edo_tokyo (edo_tokyo) wrote,
edo_tokyo
edo_tokyo

Categories:

Наполовину японцы в Японии. Интервью с создателем нашумевшего фильма «Хафу»...

Документальный фильм «Хафу» (Hafu, 2013) описывает жизнь пяти человек, у каждого из которых один из родителей является японцем. Режиссёр Нисикура Мэгуми рассказала Nippon.com о фильме и о том, что сподвигло её на его создание.
Нисикура Мэгуми
Режиссёр-постановщик. Родилась в Токио в 1980 г. До 4-х лет жила в Японии, в префектуре Тиба, затем на Филиппинах, в Китае, Токио и на Гаваях, после чего поступила в Нью-йоркский университет, где изучала кинопроизводство. В 2006 г. вернулась в Японию для получения степени магистра по иренологии в Международном Христианском университете (ICU). В 2009 г. присоединилась к видеопроизводству на тему проблем окружающей среды в Японии для Университета ООН (UNU). Примерно в то же время начала снимать фильм «Хафу» вместе с Такаги Ларой. В 2013 г. фильм дебютировал в США (в апреле) и в Японии (в октябре).
Количество японцев, вступающих в брак с иностранцами, стремительно увеличивается. Каждый год более 20 тысяч детей рождается в смешанных браках. Такие двунациональные дети в последнее время привлекают внимание медиа, и многие знаменитости на ТВ имеют именно такие корни. Однако лицо с экрана не всегда и не полностью отображает настоящее положение дел.
В то время как большинство теле-знаменитостей происходят из семей, где один из родителей европеоидной расы, три четверти всех интернациональных браков в Японии заключаются между японцем и представителем другой азиатской страны, в основном Китая, Южной Кореи и Филиппин (по данным Министерства здравоохранения, труда и благосостояния Японии на 2007 год). Поэтому внешне такие дети не соответствуют представлению большинства японцев о людях двойной национальности, то есть «хафу» (от англ. half в словосочетании half-Japanese), как их называют в Японии. При этом также не учитывается, что на самом деле для англофона такое сокращение означает лишь «половина» и больше ничего. Недавно вышедший фильм «Хафу», созданный Нисикурой Мэгуми и Такаги Ларой, рассказывает о жизни разных людей, растущих в условиях смешения культур. Nippon.com встретился с Мэгуми, чтобы расспросить её подробнее о фильме и её собственном опыте как «хафу».
Кто я?
Отец Мэгуми – японец, мать – американка ирландского происхождения. Она говорит, что начиная с детского сада чувствовала, что отличается от своих японских одноклассников.
— Я помню, как дети в округе называли меня гайдзин («иностранец, чужак»). У меня осталось много радостных воспоминаний о японской начальной школе, однако я помню и своё смущение, когда учитель выделял меня из-за моего знания английского. Зато когда мы переехали на Гаваи и я пошла там в старшую школу, то полностью ассимилировалась и даже не задумывалась о том, что я «хафу», — вспоминает Мэгуми. Интерес Мэгуми к кинопроизводству проявился еще в средних классах школы. Когда она посещала Американскую школу в Токио, то была членом видео-кружка, где они делали документальные фильмы и новостные программы. Впоследствии Мэгуми сделает кинопроизводство своей специализацией в Нью-Йоркском университете и по окончании его примет участие в создании документальных лент о построении мира и других глобальных темах. Её собственный интерес к самоидентичности проснулся в ней в 26 лет, когда она вернулась в Японию для получения степени магистра.

Проблема собственной национальной идентичности волнует Мэгуми напрямую, благодаря её собственному опыту взросления в двух культурах.
— В Японии люди часто спрашивают меня «Из какой вы страны?» или «Почему у вас японское имя с таким лицом?» После того, как мне задали такие вопросы десятки раз, до меня начало доходить, что люди не воспринимают меня как японку несмотря на то, что я родилась и выросла в Японии. Я стала спрашивать себя – а действительно ли я японка? В поисках ответа на этот вопрос я начала ходить на собрания таких же «хафов». На первый взгляд это просто молодёжные вечеринки для «половинок», однако многие «хафы» приходят туда именно в поисках ответов, как и я. Благодаря этим вечеринкам Мэгуми узнала о проекте Hafu Project, который стартовал в Лондоне в 2009 году. Проект запустили двое «хафов» — фотограф и исследователь – которые хотели пролить свет на настоящую ситуацию с такими людьми через фотографии, интервью и исследования. Мэгуми решила рассказать миру об этом проекте средствами документального кино. Во время визита организаторов проекта в Японию она сняла две короткие ленты о деятельности проекта, но в итоге решила создать полнометражный фильм на тему «хафов» для широкого показа в Японии. Её партнёром в создании фильма стал другой режиссёр – Такаги Лара. Лара происходила из японско-испанской семьи и также обладала интересом к созданию фильма о «хафах», используя свой личный опыт.

Истории из жизни
Фильм «Хафу», созданный при сотрудничестве с участниками проекта Hafu Project, освещает различные ситуации из жизни двунациональных людей сегодня. Все истории очень разные. Например, София. Выросла в Австралии и приехала в Японию в поисках своих японских корней. Или Давид, который вырос в приюте втроём со своими братьями и которому постоянно приходилось преодолевать боль от того, что люди не видели в нём японца. В конце концов он воссоединился со своей матерью в Гане. Фусаэ, которая вплоть до старшей школы и не подозревала, что её отец был корейцем. Эд, который хочет отказаться от своего венесуэльского гражданства, чтобы стать гражданином Японии, которая не признаёт двойное гражданство. Наконец, Алекс, над которым издевались в японской школе и который будучи третьеклассником самостоятельно решил отправиться к родственникам в Мексику. Всех этих людей объединяет поиск самоидентичности и своего места, которое они в результате обрели между двумя культурами своих родителей.
— Через историю Алекса мы хотели проследить проблемы, которые могут возникнуть при воспитании ребенка в разных культурах, а также выбор подходящего образования, который должны сделать родители, — объясняет Мэгуми. — Мы даже не думали, что нам придётся говорить об издевательствах в школе, однако через историю Алекса мы показали и это. И я очень рада, что мы затронули этот момент, потому что в Японии это является большой проблемой – и не только для «хафов».
— В истории Эда мы изначально собирались уделить основное внимание его процессу натурализации, чтобы официально стать гражданином Японии, однако мы скоро поняли, насколько долог этот процесс. Поэтому мы включили в фильм другую важную тему, а именно – поиск Эдом сообщества. Я думаю, к этому стремятся многие «хафы». Таким образом, некоторые истории получили неожиданное развитие в процессе съёмки.

Неожиданно многокультурная Япония
Создателям потребовалось полтора года, чтобы снять «Хафу», столько же занял монтаж. Временами Мэгуми очень переживала, удастся ли ей своим фильмом донести до зрителя всё, о чём хочется рассказать. Мэгуми объясняет основные идеи, которые ей пришлось ужать до размеров 87-минутной ленты.
— Популярность «хафов» на японском телевидении и в модельном бизнесе породила искажённый образ таких людей в обычной жизни – идеальную картинку того, что все «хафы» непременно красавцы и в совершенстве владеют двумя языками. Однако такие люди составляют лишь небольшой процент всех полу-японцев. И несмотря на то, что знаменитые «хафы» регулярно появляются в эфире, много ли вы слышали от них, каково им приходилось в детстве? Одной из целей нашего фильма было сломать стереотип о жизни двунациональных людей, созданный СМИ.
— Вообще-то до того, как я отправилась в путешествие на корабле «Peace Boat» и узнала об айну, я думала, что Япония является мононациональным государством. Ещё лучше я поняла, что это не так, когда мы приступили к созданию фильма. Мы организовывали вечеринки, чтобы собрать средства для производства фильма, и встретили там не только «хафов», но и, например, «возвращенцев», включая японцев, которые жили за границей, а также корейцев и китайцев с видом на жительство. Однако многие из этих людей избегают открыто говорить о своём происхождении. Я действительно надеюсь, что наш фильм придаст сил таким людям не скрывать своего происхождения, но гордиться своими отличиями, будучи всё же в состоянии сказать «Я – часть Японии». Я думаю, чем больше людей решатся сделать такой шаг вперёд, тем скорее для всех нас раскроется по-настоящему разнообразный мир этой страны.
Кино выше географических границ
Американская премьера «Хафу» состоялась в апреле прошлого года в Японско-американском национальном музее в Лос-Анджелесе как часть мероприятия Hapa Japan, спонсируемого Университетом Южной Калифорнии. После дебюта показ затем прошёл в Японии, а также других странах Европы и Азии.
— Трудности, с которыми сталкиваются двунациональные люди, зависят от страны, — поясняет Мэгуми. — В Америке, например, в основном всех подразделяют на белых, чёрных, азиатов и латиноамериканцев. Однако в случае детей от смешанных браков, они обычно не хотят «определяться», выбирая одну расу и отвергая другую. С другой стороны, в Японии «хафы» часто чувствуют себя просто «другими», потому что с ними в любом случае обращаются так, будто они вовсе не японцы.
— То есть в любой стране людям всегда свойственно искать своё место в жизни, свой угол, где они могут быть собой – как и нашим пяти героям в фильме. Я думаю, именно поэтому наш фильм привлёк внимание зрителей по всему миру, хотя в нём мы говорим в основном о Японии.
В Японии показ начался в октябре 2013 года, фильм зрители приняли восторженно, вне зависимости от своего происхождения. Мэгуми организовала беседы с режиссёром и героями фильма после показа, чтобы дать зрителям возможность обсудить волнующие их вопросы относительно фильма, персонажей и жизни «хафов» в целом. Показы с появлением режиссера стали настолько популярны, что билеты разлетались вмиг, и желающим ничего не оставалось, как попытать счастья в следующий раз и прийти снова.

Во время разговора с режиссёром после показа 22 октября в кинотеатре Uplink на Сибуе одна присутствующая на показе учительница сказала: «За время своей учительской практики мне пришлось работать со многими «хафами», и мне действительно хотелось бы по мере сил помочь им избежать издевательств, как Алексу из вашего фильма. Я действительно планирую серьезно продумать, что я могу для этого сделать». Среди других комментариев из зала был, например, следующий, от японско-немецкого «хафу»: «Я никогда особо не обращал внимания на то, что я «хафу», и, посмотрев этот фильм, я понял, как сильно мне повезло с окружением».
Как «наполовину японцы» могут помочь Японии измениться
Будучи «хафом», сталкиваешься со многими проблемами, о которых другие твои сверстники понятия не имеют, но которые причиняют множество неудобств, как-то: выделяться из-за своей внешности, не владеть в совершенстве языком, иметь трудности с регистрацией и гражданством и т. д. Если вас лично это не коснулось, то вы, скорее всего, пройдёте мимо таких проблем, не обратив на них внимания. Однако эти вопросы касаются базовых элементов жизни любого человека, и Мэгуми в своем фильме постаралась привлечь к ним внимание. Она верит, что со своими поисками места в жизни и чувства дома подросшие «хафы» в Японии могут стать огромной силой для потенциальных изменений в обществе.

— Я не думаю, что Япония – такая уж особенная. Я думаю, что она просто пока отстаёт, — говорит Мэгуми. — Хотя в Японии и растёт число «хафов», но большинство из них пока дети. Дайте им подрасти – и мы увидим разницу. Лет через 20, когда они приобретут некоторый жизненный опыт и станут взрослыми членами общества. Мне самой было 26, когда я вернулась в Японию и приступила к созданию этого фильма. Даже нашим героям в фильме – Эду, который организовал кансайскую организацию Mixed Roots, или Давиду, который пытается построить школы в Гане – уже почти 30. Я думаю, когда приближаешься к 30-ти, у тебя уже есть достаточно опыта для того, чтобы начать делать значительный вклад в общественную жизнь. Когда сегодняшним «хафам» исполнится 20, а потом и 30, то я думаю, мы все удивимся тому, какой вклад они внесут в улучшение ситуации в японском обществе для следующих поколений.
В поисках дома
У Мэгуми уже готов план для её следующего проекта, но он не будет продолжением темы «хафов».
— Некоторые зрители просят о продолжении фильма про «хафов», однако я думаю, что моя речь на эту тему завершена – я сказала всё, что хотела. И даже если бы я сняла ещё один фильм про жизнь детей из смешанных браков, не думаю, что мой посыл бы изменился.
— После создания этого фильма я поняла, что хочу продолжать исследовать тему самоидентичности, чувства принадлежности и общности, свойственной всем людям. Мой следующий проект будет даже масштабнее, чем фильм «Хафу» — он будет говорить о «доме». Например, когда я ездила в Иорданию на «Лодке Мира», то посетила палестинский лагерь беженцев, где я встретилась с молодыми палестинцами, которые никогда не были в Палестине. Однако почему-то своим домом они называли именно Палестину. Это определение «дома» сильно отличается от привычного мне.
Сама Мэгуми называет своим домом множество мест. Как мы уже говорили выше, родилась она в Токио, жила в Японии 4 года, затем по работе отца семья переехала на Филиппины, потом были Токио, Китай, Гавайи, Нью-Йорк – а потом круг снова замкнулся на Токио.
— Я переезжала каждые три года, мой дом постоянно менялся, — говорит Мэгуми. — Раньше я называла своим «домом» последнее место, где жила. Но сейчас, наверное, мой дом – Токио. Дольше всего суммарно я всё-таки жила в Японии, и мне здесь довольно комфортно. Мне всегда нравились большие города, поэтому я обожаю Токио. Вот мы с вами сейчас сидим на Сибуе – и я знаю её, как свои пять пальцев!
Tags: Япония, наполовину японцы, фильм «Хафу»
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments