edo_tokyo (edo_tokyo) wrote,
edo_tokyo
edo_tokyo

Categories:

Страница истории. 60 лет с начала отъезда возвращенцев в КНДР. 90 тысяч поверивших в «рай на земле»

На оживлённых проводах японских корейцев отъезжающие в Северную Корею репатрианты и провожающие держат бумажные ленточки. Май 1971 г., г. Ниигата, порт НиигатаВ декабре исполняется 60 лет с начала реализации программы японского и корейского правительств по возвращению на историческую родину, в ходе которой за 25 лет начиная с 1959 года около 93 тысяч проживавших в Японии корейцев переселились в Северную Корею. Пережить множество бед довелось многим из этих людей, которые отправились в путь, поверив в обещания «рая на земле», но лишь очень немногим удалось вырваться из Северной Кореи и вернуться обратно в Японию. Большинство из тех, кто вернулся, уже умерли или состарились, и истории этих жизней, оказавшихся щепками в водовороте японско-корейских отношений, постепенно забываются.

Разбитые надежды
«И видеть, и делать всё это было тяжело. Было много сожалений и других подобных эмоций». На открывшемся в Токио 17 ноября симпозиуме 61-летний Исикава Манабу, который переселился в Северную Корею в 1972 году в 14-летнем возрасте вместе со старшей сестрой (ей был 21 год), бежал оттуда в 2001-м и вернулся в Японию в 2002-м, поделился воспоминаниями: «Уровень жизни, уровень знаний – всё было другим». Но несмотря на это потрясение, он понял: «Без доверия со стороны местных жителей не прожить», после чего женился на местной девушке и стал работать в проектном бюро. Однако старшая сестра, страдавшая от психического заболевания, неоднократно попадала в больницу и скончалась в 1991 году.
Сестра, которая не смогла получить высшее образование в Японии, отправилась в Северную Корею, поверив утверждениям пропаганды о том, что «на родине учиться смогут все – независимо от возраста и пола». Однако по приезду её мечта была вдребезги разбита, когда в соответствующей инстанции ей заявили: «Это отнюдь не значит, что женщина такого возраста может пойти учиться в вуз».
С наступлением 1990-х прекратились денежные переводы из Японии. Во время нехваток продовольствия второй половины 90-х, которые прозвали «чередой бед», «было нечего есть, и пришлось продать даже холодильник, телевизор и матрас, купленные в те времена, когда переводы из Японии ещё поступали». Самому Исикаве удалось выжить, но некоторые из переехавших погибли от голода.

Чужие и там, и тут
С одной стороны, некоторым удавалось жить в сравнительном достатке благодаря денежным переводам из Японии. Вместе с тем некоторым приходилось сталкиваться с завистью и дискриминацией из-за того, что их считали «чужими». Ким Рунсиру из префектуры Фукуока (сейчас ей 72 года), которая в 1960 году переехала вместе с матерью и четырьмя братьями и вышла замуж за одного из таких же переселенцев, так и не сблизилась с местными жителями. Поскольку некоторые из репатриантов попали в лагеря для политзаключённых, переселенцы держались вместе, считая: «местные спешат на нас донести, стоит только сказать что-нибудь необычное». Встречаясь, они пели японские песни, чтобы отвлечься от своих будней.
В отличие от Южной Кореи, где сформирована система помощи лицам, бежавшим из Северной Кореи, в Японии такой системы нет. В то время как одни, так же, как Исикава, говорят: «Я родом из Японии, мать моя японка, и у меня не было такой альтернативы – направиться в Южную Корею», некоторые, подобно Ким, которая бежала в Южную Корею в 2000-м году и живёт там на государственное пособие, говорят: «Мне хотелось вернуться на родину, в Японию, но у меня не было такой возможности». Между тем, бежав из Северной Кореи, «бывшая жительница Японии» оказалась «чужой» и в Южной Корее. «У меня нет поводов для недовольства жизнью в свободной Южной Корее, но и друзей у меня здесь нет», – говорит она.
Из тех репатриантов, кому удалось бежать из Северной Кореи, в Японию приехали около 200 человек, в то время как в Южной Корее нашли спасение предположительно 300-400. Программа по возвращению на родину «японских жён», некогда отправившихся в Северную Корею вместе с проживавшими в Японии корейцами, прекратилась в 2000-х годах. Для того, чтобы по меньшей мере не оставить «белого пятна» в истории, в октябре 2017 года заинтересованные японские учёные и журналисты сформировали «Общество записи воспоминаний репатриантов в Северную Корею» и ведут опрос бежавших из объятий Пхеньяна с тем, чтобы до конца 2021 года издать сборник их свидетельств.
Ким Рунсиру (вторая слева) и Исикава Манабу (крайний справа) участвуют в симпозиуме, чтобы поделиться опытом «возвращения на историческую родину» – в Северную Корею, 17 ноября, Токио, район Синдзюку
Ким Рунсиру (вторая слева) и Исикава Манабу (крайний справа) участвуют в симпозиуме, чтобы поделиться опытом «возвращения на историческую родину» – в Северную Корею, 17 ноября, Токио, район Синдзюку
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments