edo_tokyo (edo_tokyo) wrote,
edo_tokyo
edo_tokyo

Страничка истории Японии. Переезд императора Мэйдзи из Киото в Токио

В 1868 году вместе с переходом власти от последнего сёгуна Токугава Ёсинобу к императору Мэйдзи новое правительство столкнулось со множеством серьезнейших проблем. В частности, нужно было решить, где поселить императора, то есть какой город сделать столицей. Выбор оказался, в сущности, не так велик. В стране было три города, которые могли претендовать на статус столицы: Киото, Осака и Эдо. За Киото говорила его более чем тысячелетняя история. Он был основан в 794 г., и с тех пор императорский дворец находился именно там. Но это достоинство одновременно являлось и недостатком. Для того чтобы превратить Японию в мощную и современную страну, одних традиций было слишком мало. В Киото проживали связанные родственными узами с царствующим домом древние аристократические роды. И они не хотели никакой модернизации. Когда в начале 1868 г. правительство предложило, чтобы пятнадцатилетний император дал аудиенцию иностранным послам, это вызвало среди придворных настоящую истерику. Как может священная особа осквернить себя общением с этими грязными, длинноносыми и красноволосыми варварами? - вопрошали они.

                                                 Перемещение императора Мэйдзи из Киото в Токио.
Источник: "Le Monde Illustre", 20 февраля 1869 года
Особенно сильно протестовала женская половина двора во главе с «физиологической» матерью Мэйдзи – Накаяма Ёсико, наложницей его покойного отца Комэй. Она даже заявила, что ее сын не может дать аудиенцию ввиду болезни. Одному из главных инициаторов встречи - Ивакура Томоми - пришлось попросить другого доктора освидетельствовать Мэйдзи, и тот признал его абсолютно здоровым. Следует добавить, что до этого времени аристократы иностранцев никогда вживе не видели. Свое представление о них они черпали из гравюр, изображавших иноземцев в карикатурной форме. В такой обстановке оставаться императору в Киото было нельзя. На этом сходились практически все члены правительства.
[Нажмите, чтобы прочитать дальше...]
А что Осака? В пользу этого крупнейшего торгового центра, который называли «кухней Японии», говорила близость к морю, близость к Киото, древнее происхождение города. Двор императора Нинтоку (313-399) находился именно в Осака (тогда это место называлось Нанива). А Нинтоку считался образцовым конфуцианским государем - жил скромно, крыша его дворца протекала, но зато он заботился о благе своих подданных. Один из ведущих деятелей нового правительства - Окубо Тосимити - выступал за то, чтобы перенести двор императора в Осака, но сторонников у него нашлось немного. Осака был городом купцов, которых по старой традиции презирали и самураи, и аристократы, которые входили в правительство.

                                            Художник Утагава Хиросигэ
Еще один план заключался в том, чтобы столиц было две - Киото и Эдо. Одна столица, бывший Эдо, будет называться Токио (Столица Востока), а другая, Киото, - Сайкё (Столица Запада). Дело в том, что традиционная география делила территорию Японии на две основные части - западную (с центром в Киото), и восточную (с центром в Эдо). Что до самого императора, то он будет попеременно жить в обеих столицах.
Другой революционер - Кидо Такаёси - отстаивал план сразу "трех столиц” - Киото, Эдо и Осака.
Однако выбор был сделан в пользу Эдо. В пользу того города, который был фактической столицей страны уже в течении длительного времени благодаря нахождению там сёгуна. Эдо находился на самой обширной равнине страны – Канто (Мусасино), которая была житницей Японии. В середине XIX в. он являлся самым крупным городом не только Японии, но и всего мира, он располагал и самой развитой городской инфраструктурой. Указ о провозглашении "Столицы Востока” (Токио) датируется 3 сентября 1868 г. В нем, в частности, говорилось: «Поскольку Эдо является крупнейшим городом в восточных провинциях, а также тем местом, куда отовсюду собираются люди, он является наиболее подходящим местом для того, чтобы управлять оттуда». При этом никакого указа об утрате Киото столичных функций не последовало. Наоборот, в указе утверждалось, что император будет совершать частые поездки из одного города в другой, чтобы иметь возможность выслушивать мнения людей.

                                                            Художник Утагава Хиросигэ
В анонимном стихотворении этого времени говорилось:
Поблекли
Вечнозеленые иглы
Мощной сосны.
На равнинах Мусаси
Хризантемой запахло.

                                                     Художник Утагава Хиросигэ
Под «сосной» понимался сёгун. Хризантема же была гербом императорского дома. Как это столь часто бывает в японской культуре, политическое событие она описала с помощью природных образов. Дискуссия о переносе столицы хорошо свидетельствует о планах новой политической элиты. До этого времени император безвыездно пребывал в своем дворце, видеть его могла только кучка придворных. Теперь же идеологи желали, чтобы Мэйдзи вышел из тени, сделался зримым символом власти, сократил дистанцию между правителями и управляемыми. Но в то же самое время принятый к исполнению проект отнюдь не предполагал, что император будет править страной. Действительно, трудно себе представить, как кочующий между двумя столицами император в условиях отсутствия телефона, телеграфа и даже железной дороги сможет быть в курсе дел и принимать решения.
Раньше император пребывал в своем дворце. Теперь же он должен был предъявлять себя подданным не только с помощью своих указов, но и телесно. Это делалось для того, чтобы, по словам Окубо, не возникало непреодолимого разрыва между «верхом и низом». Тело императора (или же заменяющий его паланкин, в котором он передвигался) становилось доступным для обозрения, само смотрение на него являлось разновидностью ритуала. Теперь люди могли видеть, от чьего лица адресуются им указы, которые они обязаны исполнять.
Поражают энергия и быстрота, с которыми выполнялся намеченный курс. Несмотря на яростное противодействие киотосских аристократов, паланкин с Мэйдзи двинулся из Киото в Токио уже 6 ноября. Официальная причина путешествия - забота о людях восточной части страны, которые пострадали из-за военных действий, вспыхнувших в связи с переходом власти к императору. Кроме того, нужно было заполнить "церемониальный вакуум”, возникший в крупнейшем городе страны в результате краха сёгуната. Нужно было наглядно продемонстрировать людям, что в стране есть новый правитель. «Западная Япония» ассоциировалась с Киото и императором, «восточная» - с Эдо и сёгуном. Теперь нужно было сделать так, чтобы и Эдо-Токио принадлежал только императору.

                                                         Художник Утагава Хиросигэ
В это время среди жителей сильно опустевшего Токио господствовали самые мрачные предчувствия относительно судьбы города. Один из лучших знатоков тогдашней Японии, переводчик английского посланника Эрнест Сатов, полностью разделял их: «Теперь, когда даймё, чьи потребности удовлетворялись купцами и владельцами магазинов, отправились в свои загородные дома, население [города] неизбежно уменьшится. Печально, если Эдо придет в упадок, поскольку это один из прекраснейших городов Дальнего Востока. Хотя там нет красивых публичных зданий, его расположение на берегу океана, роскошные сады даймё и замечательные, огромные рвы вокруг замка, над которыми возвышаются циклопические стены, на которые бросают тень живописные ряды сосен, многочисленные деревенские виды в самом городе, - все это создает впечатление величия».
Мэйдзи погрузился в паланкин в 8 часов утра. Его сопровождало 3300 человек во главе с Ивакура Томоми, Накаяма Тадаясу (дед Мэйдзи по материнской линии) и многими князьями-даймё. Мэйдзи захватил одну из императорских регалий - священное зеркало, символ прародительницы своего рода богини солнца Аматэрасу. Жители Киото падали ниц при виде императорского паланкина. Они хлопали в ладоши - точно так же, как они привыкли это делать в храмах и святилищах, желая обратить внимания божеств на свои беды.
Выбравшись из Киото, Мэйдзи издали помолился кургану, в котором был погребен император Тэнти (661-671) - родоначальник той династической линии, к которой принадлежал и сам Мэйдзи. Тэнти был известен тем, что учредил первую в истории Японии школу и покровительствовал поэзии. Мэйдзи тоже увлекался сложением стихов. Забота об образовании своих подданных станет в дальнейшем одним из главных направлений его деятельности.

                                                              Художник Утагава Хиросигэ
Но противники поездки императора не унимались. Когда Мэйдзи в середине первого дня своего путешествия остановился на отдых, процессию догнал средний государственный советник Охара Сигэтоми. Он сообщил: тории (ворота, ведущие в святилище) во внешнем святилище в Исэ (там почиталась богиня еды Тоёукэ) неожиданно обвалились, что следует истолковать как неблагоприятный знак, предписывающий Мэйдзи немедленно вернуться в Киото. Однако Ивакура, хорошо знакомый с политическими технологиями своего времени, отговорился тем, что устроит специальную службу, дабы избавиться от возможных несчастий, и заявил о решимости завершить путешествие своего императора.
Во время своего путешествия Мэйдзи по тракту Токайдо, связывавшему Киото и Токио, Мэйдзи часто отправлял посланцев, чтобы те совершили приношения в святилищах, которые попадались ему по дороге; жертвовал деньги старикам, больным и инвалидам, родителелюбивым чадам и чадолюбивым родителям, верным женам и слугам. Точно так же поступали и древние японские государи - до тех пор, пока они не перестали покидать пределы своего дворца. Мэйдзи мог позволить себе благотворительность - расходы были оплачены купцами из Киото и Осака. Финансы же самого нового правительства находились тогда в весьма плачевном состоянии.
По дороге в Токио Мэйдзи впервые в жизни наблюдал, как крестьяне жнут рис. Похоже, что урожай того года выдался не слишком богатым. Мэйдзи раздавал крестьянам в утешение сладости. Разумеется, не самолично, а через своих чиновников. На вторых этажах домов, мимо которых проносили императора, было приказано заклеить шторы бумагой, чтобы никто не мог увидеть Мэйдзи (его паланкин) сверху - одно из правил, подлежащих непременному исполнению.
Ни один из императоров за всю японскую историю не совершал такого длительного путешествия. Можно только догадываться, что чувствовал Мэйдзи, впервые обозревая свою страну, о которой он знал только из книжек и докладов. Увидев Фудзияму 20 ноября, Мэйдзи повелел своим сопровождающим непременно сочинить по стихотворению к тому дню, когда они прибудут в Токио. Источник: А. Мещеряков. "Япония. Путь кисти и меча".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments