Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Анатолий Булавин

Мурата Саяка, автор «Человека-комбини»: как выжить тем, кто не может превратиться в маленькую ведьму

Сентябрь 2020 года, в головном офисе издательства «Кадокава» (Токио, р-н Тиёда)Интервью с всемирно известной писательницей: способность выжить, избавившись от гнёта норм, история создания произведений и рассказ о новинке.
Мурата Саяка
Лауреат премии Акутагава (2016) за книгу «Человек-комбини», общий тираж которой превысил миллион экземпляров. Родилась в 1979 году в префектуре Тиба. Выпускница университета Тамагава. В 2003 году книга «Кормление грудью» удостоилась премии Гундзо для начинающих писателей. Лауреат премии Нома за лучший литературный дебют (рассказ «Серебристая песня», 2009), лауреат премии Мисима (рассказ «О белом городе, о температуре его костей», 2013).
Collapse )
Анатолий Булавин

Суд в Японии признал нарушением авторских прав публикации на вебсайте-спойлере комиксов

Court: Spoiler website infringes comic copyrightОдин из японских судов постановил, что несанкционированная публикация фрагментов комикса на одном из сайтов-спойлеров является нарушением авторских прав. Суд также предписал оператору сайта раскрыть информацию о том, кто именно разместил данный контент.
Серия комиксов «Кэнган Омега» доступна через программу-приложение японского издательского дома «Сёгакукан».
Однако с января 2019-го года по май прошлого года были опубликованы без разрешения реплики и рисунки 63-х эпизодов этой серии.
Автор комикса, который считает, что вебсайт-спойлер нарушил авторские права, потребовал предоставить информацию о том, кто загружал этот контент.
В постановлении, вынесенном в прошлую пятницу, председательствовавший судья Токийского окружного суда Сибата Ёсиаки отметил, что оспариваемые действия нарушили права на воспроизведение и публичное распространение.
Адвокат издательского дома назвал постановление большим достижением.
Анатолий Булавин

Канэко Мисудзу и её детские стихи: «Все разные, и все хорошие!»

Стихи Канэко Мисудзу находят отклик в сердцах людей уже более 100 лет. Сами собой западают в душу строки её стихотворений – «Все разные, и все хорошие!», «Мы не видим, а это есть!». Её стихи говорят небу, птицам, рыбам, земле и всем нам: «Хорошо, что вы такие, как есть!». Ядзаки Сэцуо, который на протяжении 16 лет искал рукописи Мисудзу, представляет некоторые её произведения.
Хорошо, что вы такие, как есть!
Я, птичка и колокольчик
Даже расправив руки,
В небо не поднимусь,
А птичка умеет летать, но не может
Бегать так быстро, как я.
Даже если дрожу,
То чистый звук не издам,
А тот колокольчик звонкий
Не споёт столько песен, как я.
Колокольчик, птичка и я,
все разные, и все хороши.

Это один из шедевров Канэко Мисудзу. С какой радостью сказано, что все мы разные, и все хороши! «Хорошо, что ты – это ты!» – говорят стихи. Всё на Земле, включая людей, могло появиться как раз потому, что все разные, и все могут существовать потому, что отличаются от других. Если кто-то родился, он уже получил высший балл на экзамене.
Чтобы суметь взглянуть на мир глазами Мисудзу, нужно отказаться от представлений о человеке или даже о себе как центре этого мира.
Самое главное в этом произведении – предпоследняя строка. В названии стихотворения «Я, птичка и колокольчик», но в этой строке «я» смещается и идёт после остальных – колокольчик, птичка, и уже потом «я». Переход от «я и ты» к «ты и я» – тогда-то и рождается это мироощущение, когда в первую очередь думают не о себе, когда «все разные, и все хорошие».
Ещё один важный момент – перечисление того, что кто-то не может или не знает – летать в небе, бегать по земле, издавать красивые звуки, помнить песни.
При рождении мы ничего не можем и не знаем, понемногу обретаем знания и способности – и склонны дискриминировать тех, кто чего-то не может или не знает.
Мисудзу напоминает нам, что неспособность и неведение – изначальны, и лишь потом мы обретаем способности и знания. Каждый в своё время обретает свой объём знаний и способностей, и она помогает осознать, что всё существующее несравнимо и по-своему прекрасно.
Мы не видим, а это есть!
Звёзды и одуванчики
Глубоко на дне синего неба,
Подобные камушкам в море
Лежащие там до прихода ночи
Звёзды нам не видны.
Невидимы – но они есть!
Есть и то, чего мы не видим!
Летят семена одуванчика,
Забиваются в тесные щели меж черепицей,
Прячутся там до прихода весны –
Их сильные корни нам не видны.
Невидимы – но они есть!
Есть и то, чего мы не видим!

«Невидимое есть, существует то, чего мы не видим», – говорит Мисудзу людям, которые склонны принимать во внимание только то, что могут увидеть. Это напоминает то, как она писала о сардинах, справляющих поминки по ушедшим на дне морском, в стихотворении «Хороший улов».
Из других невидимых вещей можно назвать воздух, заполняющий всё пространство вокруг нас. Именно он сохраняет нам жизнь. Важная проблема этого стихотворения – недостаток нашего воображения и способности глубоко чувствовать из-за того, что мы склонны забывать или не замечать то, что не можем увидеть – звёзды днём, корни одуванчика – хотя они не видны не потому, что не существуют.
Осознание этого может принести облегчение, напомнить о собственном существовании и вызвать желание обратить внимание на всё сущее.
Мисудзу говорит, что невидимое – тоже есть, существуют вещи, которых мы не видим, а 18 лет спустя Сент-Экзюпери в «Маленьком принце» (перевод Норы Галь) скажет: «Самого главного глазами не увидишь». Важные озарения повторяются в разное время в разных местах.
Самое важное глазами не увидишь
Снег под ногами
Снег наверху
Мёрзнет
В лучах холодной Луны
Снегу внизу
Тяжело
Под ногами сотен людей
Снегу в середине
Одиноко,
Не видно ни неба, ни земли

При чтении «Снега под ногами» восхищает то, что автор рассказывает о снеге, воспринимая его не просто как снег вообще, а конкретный «снег наверху», «снег внизу», «снег в середине». Я могу представить себе снег наверху и снег внизу, но, наверное, никто раньше не думал о «снеге в середине».
Когда я читаю «Снег под ногами», я вспоминаю одного деревенского старосту в то время, когда я ездил смотреть на дрейфующий лёд на Хоккайдо. Староста нас встретил и наизусть читал «Снег под ногами».
«Снегу в середине // Одиноко // Не видно ни неба, ни земли», – читал он с улыбкой, но его лицо на миг посерьёзнело, и он вдруг заплакал. «Больше чем за семьдесят лет я перевидал много снега, но ни разу не думал о снеге в середине. Мне стыдно, что дожил до этих лет, не видя по-настоящему важных вещей», – и снова заплакал.
Тогда меня охватило подозрение – а я сам, не жил ли и я, не замечая по-настоящему важного, как этот деревенский староста, до того времени, когда меня глубоко тронули детские стихи Мисудзу?
Мне кажется, что когда мы читаем детские стихи Мисудзу, они всегда обращаются к нам с вопросом: «А не таков ли ты сам?».
Стихи Канэко Мисудзу: «Полное собрание сочинений Канэко Мисудзу» (изд-во JULA)
Анатолий Булавин

Высокопоставленный представитель посольства США в Японии выразил скорбь по погибшим от авиарейдовСША

Высокопоставленный представитель посольства США в Японии направил письмо с выражением скорби японке, пытающейся своими силами сохранить воспоминания жертв американских бомбардировок Токио, имевших место более 70 лет назад.
Как выяснила NHK, временный поверенный в делах Джозеф Янг написал письмо 87-летней японке по имени Эбина Каёко, которая потеряла в результате американских авиарейдов шестерых родных.
Ее родные были среди почти ста тысяч погибших в предрассветной бомбардировке японской столицы силами США 76 лет назад. В среду исполняется годовщина этого разрушительного события.
Эбина на свои собственные деньги построила мемориал и написала несколько книг, повествуя о том, что ей довелось пережить во время войны.
Эбина сказала, что письмо от Янга она получила от представителя американского посольства в понедельник.
В письме Янг, в частности, говорит следующее: «Я благодарен за возможность присоединиться к Вам в выражении глубокого почтения памяти жертв Второй мировой войны».
Послание было написано по-английски и по-японски.
Эбина сказала, что была очень удивлена, получив это письмо. Она подчеркнула, что рада, что США услышали ее призыв, что война никогда не должна повториться.
Американское посольство сообщило нашей вещательной корпорации, что Янг написал это письмо как частное лицо в духе дружбы между США и Японией.
Анатолий Булавин

Открытие забытой японской поэтессы: детские стихи Канэко Мисудзу

Наверное, каждый японец знает строку «все разные, и все хорошие» из стихотворения Канэко Мисудзу «Я, птичка и колокольчик». Стихи Канэко Мисудзу сейчас входят в учебники родного языка для начальной школы, а встреча с её творчеством стала судьбоносной для поэта Ядзаки Сэцуо, который обнаружил её рукописи.
Неожиданная встреча с творчеством поэтессы
В Японии «детская поэзия», то есть стихи, которые нравятся и детям, и взрослым, началась с посвящённого детской литературе журнала «Акай тори» («Красная птичка»), который начал выходить в июле 1918 года. В годы расцвета популярности журнала небосвод детской поэзии был озарён вспышкой ярчайшей звезды – о Канэко Мисудзу поэт Сайдзё Ясо говорил как о «гигантской звезде среди молодых детских поэтов».
Движение «Красная птичка» (Акай тори) было направлено на создание художественных ценностей для детей, благодаря ему впоследствии появился ряд других журналов детской прозы и поэзии, в том числе «Золотой корабль» (Кин-но фунэ), «Детские истории» (Дова). В этих журналах публиковали свои произведения лучшие поэты эпохи – Китахара Хакусю в «Красной птичке», Ногути Удзё в «Золотом корабле», Садзё Ясо – в «Детских историях», а в особой колонке публиковали избранные произведения начинающих авторов, которые присылали им рукописи, готовя новое поколение поэтов.
Мисудзу опубликовала около 90 работ, в основном в «Детских историях», вспыхнув яркой звездой среди молодых поэтов, но 10 марта 1930 года в возрасте 26 лет покинула этот мир.
Впоследствии немало людей безуспешно искали её работы, и она оставалась «поэтессой-призраком», от которой осталось совсем немного произведений.
Впервые я встретился с произведением Мисудзу в 1966, когда я учился на первом курсе университета. Это был «Хороший улов» в «Собрании японской детской поэзии» (Нихон доёсю, изд-во «Иванами бунко»).
Хороший улов
Утро, светает,
Хороший улов
Больших сардин иваси,
Нынче хороший улов!

В порту веселятся,
Празднуют,
А в море, наверное,
Справляют поминки
По десяткам
Тысяч сардин.

Когда я прочитал «Хороший улов», он настолько меня потряс, что остальные более чем 300 произведений «Собрания японской детской поэзии» просто померкли. Всего десять строк, но они перевернули мою картину мира, в центре которой стоял человек. Эгоцентрическое представление о том, что люди едят сардин, чтобы жить, сменилось идеей того, что мы забираем жизнь у сардин для собственной жизни.
Оказалось, что был человек, писавший такие стихи! Мне хотелось прочитать больше, с этого и начались мои поиски Мисудзу.
Я обошел один за другим все букинистические магазины кварталов старых книг в Токио и искал книги с упоминанием имени Мисудзу. Ничем не закончились и посещения Национальной парламентской библиотеки и Литературного музея. Детский поэт Сато Ёсими рассказал мне, что Мисудзу отправляла свои стихи из Симоносэки в префектуре Ямагути, и что она умерла в молодом возрасте.
После этого современник Мисудзу, в одно время с ней посылавший рукописи в журналы, Дандзё Харукиё, подарил мне опубликованный им за свой счёт сборник из 30 детских стихов Канэко Мисудзу «Кокон и могила», в который вошли произведения, опубликованные в «Детских историях». Однако более чем за десять лет я нисколько не продвинулся в поисках. Я не встретил человека, который знал бы Мисудзу в Симоносеки, поэтому я изменил направление поисков и начал с книжного магазина в Симоносэки, откуда она отправляла рукописи.
Тут дело сдвинулось с мёртвой точки – через магазин я вышел на родственников Мисудзу и наконец узнал, что её младший брат Камияма Гасукэ живёт в Токио. Шёл уже шестнадцатый год с тех пор, как я познакомился с «Хорошим уловом». Её брат бережно хранил у себя трёхтомный сборник детских стихов, собственноручно написанный Мисудзу. В нём оказалось 512 произведений – их количество более чем в пять раз превышает число опубликованных работ. Он также рассказал мне о Мисудзу.
Недолгая жизнь Мисудзу
Канэко Мисудзу (настоящее имя Тэру) родилась 11 апреля 1903 года в деревне Сэндзаки уезда Оцу в префектуре Ямагути (в настоящее время район Сэндзаки города Нагато), она была старшей дочерью Канэко Сёносукэ и его жены Мити. У неё тогда был брат Кэнсукэ, на два года старше неё, и бабушка, Умэ.
Двумя годами позже родился её младший брат Масахиро (позже он работал как режиссёр и автор текстов под псевдонимом Камияма Гасукэ), а в следующем году Сёносукэ умер. Семья Канэко при поддержке семьи Камияма, в которую вышла замуж Фудзи, младшая сестра Мити, и которая держала в Симоносэки книжный магазин «Камияма бунъэйдо», открыла книжный магазин «Канэко бунъэйдо».
В 1907 году Масахиро усыновила семья Камияма, у которой не было наследника.
В 1916 году Мисудзу закончила обычную начальную школу Сэтодзаки и поступила в старшую школу Оцу для девочек. Это была послушная, весёлая и добрая девочка, у неё были отличные оценки, и её любили все в её классе. Когда она училась в третьем классе этой школы для девочек, Фудзи умерла, и Мити, её мать, заняла её место в книжном магазине «Камияма бунъэйдо».
В 1923 году, через три года после окончания школы для девочек, Мисудзу стала единственной продавщицей «Камияма бунъэйдо», где жила её мать, и начала писать детские стихи, а примерно через месяц под псевдонимом Канэко Мисудзу послала их в четыре журнала, в том числе в «Детские истории». Все они были опубликованы. С тех пор она посылала рукописи в основном в «Детские истории».
По настоянию дяди она в 1926 году вышла замуж, а в ноябре у неё родилась дочь Фусаэ. Однако муж хотел, чтобы Мисузу была только женой и матерью, и строго запретил писать стихи и вести переписку с коллегами по творчеству. Из-за этого Мисудзу набело переписала стихи в трёхтомник, сделав одну копию для Сайдзё Ясо, а другую – для Масахиро, и прекратила писать.
В конце концов жизнь с мужем истощила её морально и физически, она развелась с ним. Мисудзу хотела оформить опеку над Фусаэ, но по закону того времени родительские права были только у мужа. Она обсуждала с ним это несколько раз, он был против, и Мисудзу за день до того, как муж должен был приехать и забрать дочь, оставила ему предсмертную записку, в которой просила оставить дочь её матери, Мити. Утром 10 марта 1930 года она покончила с собой, прожив всего 26 лет.
Солнечный мир Мисудзу
Произведения Канэко Мисудзу, более чем на полвека преданные забвению, в 1984 году увидели свет в виде «Полного собрания сочинений Канэко Мисудзу» (изд-во JULA), основанного на трёх сборниках стихов, которые хранил Камияма Гасукэ. Сейчас они входят в учебники родного языка для начальной школы и известны не только в Японии, их перевели более чем на десять языков. Возможно, причина успеха её стихов заключается в тех отличиях обычной поэзии и детских стихов, о которых мне говорил мой учитель, поэт Мадо Митио: «Поэзия описывает ваши открытия и эмоции, а детские стихи копают глубже, чтобы вы могли поделиться своими открытиями и эмоциями со всеми».
Мисудзу пользуется всеобщей любовью, поскольку пела для всех то, что ощущала внутри себя, это привлекает людей – наверное они находят в её детских стихах то, что чувствуют сами, но не могли до сих пор выразить, и это наполняет их счастьем.
В конце этой статьи я хотел бы представить стихотворение «К свету!».
К свету!

К свету!
К свету!
Каждым листочком
К солнцу тянись,
Трава под кустами!
К свету!
К свету!
Крылья расправьте,
Летите к огню,
Ночные букашки!

К свету!
К свету!
Туда, где хоть чуточку
Просторнее и светит солнце,
Бегите, городские дети!
Я сам разделяю чувства, выраженные в этих стихах «К свету!».


Музыкальное послание «К свету!» из разных стран
Анатолий Булавин

Японский марафонец Каваути попал в Книгу рекордов Гиннеса

Guinness World Records recognizes runner KawauchiЯпонский бегун-марафонец Каваути Юки получил сертификат мирового рекорда Гиннеса за самое большое число марафонских забегов, выполненных менее, чем за 2 часа 20 минут.
Каваути сказал во вторник, что он не самый быстрый и не самый сильный бегун в Японии, но достиг своего рекорда благодаря тому, что упорно участвовал в каждом забеге.
В воскресенье Каваути пробежал марафон газеты «Майнити» на озере Бива с лучшим личным результатом. Это был его 101-й забег, завершенный менее чем за 2 часа 20 минут.
Каваути, который работал в полной средней школе в префектуре Сайтама, сначала получил известность, как госслужащий, увлеченный бегом.
Анатолий Булавин

Во вторник в продажу поступил новый роман Кадзуо Исигуро, британского писателя-лауреата Нобелевской

Kazuo Ishiguro's new novel released worldwideВо вторник в продажу поступил новый роман Кадзуо Исигуро, британского писателя-лауреата Нобелевской премии, родившегося в Японии.
Роман «Клара и солнце» продается в книжных магазинах по всему миру. Это первый роман Исигуро после того, как в 2017 году он получил Нобелевскую премию по литературе.
Главный герой романа – робот с искусственным интеллектом по имени Клара, разработанный для игры с детьми. В романе повествуется о дружбе робота с девочкой-подростком.
Издательство «Хаякава-сёбо», опубликовавшее японскую версию, выпустило 50.000 экземпляров и сообщило, что решило выпустить еще 15.000.
Исигуро родился в префектуре Нагасаки на юго-западе Японии и переехал в Великобританию вместе со своей семьей, когда ему было 5 лет. С 1982 года он написал несколько книг, ставших всемирными бестселерами. «Клара и солнце» - его первый роман после публикации «Погребенного великана» в 2015 году.
Анатолий Булавин

Достижения технологии в водоснабжении Эдо: Китагава Морисада и его труды

Эдо был высокотехнологичным городом с неограниченным водоснабжением. На пике его развития было построено шесть водных путей, в том числе акведуки Тамагава и Канда, откуда по подземному водопроводу вода подавалась в резиденцию правительства, а горожане брали питьевую и хозяйственную воду из устроенных в разных местах колодцев. Этот неотъемлемый аспект жизни также нашёл своё отражение в труде Китагавы Морисады «Морисада манко».
Подземный водопровод, соединяющий сеть колодцев
На рисунке перед статьёй изображён жилой квартал Эдо. Справа внизу виден колодец. Обращённое к улице помещение – вероятно, зеленная лавка; на витрине выложены овощи, такие как редька-дайкон. Колодец, похоже, служил в том числе и для того, чтобы мыть продающиеся здесь овощи.
Там, где нарисованы многоквартирные «длинные дома» нагая, также видны колодцы. То, что колодец расположен сразу за ведущими в квартал воротами кидо, говорит о том, что он был важным элементом инфраструктуры и центром жизни горожан.
Фрагмент «Морисада манко», Национальная парламентская библиотека
Фрагмент «Морисада манко», Национальная парламентская библиотека
Морисада не просто рисовал пейзажи с колодцами, он подробно описал структуру водоснабжения.
Обычно мы видим только выступающую над землёй верхнюю часть колодца, но его цилиндрическая конструкция уходит глубоко в землю. В нижней её части она бамбуковой трубкой подключена к водоводу, то есть к водопроводной системе; на картине Морисады использовано слово суйдо-но тои, «водопроводный жёлоб». При слове «колодец» мы обычно представляем устройство для забора грунтовых вод, но в Эдо в колодцы поступала вода, подаваемая из пригородов через систему водоснабжения.
Когда Иэясу учредил правительственный центр в Эдо, мелководный залив Хибия доходил до нынешнего парка Хибия и Внешних садов императорского дворца, и если в низине вырыть колодец, содержание соли в воде было бы слишком высоким и её нельзя было использовать для питья. Развитие призамкового города Эдо требовало воды для бытовых нужд, и при Иэясу началось устройство водоснабжения.
Фрагмент «Морисада манко», Национальная парламентская библиотека
Фрагмент «Морисада манко», Национальная парламентская библиотека
Водопроводные желоба делали из дерева или камня, а основные водоводы были, как правило, каменными. Древесина использовалась для разветвлений в конце магистральных водоводов и на узких участках.
В Историческом музее Токийского водопровода в Отяномидзу в Токио экспонируются найденный в ходе раскопок деревянный водовод и водоотвод самой глубокой части колодца. Они выглядят в точности так, как показано на рисунке Морисады «Колодец в Эдо». Похоже, использовали несколько типов деревянных желобов, не только прямоугольных в сечении, как на фото, но и круглых. Кстати, в парке станции водоснабжения Хонго за музеем также есть выставка каменных желобов, перенесённых из мест раскопок и реконструированных.
Длина одного жёлоба составляет от 2 до 3 метров, из них складывалась обширная водопроводная сеть, охватывавшая город и созданная в ходе долгой и тяжёлой работы по прокладке подземных водоводов.
Деревянный жёлоб в Историческом музее Токийского водопровода
Деревянный жёлоб в Историческом музее Токийского водопровода
Нижняя часть колодца в Историческом музее Токийского водопровода
Нижняя часть колодца в Историческом музее Токийского водопровода
Чистая вода, текущая по жёлобу, поступала в углублённую часть установленных в разных местах колодцев, там накапливалась, и её использовали горожане.
Колодезная вода использовалась как для питья, так и для других повседневных нужд – стирки, ванн, промывки риса, приготовления пищи в котлах, охлаждения овощей.
В «Иллюстрированном учебнике каламбуров» (Дзигути э тэхон, Байтэй Сёфу) конца периода Эдо (1603-1868), пародирующем знаменитую поэтическую антологию «Сто стихов ста поэтов» (Хякунин иссю), изображена замужняя женщина, живущая в многоквартирном доме нагая, которая промывает рис. Там показана только она, но для жителей нагая колодец был местом совместного приготовления пищи и стирки, где собирались женщины и завязывались бытовые разговоры, откуда и происходит выражение «заседание у колодца» (идобата кайги).
«Иллюстрированный учебник каламбуров Ста стихов ста поэтов» (Хякунин иссю дзигути э тэхон), Национальная парламентская библиотека
«Иллюстрированный учебник каламбуров Ста стихов ста поэтов» (Хякунин иссю дзигути э тэхон), Национальная парламентская библиотека
Помимо Эдо, водопровод был и в других городах, таких как Нагоя, Сэндай и Канадзава, но только эдосцы могли похвастаться тем, что во время первой ванны после рождения их купали в водопроводной воде – это было одним из проявлений местной гордости здешних горожан.
Строгий контроль за качеством воды в Эдо
Поскольку горожане совместно использовали водопровод, они также вместе занимались очисткой и уходом за ним. 7-1 день 7-й луны по старому календарю был «Днём чистки колодцев», когда они собирались, чтобы сделать колодец чистым – вычерпать всю воду, удалить опавшие листья и мусор из колодца и очистить внутреннюю часть колодца.
Поскольку это была опасная работа, её проводили везде в один день под руководством специалистов. Участие в работах было обязательным независимо от возраста и пола. Это сейчас мы можем получить чистую воду, просто открыв кран, а тогда поддержание санитарного состояния водопровода было общей заботой всех горожан.
Выше я упоминал, что сеть желобов проходила в разных направлениях по всему городу, но насколько далеко она простиралась? «Записи о водопроводе» (Дзёсуйки), официальные записи сёгуната о водоснабжении от 3 года Кансэй (1791) подробно описывают подземные желоба.
На рисунке ниже изображена местность вокруг Рюкамбаси, это в районе нынешней развязки Кандабаси Столичной скоростной автомагистрали.
«Записи о водопроводе» (Дзёсуйки), Национальный архив Японии
«Записи о водопроводе» (Дзёсуйки), Национальный архив Японии
Светло-голубым цветом показан ров замка Эдо, а серые полосы в центре дороги вдоль этого рва указывают на подземные желоба. Поскольку это водовод на главной магистрали у рва замка, он сделан из камня и строился как «каменный жёлоб на десять тысяч лет», то есть водовод, который можно использовать едва ли не вечно.
Водопроводные сети были проложены вокруг двух артерий, проходящих по линиям Ёцуя-Кодзимати-замок Эдо и Ёцуя-Тораномон-город Эдо.
Недалеко от Канда в Отяномидзу находился подвесной жёлоб какэи, который можно увидеть на гравюре Хиросигэ.
Эта напоминающая мост конструкция – какэи, внутри проходит жёлоб, по которому течёт вода. От него же происходит и топоним «Суйдобаси», «Водопроводный мост», так называется ближайшая к стадиону Токио Доум железнодорожная станция.
Утагава Хиросигэ, «Знаменитые места Восточной столицы: Отяномидзу» (Тото мэйсё, Национальная парламентская библиотека)
Утагава Хиросигэ, «Знаменитые места Восточной столицы: Отяномидзу» (Тото мэйсё, Национальная парламентская библиотека)
Здесь находился офис смотрителя, и важнейшей ролью дежурных был контроль качества воды. Они собирали плывущий мусор, устанавливали таблички о запрещении сброса мусора, отслеживали случаи незаконного загрязнения и старались поддерживать качество воды. Говоря современным языком, это были служащие гидротехнических сооружений. Поскольку подающаяся отсюда вода поступала в экономические центры Эдо – Канда и Нихомбаси, поддержание качества воды было важнейшей задачей.
Таким образом, в Японии издавна занимались развитием инфраструктуры для транспортировки воды и бережно относились к водным ресурсам.
Анатолий Булавин

Повышение спроса на книги в условиях коронавируса: продажи в 2020 году выросли до 1,6 трлн йен

Согласно данным Института исследований издательского дела Национальной издательской ассоциации, который проводит опросы и исследования издательской деятельности, общий предполагаемый объём продаж бумажных и электронных изданий в 2020 году увеличился на 4,8% по сравнению с предыдущим годом до 1 616,8 млрд йен, и особенно заметно, почти на 30%, выросли продажи электронных изданий. Похоже, что это связано с ростом «потребления взаперти» в условиях, когда увеличилось проводимое дома время из-за самоизоляции и ограничений на развлечения.
Продажи бумажных публикаций (книг и журналов) в 2020 году снизились на 1% до 1223,7 млрд йен, однако темпы снижения были меньше, чем в 2019 году, когда они уменьшились на 4,3%. Книг было продано на 666,1 млрд йен, на 0,9% меньше по сравнению с предыдущим годом, а журналов – на 557,6 млрд йен, на 1,1% меньше. При этом значительно, на 24%, выросли продажи книжных изданий комиксов-манга.
Продажи электронных публикаций выросли на 28% до 393,1 млрд йен, превысив рост на 23,9% в 2019 году. По жанрам распределение выглядит следующим образом: продажи комиксов в электронной форме выросли на 31,9% до 342 млрд йен, электронные книги – на 14,9% до 40,1 млрд йен, а продажи электронных журналов снизились на 15,4% до 11 млрд йен. Доля электронных публикаций на всём издательском рынке увеличилась на 4,4 процентных пункта с 19,9% в предыдущем году до 24,3%.
Институт утверждает, что на рост продажи как бумажных, так и электронных комиксов решающее влияние оказал взрывной хит «Клинок, поражающий демонов» (Кимэцу-но яйба).

С другой стороны, согласно данным анкетного опроса, проведенному Japan Trend Research компании NEXER в конце января и охватившего 1600 мужчин и женщин по всей стране, на вопрос «Стали ли вы чаще покупать бумажные книги и журналы после начала эпидемии?» 14,1% ответили утвердительно, 75,5% сказали, что ситуация не изменилась, и 10,4% сообщили об уменьшении количества покупок. Среди ответов о причинах увеличения покупок были такие: «Стало меньше возможностей поесть или выпить в ресторане и ходить по магазинам, но стал чаще заходить в книжные магазины», «Стало больше случаев покупок книг из дома. Читать бумажные книги менее утомительно для глаз, чем электронные».
Анатолий Булавин

В Японии работает «Клуб непривлекательных мужчин»

В Осаке мужчины, считающие себя непривлекательными для женщин, организовали клуб, где они могут открыто делиться друг с другом своими личными комплексами и мыслями.
В клубе под названием «Наша исследовательская группа непривлекательности» (Бокура-но химотэ кэнкюкай) с 2017 года проведено около 40 встреч и в 2020 году опубликована книга.
У участников есть возможность откровенно рассказать о проблемах и мыслях, которые они не могут обсудить с другими. По словам участников группы, некоторые из них столкнулись с проблемой своей непривлекательности, размышляя о себе.
На каждом занятии около 10 человек встречаются лично где-то на территории префектуры или онлайн. Цель клуба не в том, чтобы помочь участникам стать привлекательными, поэтому они не делятся советами, как завести девушку. Вместо этого они говорят на такие темы, как личные переживания и фантазии.
Один участник рассмеялся, признав, что проявившая к нему доброту женщина показалась ему богиней, а другой считает ошибкой, что отправлял любимой женщине сообщения десятки раз в день. Некоторые из членов клуба откровенно рассказывают об издевательствах или о своих семейных обстоятельствах.