edo_tokyo (edo_tokyo) wrote,
edo_tokyo
edo_tokyo

Categories:

Страница истории. Отряд 731 как США помогли японцам уйти от суда за опыты над русскими и китайцами

В октябре 1959 года в Токио тяжело умирал генерал-лейтенант японской императорской армии Сиро Исии, начальник знаменитого 731-го отряда Квантунской армии, испытывавшего бактериологическое оружие на людях. Земного суда этот человек, к сожалению, избежал. Ему помогли уйти от ответственности, потому что кому-то его "труды" казались полезными. На просьбу Советского Союза выдать военных преступников отряда палачей США ответили отказом. Сиро Исии помогал им разобраться в своих исследованиях. Андрей Полонский вспоминает историю отряда 731 и рассказывает, почему военным преступникам удалось сбежать.  Бактериологическим и химическим оружием молодой военный врач Сиро Исии интересовался еще в университете. В милитаристском азарте, в годы между двумя мировыми войнами, эта тема получила особую актуальность. Тогда и запрета в общем-то не существовало – конвенция о биологическом оружии была выработана только в 1972 году. С тех пор прошло меньше пятидесяти лет.





[Нажмите, чтобы прочитать и посмотреть дальше...]


Сиро Исии, военный преступник, проводивший опыты над корейскими, китайскими и советскими пленными


Биолог Исии был убежден: его наука принесет Японии решающее преимущество в предстоящей войне.
В отличие от артиллерийских снарядов, - говорил он, - бактериологическое оружие не способно мгновенно убивать живую силу, зато оно без шума поражает человеческий организм, принося медленную, но мучительную смерть. Производить снаряды не обязательно, можно заражать вполне мирные вещи - одежду, косметику, пищевые продукты и напитки, можно распылять бактерии с воздуха. Пусть первая атака не будет массированной, но все равно бактерии будут размножаться и поражать цели.

Тюрьма на сопках Маньчжурии

В конце 20-х годов Сиро Исии отправился на Запад изучать европейский опыт применения и разработок химического и биологического оружия по итогам Первой мировой войны и послевоенного десятилетия. Опыт оказался впечатляющим. Доклад молодого и амбициозного исследователя так взволновал тогдашнего военного министра Страны восходящего солнца Садао Араки, что Исии получил неограниченное финансирование военного министерства.  Сам император Хирохито, по образованию тоже биолог, заинтересовался идеями молодого коллеги. Так что Исии был с самого начала обласкан властью и получил неограниченное финансирование. О чем еще может мечтать ученый?




Садао Араки, военный министр Японии. Считался ведущим экспертом по Советскому Союзу и ярым противником коммунистов. Обложка 1933 года


Секретная программа исследований была начата на территории Маньчжурии в крепости Жонгма в 1932 году. Но истинный размах она получила после строительства специальной исследовательской базы-концлагеря.  В 1936 году в 20 км южнее Харбина, бывшей столицы русской КВЖД, в районе китайского поселка Пинфан были сожжены 300 крестьянских домов. Официально территорию расчищали для дислокации "Главного управления по водоснабжению и профилактике Квантунской армии". Но это было только прикрытие. На этом месте должен был расположиться секретный центр по разработке бактериологического оружия, который с начала 40-х годов получил название "Отряд 731".  Это было масштабное военное сооружение, окруженное рвом и забором с колючей проволокой под высоким напряжением. В центре территории находился так называемый блок "ро". В нем располагались мощности по производству бактерий и проводились исследования их смертельного действия на людях и животных.  Сама тюрьма занимала 7-й корпус. Двухэтажное бетонное строение было все пронизано коридорами. В каждую камеру шел воздуховод, по которому в любой момент можно было пустить газ.




Здания для опытов


Один из офицеров Отряда признавался уже после войны японскому писателю Сэйити Моримура с поразительным спокойствием и даже некоторой бравадой:
Эксперименты с ядовитыми газами проводились в Отряде 731 на уровне последних достижений науки. Чтобы умертвить подопытного в газовой камере, требовалось всего 5-7 минут.

Структура ада

Квантунская армия расквартировала на китайской территории три секретных отряда. Отряд 100 и Отряд 731 занимались разработкой и применением биологического оружия, Отряд 516 – химического. Но только под Харбином опыты над живыми людьми проводились постоянно и систематически почти десятилетие подряд. Персонал Отряда 731 насчитывал около 3000 человек – биологов и обслуги. На службу сюда попадали не одни лишь студенты-медики после университетов, но и обычные призывники, не имевшие к медицине никакого отношения. Ни у кого из них  за все время существования этой военной части не возникло и тени сочувствия к жертвам. По крайней мере, таких случаев не задокументировано. Отряд состоял из трех отделов. Исследовательские группы первого отдела занимались вирусами, насекомыми, чумой, холерой, дизентерией, сыпным тифом, обмораживаниями. Во втором отделе специализировались на изучении растений и производстве бомб с биологическими веществами. В третьем – на производстве бактерий и исследовании вакцины от сыпного типа.






Казалось бы, актуальная программа крупного научно-исследовательского центра, если бы не эксперименты, от которых стынет кровь. Из числа подопытных живым оттуда не вышел никто.

Бревно - никак иначе

Людей, предназначенных для опытов, в 731-м Отряде называли "бревнами". По свидетельству бывших сотрудников Отряда, для всех новобранцев существовал специальный тренинг. Перед строем ставили несчастного китайца, маньчжура или русского, и солдат спрашивали:
- Кто это?
- Китаец!
- Преступник! - и тут же получал удар по шее. Нужно было отвечать: "бревно".

Пока все до единого солдаты не выкрикивали это слово, процедура продолжалась. После нее ни единый японец не должен был думать, что перед ним – человек. "Бревно" - и только.






Один из служащих Отряда признавался:
Мы считали, что "бревна" - не люди, что они даже ниже скотов. Впрочем, среди работавших в отряде ученых и исследователей не было никого, кто хоть сколько-нибудь сочувствовал "бревнам". Все считали, что истребление "бревен" - дело совершенно естественное.

Большинство узников Пинфана остались безымянными. Мы ничего не знаем ни о них, ни об их судьбах до того, как они попали в застенки. Из 3000 жертв история сохранила только несколько имен и фамилий: железнодорожник из Муданьцзяна Сунь Чаошань, плотник У Дяньсин, слесарь Чжу Чжиминь, китаец из Мукдена Ван Ин, служащий торговой фирмы в Дальнем Чжун Миньцы, член Коммунистической партии Китая Цю Дэсы, боец Красной Армии Демченко, и, наконец, тридцатилетняя русская женщина Мария Иванова, которая была убита 12 июня 1945 года во время эксперимента в газовой камере вместе со своей четырехлетней дочерью. Японские "исследователи" скрупулезно зафиксировали, что дочь задохнулась за три минуты, а мать – за пять.  Японцев интересовали молодые и здоровые люди от 20 до 30, в худшем случае - до 40 лет. Того требовала чистота эксперимента. Старые харбинцы рассказывали, что в городской жандармерии существовал зловещий "второй этаж", откуда никто не возвращался. Все отправлялись в Пинфан. Ходили слухи, что "медики" делали специальные заказы – нужны женщина или мужчина, такого-то возраста, веса, роста и расы. И жандармы выполняли распоряжение военного начальства. Часто "преступников" забирали вместе с детьми. Дети тоже были важнейшей частью "исследований" этих медиков.




Выставка "Бактериологическая война отряда 731" в Республике Корея


Бывший советник жандармерии армии Маньчжоу-Го японец Тачибана Такео свидетельствовал на Хабаровском процессе японских военных преступников:
…Была категория таких подследственных, которая по линии особого отдела вверенного мне жандармского управления подлежала уничтожению. К ним относились… партизаны, лица, резко враждебно настроенные против японских властей в Маньчжурии и др. На этих арестованных дела в суд не оформляли, так как мы их направляли для уничтожения в 731-й бактериологический отряд….

Не брезговали японцы и обычными похищениями. Ходили слухи, что в Отряде служил молодой фотограф, который пользовался большим успехом у женщин. Только потом этих женщин – официанток, продавщиц, студенток - никто и нигде не видел. Они пропадали в застенках.




В музее жертвам Отряда 731


Хабаровский процесс

Всего четыре старших офицера Отряда 731 попали в плен к Советской армии и предстали перед судом в Хабаровске в 1949 году. Это генерал-майор медицинской службы Кавасима Киоси, майор медицинской службы Карасава Томио, подполковник Ниси Тосихидэ и майор медицинской службы Оноуэ Масао. Но и их показаний оказалось вполне достаточно, чтоб восстановить картину ужасов, творившихся под Харбином. Материалы процесса получили большой резонанс в Японии. Один из сотрудников отряда, укрывшийся под псевдонимом Хироши Акияма, написал своеобразную книгу-покаяние "Особый отряд 731". Еще сильнее японское общество потряс документальный роман-исследование Сэйити Моримура "Кухня дьявола". Опросив сотни свидетелей, служивших в зловещем лагере смерти, Моримура описал жуткие опыты над людьми, которые проводили японские медики. Это ему мы обязаны леденящими кровь картинами вскрытия еще живых больных, зараженных чумой, для извлечения из их органов максимального количества чумных бактерий, "иссушения" человека и превращения его в мумию, чтобы совершить "открытие", согласно которому человек на 78% состоит из воды, вживления замороженных гангреной кусков тканей и т.п.  У попавших в 731-й Отряд не было ни единого шанса.




Подсудимые на Хабаровском процессе


На Хабаровском процессе обвиняемый Кивасима Киоси рассказал:
Если заключенный, несмотря на заражение его смертоносными бактериями, выздоравливал, то это не спасало его от повторных опытов. Опыты продолжались до тех пор, пока не наступала смерть от заражения. Лиц, подвергавшихся заражению, лечили, исследуя различные методы лечения, нормально кормили и после того, как они окончательно поправлялись, их использовали для следующего эксперимента, заражая другими видами бактерий.

Укрыли США

В отличие от несчастных жертв большинство военных преступников из Отряда 731 ушли от ответственности.  Приказ о расформировании подразделения пришел только в ночь с 10 на 11 августа 1945 года, когда советская армия начала наступление. Все заключенные были убиты – им было предложено выпить цианистый калий, а тех, кто отказывался, расстреливали. Сооружения взорвали, персонал эвакуировали, часть архива сожгли. Но важнейшие материалы Сиро Исии вывез в Токио, где он и его сослуживцы встретили капитуляцию Японии. В 1946 году Советский Союз направил Соединенным Штатам просьбу о выдаче Сиро Исии и других японских офицеров-медиков, участвовавших в подготовке бактериологической войны. Ответ США был прост и ясен:
Местопребывание руководства Отряда 731, в том числе Исии, неизвестно, и обвинять отряд в военных преступлениях нет оснований.
Генерал Исии работал в специально подготовленной американцами лаборатории, помогая новым покровителям разобраться в результатах исследований, полученных в 731-м Отряде. Секретный американский циркуляр гласил по этому поводу:
В связи с чрезвычайной важностью информации о бактериологическом оружии японской армии правительство США решает не обвинять в военных преступлениях ни одного сотрудника отряда по подготовке бактериологической войны японской армии.

Таким образом, вопрос американцами был закрыт. Ведущие исследователи из Отряда 731 прекрасно устроились в послевоенной жизни. Они учредили по всей Японии больницы, медицинские центры и даже родильные дома.




Отряд 731


…В 1978 году Есимуро Хисато, руководивший в Пинфане исследованиями по изучению обморожений и консультировавший после войны десятки японских и американских полярных экспедиций, получил из рук императора Хирохито высшую награду Японии - орден "За новаторские достижения в науке". И никто не вспомнил, что эти новаторские достижения были основаны на экспериментах орденоносца, проведенных еще в годы Второй мировой войны:
При температуре ниже минус 20 подопытных людей выводили ночью во двор, заставляли опускать оголенные руки или ноги в бочку с холодной водой, а потом ставили под искусственный ветер до тех пор, пока они не получали обморожение. Потом небольшой палочкой стучали по рукам, пока они не издавали звук, как при ударе о деревяшку. Затем обмороженные конечности клали в воду определенной температуры и, изменяя ее, наблюдали за отмиранием мышечной ткани на руках. Среди таких подопытных был и трехдневный ребенок: чтобы он не сжимал ручку в кулачок и не нарушил "чистоту" эксперимента, ему воткнули в средний пальчик иголку.

Пинфан ныне – один из районов Харбина. На территории бывшей японской "зоны смерти" - памятник-музей. Наверное, один из самых страшных музеев мира.  В Токио на центральном кладбище ветераны 731-го поставили памятник своим сослуживцам, погибшим во время и после войны.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments