Синей книге также упоминается о просьбе Тайваня принять участие в работе генеральной ассамблеи ВОЗ в статусе наблюдателя. Япония последовательно поддерживает Тайвань. Прошлогодний сборник вызвал критику со стороны правящей Либерально-демократической партии, так как в нем отсутствовало заявление, согласно которому «четыре находящихся под контролем России острова принадлежат Японии». В Синей книге за 2020 год говорится, что Япония обладает суверенитетом над Северными территориями.
Анатолий Булавин

Япония – страна рисоводства. Древняя поэзия «Собрания мириад листьев» в эпоху Рэйва.

В Японии на протяжении двух тысяч лет граница рисоводства продвигалась всё дальше на север. Из этого стихотворения мы узнаём о рисоводческих техниках в период создания «Собрания мириад листьев». В антологии «Собрание мириад листьев» (Манъёсю) есть стихотворение дамы из рода Ки, посланное в ответ Якамоти (св. 4, 776 пер. А. Е. Глускиной):

言出【こちで】しは Коти дэси ва О, сказанные только что слова,
誰【た】が言【こと】なるか Та га кото нару ка Кем сказаны, чьи были те слова? —
小山田【をやまだ】の Оямада но Ведь словно на полях средь гор вода,
苗代水【なはしろみづ】の Нава сиромидзу Где поднялась рассада риса,
中淀【なかよど】にして Накаёдо ни си Стоишь на месте ты и не спешишь сюда!
Рис в последнее время продаётся всё хуже, и фермеры по всей Японии что только не делают, чтобы остаться на плаву – например, создают особые марки риса. На самом деле климат Японии не слишком хорош для рисоводства, для этого здесь слишком холодно. В Японии в течение двух тысяч лет границу рисоводства мало-помалу отодвигали к северу.

Иными словами, японское рисоводство – это постоянное противостояние холодам и продвижение риса на север. Именно поэтому появились технологии, позволяющие выращивать рис в холодной местности. Если использовать воду, текущую в горных ущельях, то зерно не прорастёт, поэтому использовалась такая технология – оросительный канал делали длинным, чтобы вода успела прогреться, вода с гор слишком холодна. Из-за этого в оросительных каналах в горной местности вода Рэйва 13 течёт медленно, не так, как на равнине, и застаивается.

У Оотомо-но Якамоти была пятнадцатилетняя возлюбленная – та самая «дама из рода Ки». В этих стихах она как раз пеняет ему, что тот давно не приходит.
Смысл стихов такой: «Кто первым захотел встречаться, не ты ли? А в последнее время в мой дом не приходишь – как та вода в длинных каналах, которая заиливается и течение ослабевает. Приходи скорей, а то обижусь!».

Японские женщины в VIII веке использовали такие метафоры, упрекая мужчин, которые долго не давали знать о себе. В те времена каждый знал, что оросительные каналы в горах длинные. Воистину, Япония – страна с рисоводческой культурой!
Анатолий Булавин

Путешествуя по Японии. Азалиевый бугор в храме Нэдзу Дзиндзя или Цуцудзи мацури - фестиваль азалий

/Фото-видео репортаж Анатолия Булавина/

С конце апреля и почти весь май в Японии повсеместно проходит Цуцудзи мацури или фестиваль азалий. Фантастическое зрелище! Кажется, что на землю спустились разноцветные облака!


 Самые разные азалии повсюду - вдоль городских дорог, скверы, бульвары, парки и храмы буквально утопают в густых зарослях кустарников азалии. Помимо традиционных ярких красно-оранжево-розово-белых, встречаются также редкие по окрасу цуцудзи, например, желтые или черные.
От такой красоты просто дух захватывает! В старинном синтоистском храме в центре Токио - Нэдзу Дзиндзя происходит одно из главных событий любования японцами цуцудзи на Азалиевом бугре.

[Нажмите, чтобы прочитать и посмотреть фотографии храма Нэйдзи и Азалиевого бугра дальше...]
Святилище Нэдзу дзиндзя - прекрасное здание с резьбой удивительной красоты было построено в 1706 году. Для возведения стенок храма использовались стволы вековых кедров и гингко. Стенки были богато изукрашены резьбой и покрыты лаком. При храме был разбит прекрасный парк с прудом, в котором плавали (и сейчас плавают) драгоценные карпы, утки и черепахи.
Покровительницей храма стали считать богиню риса Инари, о чем свидетельствуют установленные у входа скульптуры лисиц - нескончаемых спутниц данной богини. Наплыв паломников в Нэдзу дзиндзя отмечается два раза в году. Один раз - в сентябре, когда отмечается храмовый праздник с выносом на улицу 3-х священных паланкинов микоси, преподнесенных храму 6-м сёгуном клана Токугава. И сейчас, в весеннюю пору, когда в храмовом саду начинают цвести деревья и кустарники. В феврале - это сливы, а в апреле и мае - азалии и глицинии. В саду высажено 3 тысячи кустов азалии, поэтому сад Нэдзу дзиндзя именуют Цуцудзи-га ока – Азалиевый бугор. Сначала мая сад как-будто бы укрыт осевшими на кустах туманом всех цветов голубого и фиолетового цветов.
Ради этого необыкновенного вида сюда съезжаются толпы верующих в богиню Инари и неверующих ни во что, не считая божественности самой природы. У этого синтоистского храма, размещенного в столице Японии по соседству с Токийским институтом, как и у каждого святилища страны, есть свои индивидуальности. У Нэдзу дзиндзя они соединены с историей, архитектурой, культурой, литературой и цветоводством.

Легенда утверждает, что храм был заложен приблизительно 2 тысячи лет назад, царевичем Яматотакэру-но Микото. Считается, что этот царевич был отпрыском более знаменитого правителя Кэйко, который поручил собственному отпрыску расширить границы владений страны Ямато(Япония), оттеснив племена айнов на север архипелага. Царевичу Яматотакэру в нелегких военных экспедициях потребовалась помощь небесного покровителя, потому, до того как отправиться в поход, он заложил в горной деревушке Сэндаги храм, посвященный богу войны.


В храме есть и своё - привидение Отец грядущего сёгуна, князь Цунасигэ, при жизни был изрядным гулякой. В один прекрасный момент в крепком подпитии он убил ни в чем не повинного подданного - самурая Уэмона Нэдзу. Позже Цунасигэ тяжело переживал произошедшее. У него, как у царя Бориса Годунова, бессонными ночами стояли "мальчишки кровавые в очах". Исследователи не исключают, что измученный совестью Цунасигэ покончил жизнь самоубийством именно на холмике, называвшемся Нэдзу! Есть даже хайку посвященное этому событию:
«У сиятельного изголовья

Привидение из Нэдзу

Бессонно стоит на охране».

Соль трехстишия - в игре слов. Более того, иероглифы, составляющие это заглавие, можно интерпретировать как "бессонница". Отсюда двойной, если не тройной, подтекст трехстишия. Но властители страны пренебрегли ядовитой усмешкой поэта. Нэдзу дзиндзя был воссоздан в обычном для той эры строительном стиле гонгэн дзукури, соответствующем для Тосёгу - погребального комплекса первого из сёгунов клана Токугава. Японская столица не раз испытывала удары природных стихий и людской злости. Храму в Нэдзу удалось пережить и разрушительное землетрясение 1923 года, и пожар 1945 года, вызванный американскими бомбардировками, когда выгорел фактически весь город и погибли 80 тысяч его обитателей. Только три храма смогли сохраниться в схожем бедствии один из них - Нэдзу дзиндзя. Сейчас это одна из наистарейших построек в Токио. Молельный зал, двое ворот и окружающая храм древняя стенка числятся государственным культурным монументом.



Анатолий Булавин

В Японии умер 112-ти летний Титэцу Ватанабэ - самый старый в мире человек...

TOPSHOT - CORRECTION - In this Japan Pool picture received via Jiji Press on February 12, 2020, 112-year-old Japanese man Chitetsu Watanabe poses next to calligraphy reading in Japanese 'World Number One' after he was awarded as the world's oldest living male in Joetsu, Niigata prefecture. - The 112-year-old Japanese man who believes smiling is the key to longevity has been recognised as the world's oldest male, Guinness World Records said on February 12. (Photo by JAPAN POOL / JIJI PRESS / AFP) / Japan OUT / ôThe erroneous mention[s] appearing in the metadata of this photo by STR has been modified in AFP systems in the following manner: [Japan Pool picture received via Jiji Press] instead of [Guineess World Records LTD. via Jiji Press]. Please immediately remove the erroneous mention[s] from all your online services and delete it (them) from your servers. If you have been authorized by AFP to distribute it (them) to third parties, please ensure that the same actions are carried out by them. Failure to promptly comply with these instructions will entail liability on your part for any continued or post notification usage. Therefore we thank you very much for all your attention and prompt action. We are sorry for the inconvenience this notification may cause and remain at your disposal for any further information you may require.öЯпонец считался самым старым человеком в мире и умер в возрасте 112 лет. Ему скоро исполнилось бы 113: самый старый человек в мире, согласно «Книге рекордов Гиннеса», умер. Перед своей смертью Титэцу Ватанабэ раскрыл секрет своей долгой жизни. «Много улыбайтесь, немного раздражайте и занимайтесь каждый день!», – так можно обобщить рекомендацию Титэцу Ватанабе о долгой жизни. Житель Японии, родившийся в 1907 году, получил сертификат «Книги рекордов Гиннеса» в доме престарелых всего две недели назад. «Тот, кто хочет жить долго, не должен сердиться, а должен улыбаться», — сказал он однажды в интервью. Вплоть до прошлого лета Ватанабэ каждый день занимался спортом и математическими упражнениями и посвятил себя складыванию оригами и каллиграфии. Будучи первенцем из восьми детей, Ватанабэ может оглянуться на долгую жизнь, которая была иногда полна работы и лишений. Он учился в сельскохозяйственной школе, был военным во Второй мировой войне, а затем до пенсии работал в сельскохозяйственной администрации своего дома в Ниигате на севере Японии. До старости он обеспечивал свою семью частным выращиванием фруктов и овощей. По сообщению информационного агентства Kyodo, в семью входят 5 детей, 12 внуков, 16 правнуков, а теперь и первый праправнук.
Анатолий Булавин

Древняя поэзия «Собрания мириад листьев» в эпоху Рэйва: времена года и превратности придворной жизни

О политике говорят, что она непредсказуема, и в эпоху «Манъёсю» тоже вели ожесточённую борьбу за власть. В этот непростой период принцесса Нукада смогла пережить все превратности придворной жизни. Как ей это удалось? В антологии «Собрание мириад листьев» (Манъёсю) есть такой эпизод (св. 1, 16, пер. А. Е. Глускиной): Песня, которой принцесса Нукада ответила, когда император повелел министру двора Фудзивара [Каматари] устроить спор о том, что лучше – прелесть множества цветов в весенних горах или краски тысячи листьев среди осенних гор

Collapse )
Анатолий Булавин

Сайгё - японский поэт и буддийский монах, известный создатель в стихотворной форме танка...

Считается, что для японцев Басё - все равно как для русских Пушкин. Хотя одним Басё японская литература не исчерпывается, конечно. Есть мнение, что величайший поэт и дзенский мастер Рёкан Тайгу по масштабу таланта и глубине философской мысли был выше Басё. Но кроме двух этих вершин японской литературы были и другие имена, и одно из них - Сайгё (Saigyō Hōshi), один из известнейших и популярнейших создателей танка.   Уже при жизни Сайге был окружен великой славой, в дальнейшем она все продолжала расти. Книга его стихов "Горная хижина" была введена в круг чтения, обязательный для каждого культурного человека, а лучшие поэты Японии восхищались творчеством Сайге и изучали его. В их числе были Басе, Бусон и Рёкан. О Сайге уже вскоре после его смерти стали создавать легенды, а художники изображали его странствия на свитках картин. Пятьдесят лет Сайге был буддийским монахом. По слухам, он не пользовался особой славой как знаток священного писания и религиозный учитель. Его буддистские стихи не дидактичны, мир для Сайге полон грустной прелести и обаяния, он не в силах отринуть прекрасное. Поэзия его кристально ясна и проста, но вмещает в себе сложнейший мир мыслей и чувств. Буддийский монах, он был влюблен в красоту природы до одержимости. Он по происхождению был воином, но ненавидел войну. Он певец печали, сумерек и одиночества, стремился к спокойному созерцанию. Конечно, Сайге не был безродным нищим монахом и даже высшие феодалы принимали его с почетом.
Времена года. Весна
Сложил в первое утро весны
Окончился год.
Заснул я в тоске ожиданья,
Мне снилось всю ночь:
"Весна пришла". А наутро
Сбылся мой вещий сон.
***
Зубцы дальних гор
Подернулись легкой дымкой.
Весть подают:
Вот он, настал наконец
Первый весенний рассвет.
***
Замкнутый между скал,
Начал подтаивать лед
В это весеннее утро,
Вода, пробиваясь сквозь мох,
Ощупью ищет дорогу.
***
© Сайгё
Сайгё (1118 - 1190)
Сайгё (1118 - 1190) родился в аристократической семье в период заката эпохи Хэйан. Отец будущего поэта принадлежал к северной ветви клана Фудзивара, а мать происходила из рода Минамото. Подлинное имя поэта - Сато Норикиё. Семья поэта сохранила наследственные связи с военными феодалами и в то же время была тесно спаяна со старой придворной служилой аристократией.
[Нажмите, чтобы прочитать дальше...]

Биография Сайге окружена дымкой легенд, он вырос в Хэйане (Киото), с малых лет прекрасно владел оружием. Был силен и ловок, отличался в игре с ножным мячом, метко стрелял в цель. В то же время изучал китайскою классику - историю, философию, поэзию и рано осознал свое поэтическое призвание. В 1140 году Сайге пошел на решительный шаг, требовавший большой силы воли. Он постригся в монахи, оставив вассальную службу и, по некоторым сведениям, семью - жену и маленькую дочь. Годы спустя Сайге, как рассказывают, увидел свою жену, тоже принявшую постриг, и пролил слезы. Уходя, он сложил прощальную песню:


Жалеешь о нем...
Но сожалений не стоит
Наш суетный мир.
Себя самого отринув,
Быть может, себя спасешь.

Сайгё (1118 - 1190)
Поэт бежал от людей и тянулся к ним, он поэт мысли, но даже достигая больших философских глубин, равнодушно мыслить он не может. Его картины природы - пейзаж души. Скорбь Сайге пронзительна, радость постижения красоты обжигает болью.


"Цветы, кукушка, луна, снег – все, что манит нас, – пустота, хотя заполняет глаза и уши. Но разве родившиеся из нее стихи не истинные слова? Когда пишешь о цветах, ведь не думаешь, что это на самом деле цветы. Когда говоришь о луне, ведь не думаешь что это на самом деле луна. Вот и мы, следуя внутреннему зову, сочиняем стихи. Упадет красная радуга, и кажется, будто пустое небо окрасилось. Засветит ясное солнце, и кажется, будто пустое небо озаряется. Но ведь небо само по себе не окрашивается и само по себе не озаряется. Вот и в моей душе, как в пустом небе, разные вещи окрашиваются в разные тона, не оставляя следа. Да лишь такие стихи и воплощают истину Будды".

© Сайгё, из "Биографии Мёэ", записанной его учеником Кикай.
Сайгё (1118 - 1190)
Памятник на могиле поэта


***
Зимняя луна озаряет сад
Глубокой зимой
Как слепительно ярко
Блещет лунный свет!
В саду, где нет водоема,
Он стелется, словно лед.
Соколиная охота в снежную пору
Густо падает снег
В темноте не увидишь,
Где затаился фазан.
Только крыльев внезапный вспорх
Да ястреба колокольчик.
***



Соловьи под дождем
Соловьи на ветвях
Плачут, не просыхая,
Под весенним дождем.
Капли в чаще бамбука ...
Может быть, слезы?
***
Соловьи в сельском уединении
Голоса соловьев
Повсюду сочатся сквозь дымку ...
Такая стоит тишина.
Не часто встретишь людей
Весною в горном селенье.
***
Если б замолкли голоса соловьев в долине, где я живу
Когда б улетели прочь,
Покинув старые гнезда,
Долины моей соловьи,
Тогда бы я сам вместо них
Слезы выплакал в песне.
***
Оставили соловьи
Меня одного в долине,
Чтоб старые гнезда стеречь,
А сами, не умолкая,
Поют на соседних холмах.
***
Песня весны
Вижу я, растопились
На высоких вершинах гор
Груды зимнего снега.
По реке «Голубой водопад»
Побежали белые волны.
***


Дымка на морском побережье
На морском берегу,
Где солеварни курятся,
Потемнела даль,
Будто схватился в борьбе
Дым с весенним туманом.
***
Вспоминаю минувшее во время сбора молодых трав
Туман на поле,
Где молодые травы собирают,
До чего он печален!
Словно прячется юность моя
Там, вдали, за его завесой.
***
Слива возле горной хижины
Скоро ли кто-то придет
Ароматом ее насладится?
Слива возле плетня.
Ждет в деревушке горной,
Пока не осыплется до конца.
***

Цветущая слива возле старой кровли
Невольно душе мила
Обветшалая эта застреха.
Рядом слива цветет.
Я понял сердце того,
Кто раньше жил в этом доме.
***
Приди же скорей
В мой приют одинокий!
Сливы в полном цвету.
Ради такого случая
И чужой навестил бы...
***


Летят дикие гуси
Словно приписка
В самом конце посланья -
Несколько знаков...
Отбились в пути от своих
Перелетные гуси.
***
Ивы под дождем
Зыблются все быстрей,
Чтоб ветер их просушил,
Спутаны, переплелись,
Вымокли под весенним дождем
Нити зеленой ивы.
***
Прибрежные ивы
Окрасилось дно реки
Глубоким зеленым цветом.
Словно бежит волна,
Когда трепещут под ветром
Ивы на берегу.
***

Жду, когда зацветут вишни
В горах Ёсино
На ветках вишневых деревьев
Россыпь снежка.
Нерадостный выдался год!
Боюсь, цветы запоздают.
***
Шел я в небесную даль,
Куда, я и сам не знаю,
И увидал наконец:
Меня обмануло облако...
Прикинулось вишней в цвету.
***
В горах Ёсино
Долго, долго блуждал я
За облаком вслед.
Цветы весенние вишен
я видел - в сердце моем.
***

Из многих моих стихотворений о вишневых цветах
Дорогу переменю,
Что прошлой весной пометил
В глубинах гор Ёсино!
С неведомой мне стороны
Взгляну на цветущие вишни.
***
Горы Ёсино!
Там видел я ветки вишен
В облаках цветов,
И с этого дня разлучилось
Со мною сердце мое.
***
Куда унеслось ты,
Сердце мое? Погоди!
Горные вишни
Осыплются, - ты опять
Вернешься в свое жилище.
***
Увлечено цветами,
Как сердце мое могло
Остаться со мною?
Разве не думал я,
Что все земное отринул?
***
Ах, если бы в нашем мире
Не пряталась в тучи луна,
Не облетали вишни!
Тогда б я спокойно жил,
Без этой вечной тревоги...
***
О, пусть я умру
Под сенью вишневых цветов!
Покину наш мир
Весенней порой "кисараги"
При свете полной луны.
***
Когда я любовался цветами на заре, пели соловьи
Верно, вишен цветы
Окраску свою подарили
Голосам соловьев.
Как нежно они звучат
На весеннем рассвете!
***
Увидев старую вишню, бедную цветами
С особым волненьем смотрю...
На старом вишневом дереве
Печальны даже цветы!
Скажи, сколько новых весен
Тебе осталось встречать?
***
Когда слагали стихи на тему картины на ширмах, я написал о тех людях, что лишь издали смотрят, как сановники Весеннего дворца толпятся вокруг цветущих вишен
Под сенью ветвей
Толпа придворных любуется...
Вишня в цвету!
Другие смотрят лишь издали.
Им жалко ее аромата.
***

Из многих моих песен на тему: "Облетевшие вишни"
Слишком долго глядел!
К вишневым цветам незаметно
Я прилепился душой.
Облетели... Осталась одна
Печаль неизбежной разлуки.
***
Горные розы
В горькой обиде
На того, кто их посадил
Над стремниной потока,
Сломленные волной,
Падают горные розы.
***
Стихи, сочиненные в канун первого дня третьей луны
Весна уходит...
Не может удержать ее
Вечерний сумрак.
Не оттого ли он сейчас
Прекрасней утренней зари?
***

ПЕСНИ ЛЮБВИ
Далеко от всех,
В ущелье меж горных скал,
Один, совсем один,
Незрим для взоров людских,
Предамся тоскующей думе.
***
На летнем лугу,
Раздвигая густые травы,
Блуждает олень,
И беззвучно, безмолвно
Сыплются капли росы.
***
Пришлось разлучиться нам,
Но образ ее нигде, никогда
Я позабыть не смогу.
Она оставила мне луну
Стражем воспоминаний.
***
Предрассветный месяц
Растревожил память о разлуке.
Я не мог решиться!
Так уходит, покоряясь ветру,
Облако на утренней заре.
***
Она не пришла,
А уж в голосе ветра
Слышится ночь.
Как грустно вторят ему
Крики пролетных гусей!

ЛЕТО
К старым корням
Вернулся весенний цвет.
Горы Ёсино
Проводили его и ушли
В страну, где лето царит.
***
Цветы унохана в ночную пору
Пускай нет в небе луны!
Обманчивей лунного света
Цветы унохана.
Чудится, будто ночью
Кто-то белит холсты.
***

Стихи о кукушке
Слышу, кукушка
С самой далекой вершины
Держит дорогу.
Голос к подножию гор
Падает с высоты.
***
"Кукушки мы не слыхали,
А близок уже рассвет!" -
На всех написано лицах...
И вдруг - будто ждали его! -
Раздался крик петуха.
***
Еще не слышна ты,
Но ждать я буду вот здесь
Тебя, кукушка!
На поле Ямада-но хара
Роща криптомерий.
***

Дожди пятой луны
Мелкий бамбук заглушил
Рисовые поля деревушки.
Протоптанная тропа
Снова стала болотом
В этот месяц долгих дождей.
***
Дожди все льются...
Ростки на рисовых полях,
Что будет с вами?
Водой нахлынувшей размыта,
Обрушилась земля плотин.
***
Болотный пастушок в глубине гор
Должно быть, лесоруб
Пришел просить ночлега,
В дверь хижины стучит?
Нет, это в сумерках кричал
Болотный пастушок.
***
Стихотворение на тему: "Путник идет в густой траве"
Путник еле бредет
Сквозь заросли... Так густеют
Травы летних полей!
Стебли ему на затылок
Сбили плетеную шляпу.
***
Источник возле горной хижины
Лишь веянья ветерка
Под сенью ветвей отцветших
Я жду не дождусь теперь,
Снова в горном источнике
Воды зачерпну пригоршню...
***
Смотрю на луну в источнике
Пригоршню воды зачерпнул.
Вижу в горном источнике
Сияющий круг луны,
Но тщетно тянутся руки
К неуловимому зеркалу.