November 24th, 2021

Анатолий Булавин

Одиночество и отчужденность по-японски: порождение общества, в котором не на кого положиться



Затянувшаяся необходимость ограничивать себя в выходах из дома в связи с распространением коронавируса нового типа обостряет проблему изолированности и отчужденности – сокращения контактов человека с другими людьми и обществом в целом. По мнению автора, в корне этой проблемы лежит представление о том, что «нельзя доставлять людям неудобства».
Япония как лидер по одиночеству
В феврале 2021 года в Японии был назначен министр по делам одиночества и отчужденности. Одновременно в аппарате правительства была создана соответствующая секция. Они продолжают действовать и при нынешнем правительстве. Эти меры отражают, насколько в правительстве осознают кризисный характер ситуации с одиночеством и отчужденностью в обществе. Действительно, в сравнении с другими странами в Японии многие люди одиноки, и им совершенно не на кого положиться. Так, в докладе Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) 2005 года отмечается, что из 24 стран-участниц в Японии насчитывается больше всего людей, оторванных от общества.
За последние годы эта тенденция ничуть не изменилась. В 2015 году канцелярия кабинета министров провела среди пожилых жителей 4 стран в возрасте 60 лет и старше «Международный сравнительный опрос о жизни и отношении к ней среди пожилых людей». По его итогам можно судить, насколько много людей чувствуют свою отчужденность в обществе, считая, что им «не на кого положиться, за исключением домочадцев».

Аналогичным образом дело обстоит и среди молодежи. В проведенном в 2018 году канцелярией кабинета министров опросе молодежи 7 стран в возрасте 13-29 лет под названием «Опрос об отношении молодежи в нашей и других странах» на вопрос: «С кем вам захочется посоветоваться, если станет плохо или тревожно?», доля тех, кто ответили: «Я ни с кем не советуюсь» оказалась исключительно высока среди японцев.

То, что Япония относится к числу стран с высоким уровнем самоубийств, словно отражает обилие одиноких людей. Так, в 2015 году по доле самоубийств на 100 тыс. населения она находилась на 18-м месте из 183 стран. Среди участниц «Сравнительного опроса отношения молодежи нашей и других стран» Япония уступила по этому показателю только Южной Корее. Итоги всех этих исследований тоже позволяют утверждать, что проблема одиночества и отчужденности стоит в Японии гораздо острее, чем в других странах.
Почему же в Японии так много одиноких людей, которым не на кого положиться? В этом коротком очерке я предлагаю рассмотреть проблему одиночества и отчужденности в связи с уникальным японским отношением к личности и свободе.
Общество, где попавших в беду отбрасывают как «источник неудобств»
Как и во многих других промышленно развитых странах, «уважение к личности» и «свобода» в японском обществе выступают стандартом, который необходимо отстаивать. Защите свободы отводится важная роль из соображений уважения к убеждениям, вере и решениям личности. Но само понятие «свобода» подразумевает определенные «ограничения». Как и в других странах, такие действия как «насилие над личностью» и «кража личного имущества» строго запрещены как «причинение ущерба другому человеку». При этом «насилие» включает в себя и психологическое насилие.
Особенность японского общества состоит в том, что к «причинению ущерба другому человеку» причисляют и «доставление неудобств другим людям и обществу». В Японии людям свойственно считать «табу» обращаться к другим людям в связи с неспособностью решать проблемы собственными силами, поскольку это «доставляет неудобства» другому человеку, причиняя ему ущерб – «отнимая время». Обратной стороной «уважения к личности» и «свободы» в японском обществе выступает скрытая коллективная психология «внимания к тому, как отнесутся окружающие».
Общественное устройство, которое можно назвать «либерализмом по-японски», в котором приоритетом выступает ответственность человека перед окружающими и общественным мнением, сильно влияет и на японскую проблему одиночества и отчужденности. Давайте остановимся на этом подробнее.
Японское общество, которое считалось обществом коллективизма, где люди, как в сельскохозяйственной общине, связаны друг с другом так тесно, что от этого порой и не вздохнуть, взялось за преодоление этой особенности и двинулось курсом на общественное устройство, позволяющее вырваться из коллектива и жить «в одиночестве». На этом пути мы выстроили систему, при которой все, что нам необходимо для жизни, обеспечивается без межчеловеческих отношений. Мы либо приобретаем товары и услуги, расплачиваясь деньгами, либо пользуемся социальными гарантиями. В наши дни стало возможным жить, вообще не встречаясь с другими людьми – достаточно лишь располагать определенными финансовыми средствами и возможностью выходить в онлайн.
По мере формирования системы, позволяющей нам вести такую жизнь, межчеловеческие связи все больше становятся чем-то вроде прихоти – люди заводят их «по собственному вкусу». Эпоха, когда человеку было необходимо жить, будучи связанным с другими людьми, ушла, и теперь наша жизнь проходит в отсутствие связей с другими. В рамках капиталистической системы она поддерживается усилиями по обретению капитала, дипломов и послужного списка. Иначе говоря, в обмен на свободу жить обособленно от других людей на нас ложится обязанность поддерживать собственную жизнь усилиями по зарабатыванию денег.
В этих условиях оказываются затруднительными взаимные шаги, которые лежат в самой основе человеческого общества – обращение к другим людям, когда оказался в тяжелом положении. Как отмечалось выше, основой системы, при которой люди живут поодиночке, является то, что каждый человек зарабатывает на жизнь самостоятельно. А людей, которые обращаются к окружающим и полагаются на них, рассматривают как лентяев, которые не предпринимают усилий, чтобы поддерживать собственную жизнь самостоятельно. Поэтому слабый глас взывающих о помощи в японском обществе тонет в мощном хоре обвинений в «изнеженности» и «доставлении неудобство другим людям».
При проводившемся в 2016 году «Опросе о жизни, работе и окружении обитателей столицы и ее окрестностей», который охватил 5 361 человека в японской столице и в радиусе 50 километров от нее (исследование проводилось под руководством Хасимото Кэндзи), также выяснилось, что люди в тяжелом экономическом положении, в неблагополучных семейных обстоятельствах, а также будучи лишены межчеловеческих контактов, живут с уверенностью в том, что «нельзя доставлять людям неудобства». В общество «либерализма по-японски», в котором превыше всего ставится ответственность перед окружающими, встроен механизм, отбрасывающий с клеймом «доставляющих неудобства» тех людей, кому приходится тяжело.
«Сэйкацу хого»: неудобный защитный механизм
Быть может, сама по себе отчужденность и не представляла собой проблемы, если бы личности гарантировало жизнь общество в более широком смысле, избавляя от необходимости полагаться на ближних. Но в Японии полагаться на «общество» (в форме помощи со стороны властей) оказывается затруднительным по той же причине, по которой попавшие в беду не обращаются к окружающим.
Как и во многих других странах, в Японии имеется система социального обеспечения, предоставляющая жителям минимальные жизненные гарантии. «Сэйкацу хого», буквально «защита жизни», является системной реализацией гарантированного Конституцией Японии «права на минимальный уровень здоровой и культурной жизни». Соответственно, каждый человек, который живет в Японии, разумеется, обладает правом пользоваться этой системой. Но идея о том, что «пользоваться защитой – это естественно», не находит распространения в обществе.
Многие в японском обществе решительно не желают пользоваться этой помощью в трудной жизненной ситуации, даже когда им рекомендуют обратиться за «защитой жизни». Немало и случаев, когда получающие эту защиту становятся объектом критики. Фоном для такого отношения служит то, что доставлять неудобства другим людям в Японии – это «табу». Иначе говоря, «либерализм по-японски».
Как и во многих других странах, данная система социальной защиты финансируется из налоговых поступлений. Следовательно, систему охраны жизни можно назвать системой взаимных гарантий минимального уровня жизни в стране в целом, пользоваться которой для нас должно быть совершенно естественным. Но на более злой взгляд система охраны жизни видится режимом, перекладывающим на окружающих бремя с плеч тех, кто недостаточно старается заработать денег или не может это сделать. Если исходить из последнего, то люди, получающие помощь в рамках защиты жизни, могут восприниматься как «доставляющие неприятности», поскольку не предпринимают усилий для зарабатывания денег, становясь бременем для других людей. Фактически в Японии происходит суровое осуждение получателей помощи в рамках «сэйкацу хого» – «бичевание защитой жизни». Вот почему появляются люди, которые, стремясь избежать этого порицания, решительно отказываются от такой защиты.
Японская система «сэйкацу хого» является неудачным механизмом, к которому люди вынужденно прибегают лишь тогда, когда внезапно оказываются в отчаянных обстоятельствах, вынуждающих это делать. В обществе «либерализма по-японски», в котором обращения за помощью к другим людям или к властям избегают как «поступка, досаждающего окружающим», где упор делается на ответственности личности перед окружением и обществом, трудно вообще на что-либо положиться.
Одиночество и отчужденность – плод стремления не доставлять неприятностей окружающим
Как уже было отмечено, уважение к личности и свобода всегда накладывает определенные ограничения. В зависимости от этих ограничений сильно различается общественное устройство. В японском обществе, которое на первый взгляд выглядит свободным, стремление не доставлять неудобств другим людям сильно ограничивает личность. Именно поэтому в ситуации с коронавирусом многие люди, даже в отсутствие особенно жестких ограничений и принуждения, по собственной инициативе носят маски и следят за своим поведением, обеспечивая сдерживание инфекции, чего не удалось добиться Соединенным Штатам и странам Европы. С другой стороны, к несоблюдающим правила, а также к заразившимся коронавирусом, относятся очень сурово как к людям, «причинившим неудобства окружающих и общество».
«Либерализм по-японски», склонный уделять внимание скорее не правам личности, а ее ответственности перед миром и окружающими, оборачивается порядками, каких не найдешь в других странах, порождая множество одиноких и отчужденных людей.
Анатолий Булавин

Тиары женщин императорского дома: принцесса Айко, чтобы избежать лишних трат во время кризиса корона


Принцесса Айко, дочь императора и императрицы, не заказывала тиару, которую обычно делают для женщин императорского дома при совершеннолетии, а для торжеств и других мероприятий будет использовать тиару, которую носила её тётя, Курода Саяко.
Принцесса Айко, дочь императора и императрицы, 1 декабря достигнет совершеннолетия. Поскольку это рабочий день, в связи с учёбой принцессы Айко празднование состоится в воскресенье 5 декабря.
Для женщин императорского дома к совершеннолетию принято покупать новые украшения, такие как тиары. Однако принцесса Айко, учитывая, что многие люди пострадали от кризиса коронавируса, отказалась от покупки новой тиары и для участия в торжественных мероприятиях позаимствует тиару сестры императора, бывшей принцессы Саяко (Курода), которая вышла из состава членов императорского дома после замужества.
Принцесса Саяко во время церемонии Тёкэн-но ги, когда она прибыла во дворец в связи с предстоящим замужеством, 12 ноября 2005 г. (представительское фото Jiji Press)
Принцесса Саяко во время церемонии Тёкэн-но ги, когда она прибыла во дворец в связи с предстоящим замужеством, 12 ноября 2005 г. (представительское фото Jiji Press)
Женщины императорского дома носят тиары с самой формальной одеждой для участия в наиболее торжественных мероприятиях – дворцовых церемониях или государственных приёмах.
1 мая 2019 года на церемонии во дворце по случаю вступления на трон императора Нарухито императрица Масако надела тиару, которую до неё носили прежние императрицы.
Императрица Масако приветствует стоящих вдоль дороги людей 1 мая 2019 года, в день вступления на трон императора Нарухито (Reuters)
Императрица Масако приветствует стоящих вдоль дороги людей 1 мая 2019 года, в день вступления на трон императора Нарухито (Reuters)
Наследный принц (нынешний император) и принцесса (нынешняя императрица) во время их свадьбы, с императором Акихито и императрицей Митико (сейчас – почётные император и императрица). Тиару, которую носила в то время императрица Митико, сейчас использует императрица Масако (Reuters)
Наследный принц (нынешний император) и принцесса (нынешняя императрица) во время их свадьбы, с императором Акихито и императрицей Митико (сейчас – почётные император и императрица). Тиару, которую носила в то время императрица Митико, сейчас использует императрица Масако (Reuters)
Принцесса Кико, жена наследного принца Фумихито, использует тиару, которую носила нынешняя императрица Масако до вступления наследного принца Нарухито на трон (Jiji Press)
Принцесса Кико, жена наследного принца Фумихито, использует тиару, которую носила нынешняя императрица Масако до вступления наследного принца Нарухито на трон (Jiji Press)
Торжественный проезд наследного принца Нарухито и принцессы Масако (сейчас – император и импертрица) по случаю бракосочетания в июне 1993 г. (Reuters)
Торжественный проезд наследного принца Нарухито и принцессы Масако (сейчас – император и импертрица) по случаю бракосочетания в июне 1993 г. (Reuters)
Долгое время исключительный контракт на тиары для женщин императорского дома был с крупной токийской ювелирной компанией «Микимото», но начиная с совершеннолетия принцессы Ёко, дочери принца Томохито, тиары делают на конкурсной основе «Микимото» либо «Вако», другая токийская компания. «Вако», например, изготовила тиару к совершеннолетию принцессы Мако, старшей дочери принца и принцессы Акисино, которая в октябре 2021 года вышла из состава членов императорского дома в связи с замужеством.
Официальная одежда принцессы Мако (сейчас – Комуро Мако), старшей дочери семьи Акисино, во время совершеннолетия, 23 октября 2011 г. (представительское фото Jiji Press)
Официальная одежда принцессы Мако (сейчас – Комуро Мако), старшей дочери семьи Акисино, во время совершеннолетия, 23 октября 2011 г. (представительское фото Jiji Press)
Во время совершеннолетия принцессы Како тиару впервые заказывали через открытый конкурс, и после получения проектных предложений от пяти компаний был выбран вариант «Микимото».
Како, вторая дочь семьи Акисино, во время церемонии совершеннолетия (Reuters)
Како, вторая дочь семьи Акисино, во время церемонии совершеннолетия (Reuters)
У императрицы и наследной принцессы есть несколько тиар, которые используют в разных случаях.
Императрица Масако на торжественном приёме во дворце, когда принимали короля Бельгии Филиппа и его жену, 11 октября 2016 г., императорский дворец, Токио (представительское фото Jiji Press)
Императрица Масако на торжественном приёме во дворце, когда принимали короля Бельгии Филиппа и его жену, 11 октября 2016 г., императорский дворец, Токио (представительское фото Jiji Press)
Наследный принц Акихито и принцесса Митико (сейчас – почётные император и императрица) после связанной с бракосочетанием церемонии Тёкэн-но ги с императором Хирохито и императрицей Кодзюн, 10 апреля 1959 г.
Наследный принц Акихито и принцесса Митико (сейчас – почётные император и императрица) после связанной с бракосочетанием церемонии Тёкэн-но ги с императором Хирохито и императрицей Кодзюн, 10 апреля 1959 г.
Анатолий Булавин

Токио занимает третье место в мировом рейтинге городов Global Power City Index шестой год подряд

Токио шестой год подряд занимает третье место среди 48 крупнейших городов мира с точки зрения их привлекательности для людей, капитала и компаний, как указано в отчёте японского аналитического центра.
В общем рейтинге Global Power City Index в 2021 году, составленном Институтом городских стратегий Mori Memorial Foundation, Лондон занял первое место, за ним следует Нью-Йорк. На четвёртом месте оказался Париж.
Согласно рейтингу, отражающему различные последствия пандемии коронавируса, позиции восьми крупнейших городов не изменились по сравнению с прошлым годом.
Токио не смог обогнать Нью-Йорк, несмотря на улучшение гибкости стиля работы благодаря распространению удалённой работы в условиях пандемии, при этом японская столица позволила Пекину расширить своё экономическое лидерство и по-прежнему получает низкую оценку за экологические усилия из-за низкого тарифа на энергию из возобновляемых источников.
В отчёте также показано, что Лондон, Сингапур и Гонконг, где большинство авиарейсов являются международными, значительно упали в оценках, связанных с международными потоками людей и товаров.
Анатолий Булавин

Средневековый японский замок в Осаке в золоте осени...


Средневековый замок японского города Осака в осенние дни утопает в золоте пожелтевших деревьев гинкго, которые окружают замок вдоль аллей, протянувшихся на один километр сто метров.
В парке, раскинувшемся вокруг замка более чем на 100 гектаров, насчитывается 1700 деревьев гинкго. Опавшие с них листья укрывают территорию парка желтым ковром. Много отдыхающих приходит сюда полюбоваться красивым пейзажем.
Некоторые фотографируются на фоне большого сердечка, выложенного из желтых листьев.Живописная картина золотой осени вокруг замка Осака сохранится до конца этого месяца.


Анатолий Булавин

Путешествуя по Японии. Буддийский храм Энгакудзи (Engakuji Temple) в городе Камакура...

/Фото-видео репортаж Анатолия Булавина/
Осенний город Камакура
Энгаку-дзи – это огромный храмовый комплекс, вместивший десятки построек. Он является вторым по значимости в списке великих монастырей дзен-буддизма Камакуры. Дзэн храм Энгакудзи был основан в 1282 году – на пятом году эпохи Koan.
Осенний город КамакураВ то время реальным правителем Японии, контролирующим все сферы жизни, в том числе, императорский двор в Киото, был Ходзё Токимуне (Hojo Tokimune). На его правление выпало большое испытание – попытка вторжения монгольских войск на территорию Японии.

Осенний город КамакураИнтервенция была предпринята дважды монгольским ханом Хубилаем, внуком великого Чингиз-хана, в 1274 и 1281 гг. Несмотря на вмешательство божественных сил, обрушивших на монгольские корабли тайфуны "камикадзэ" страшной силы, в сражениях погибли десятки тысяч отважных воинов. В память тех, кто отдал свои жизни в тех битвах, был основан храмовый комплекс Энгаку-дзи. В качестве монаха-основателя и первого настоятеля храма Энгаку-дзи был выбран Мугаку Соген (Mugaku Sogen).Осенний город Камакура
Родившийся в Китае в 1226 году, он принял монашеский постриг уже в возрасте 12 лет. С детства практиковавший аскетичную форму буддизма - дзэн, на момент прибытия в Японию по приглашению регента Ходзё Токимуне, Соген уже был известным священником высшего ранга.

[Нажмите, чтобы прочитать дальше...]Осенний город КамакураСтарые летописи говорят об огромных размерах храмового комплекса. В XIII-XIVвв. здесь жило более 250 человек, а на территории насчитывалось свыше 40 строений.

Ссылка на фотоальбом о храме Энгакудзи (Engakuji Temple)  в Камакуре от Анатолия Булавина:
https://yadi.sk/a/0Q5bcQ0g3WK8f7

Даже после падения камакурского сёгуната (1333), храм продолжал процветать при поддержке новых властей. К несчастью, большой урон храмовым постройкам нанесли пожары – извечная беда старой Японии. Осенний город КамакураСамый сильный, случившийся в 1563 году, уничтожил многие павильоны, в том числе, почти полностью сгорела главная святытя Энгакудзи – изображение Будды XIII-го века. Долгое время, вплоть до второй половины XIX-го века, Энгакудзи переживал упадок.
Осенний город Камакура
Возрождение храма началось в 1875 году и связано с именем Imakita Kosen (1816-1892), 202-го настоятеля Энгакудзи. Его усилиями храмовый комплекс снова приобрел статус лидирующего дзен-буддийского монастыря в регионе Канто. Во время Великого землетрясения Канто 1923года многие постройки были разрушены, но снова восстановлены к 1964 году. Осенний город КамакураВ Павильонах проводятся утренние дзэн-медитации. Еще одной и, безусловно, главной достопримечательностью буддийского комплекса Энгакудзи является старейший в Камакуре колокол Ogane, который также носит звание Национального сокровища. 2,6-метровый колокол был выполнен мастером Mononobe Kunimitsu и был преподнесен храму Энгакудзи в 1301 году.
Осенний город Камакура
Это самый большой колокол в регионе Канто. На холме за храмом расположено кладбище, хранящее прах многих японских знаменитостей, среди которых кинозвезда Kinuyo Tanaka, писатель Takeshi Kaiko и др.
Осенний город Камакура
Осенний город КамакураОсенний город Камакура
Осенний город Камакура
Осенний город Камакура