?

Log in

No account? Create an account

Март, 10, 2018

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ посетил префектуру Фукусима, серьезно пострадавшую в результате мощного землетрясения и цунами 11 марта 2011 года. В субботу, за день до того, как в Японии будет отмечаться 7-я годовщина этого стихийного бедствия, Абэ посетил город Датэ. 
Он принял участие в мероприятии, приуроченном к частичному открытию новой скоростной магистрали Сома Фукусима, соединяющей материковую часть префектуры с прибрежными районами. Абэ выразил надежду на то, что люди во всем мире воспользуются этой дорогой, чтобы посмотреть как была восстановлена префектура Фукусима.
Как показали результаты опроса, проведенного NHK относительно условий жизни в районах, пострадавших семь лет назад от мощного землетрясения и цунами, более 60 процентов респондентов испытывают финансовые трудности. Опрос был проведен в период между декабрем прошлого и февралем этого года среди 5,700 человек, проживающих в расположенных на северо-востоке Японии префектурах Иватэ, Мияги и Фукусима, сильно пострадавших во время стихийного бедствия в 2011 году. Ответ дали 1,932 человека. 19 процентов ответивших заявили, что испытывают серьезные финансовые трудности, а 46 процентов признались, что у них есть определенные финансовые затруднения.
Зарубежные представители побывали на рынке Цукидзи и осмотрели новый рынок ТоёсуПредставители из-за рубежа, занимающиеся закупками продовольствия, посетили оптовый рынок Цукидзи в Токио, а также новое место, на которое он будет перенесен. Изношенный оптовый рынок Цукидзи будет перенесен позднее в этом году на новое место в районе Тоёсу, которое находится неподалеку. Субботнее посещение рынка было организовано ассоциацией торговцев Цукидзи. Представители рынка проинформировали посетителей о месте, где проводится аукцион на покупку морского ежа. Позднее участники мероприятия вознесли молитвы за благополучие сообществ, пострадавших от землетрясения и цунами 2011 года. Седьмая годовщина этого стихийного бедствия будет отмечаться в это воскресенье. Затем посетители побывали на новом рынке Тоёсу, который должен открыться в октябре, и осмотрели его помещения. Им также рассказали о том, как здесь будут храниться морепродукты, чтобы обеспечить их свежесть и соблюдение санитарных норм.
Министр иностранных дел Японии проведет встречу с государственным секретарем СШАМинистр иностранных дел Японии Таро Коно готовится к визиту в США на предстоящей неделе перед запланированной встречей президента США Дональда Трампа и северокорейского лидера Ким Чен Ына. Коно планирует совершить визит в США в пятницу для встречи с государственным секретарем Рексом Тиллерсоном для обсуждения денуклеаризации Корейского полуострова. Перед визитом Коно планирует провести в понедельник встречу с главой Национальной службы разведки Южной Кореи Со Хуном, который встречался с президентом США и северокорейским лидером. В ходе предстоящей встречи Со Хун подробно ознакомит Коно с договоренностью, которая была достигнута ранее на этой неделе между Северной и Южной Кореей. Планы Коно совершить визит в США возникли после телефонной беседы в пятницу премьер-министра Японии Синдзо Абэ и президента Трампа, в ходе которой обсуждались подходы к Северной Корее. Абэ и Трамп договорились провести встречу в США в предстоящем месяце. Коно планирует подтвердить с американской стороной продолжение оказания максимального давления на Северную Корею до тех пор, пока эта страна не предпримет конкретных действий в направлении ликвидации ядерных вооружений.
Очередное извержение произошло на горе СинмоэОчередное извержение было зафиксировано на расположенном в юго-западной части Японии вулкане Синмоэ. Высота выброшенного столба дыма достигла при этом 4,5 тысяч метров, что явилось наивысшим показателем с момента активизации этого вулкана 9 дней назад. Метеорологическое управление Японии заявляет, что извержение произошло незадолго до двух часов ночи в субботу на горе Синмоэ, которая расположена на границе двух префектур - Кагосима и Миядзаки. Выброшенные вулканические породы упали на расстоянии 1,8 километра от кратера. Управление предупреждает, что в результате этих извержений вулканические породы могут быть отброшены на расстояние четырех километров от кратера. Кроме того, на такое же расстояние могут распространяться и пирокластические потоки.
Борец сумо Осунаараси, который является уроженцем Египта, покинет мир сумо. Японская ассоциация сумо рекомендовала ему уйти в отставку в связи с неоднократными случаями незаконного управления транспортными средствами. Члены правления этой ассоциации приняли решение по этому поводу в пятницу. Осунаараси согласился с этим решением. В феврале прокуратура предъявила борцу суммарное обвинение по подозрению в управлении транспортным средством без водительского удостоверения три раза в январе в префектуре Нагано. Японская ассоциация сумо запрещает действующим борцам сумо управлять транспортными средствами.
Трамп заявил, что договоренность с Северной Кореей пойдет на пользу всему мируПрезидент США Дональд Трамп выразил надежду на то, что ему удастся достичь договоренности с лидером Северной Кореи Ким Чен Ыном по вопросу о денуклеаризации этой страны. В пятницу Трамп написал в твиттере: "Договоренность с Северной Кореей находится в процессе подготовки и, если она будет заключена, пойдет на пользу всему миру". Он также написал, что время и место саммита будут определены позже. В четверг Трамп принял предложение встретиться с северокорейским лидером до мая. Это предложение передал американскому президенту высокопоставленный представитель Южной Кореи, который ранее встретился с Кимом в Пхеньяне. Ожидается, что советник США по национальной безопасности Герберт Макмастер выскажется о планируемом саммите на заседании Совета Безопасности ООН в понедельник.
Представитель Южной Кореи передал президенту США Дональду Трампу "специальное послание" от северокорейского лидера Ким Чен Ына.
Как сообщает южнокорейское информационное агентство "Йонхап" со ссылкой на одного из официальных представителей руководства страны, в минувший четверг это "специальное послание" было вручено Трампу главой Управления национальной безопасности Южной Кореи Чен Ы Ёном. Он также передал Трампу предложение встретиться с Ким Чен Ыном до мая на первом в истории официальном американо-северокорейском саммите. Трамп принял это предложение. Это официальное южнокорейское лицо отказалось обсуждать с представителями прессы детали данного "специального послания". Однако, по его словам, Ким Чен Ын попросил главу Управления национальной безопасности Южной Кореи Чен Ы Ёна передать данное послание Трампу, которое стало частью усилий северокорейского лидера, направленных на построение доверия. По словам того же официального южнокорейского лица, послание Кима было "очень всесторонним".
Дональд Трамп и Си Цзиньпин договорились продолжать оказывать давление на Северную КореюПрезидент США Дональд Трамп и председатель КНР Си Цзиньпин договорились продолжать оказывать давление и не снимать санкций с Северной Кореи до тех пор, пока Север не предпримет конкретных шагов по денуклеаризации. В пятницу состоялись переговоры по телефону между лидерами США и Китая. Эта телефонная беседа последовала за решением Дональда Трампа принять предложение Северной Кореи и встретиться с Ким Чен Ыном. По заявлению официальных представителей Белого дома, главы США и Китая приветствовали перспективы начала диалога между США и Северной Кореей. По поступившим сообщениям, как и Дональд Трамп, так и Си Цзиньпин, подтвердили свою приверженность идее продолжать оказывать давление и не снимать санкций с Северной Кореи до тех пор, пока Север не предпримет ощутимых шагов, направленных на достижение полной, доказуемой и бесповоротной денуклеаризации. По сообщениям Государственного агентства новостей Китая "Синьхуа", Си Цзиньпин в ходе телефонного разговора с Дональдом Трампом выразил надежду на то, что США и Северная Корея проведут переговоры как можно скорее в целях достижения позитивных результатов.
Президент США Дональд Трамп готов к встрече с Ким Чен Ыном до маяОфициальные представители Белого дома подтвердили, что президент США Дональд Трамп принял идею проведения встречи с северокорейским лидером до мая. Трамп написал в Твиттере о достижении "большого прогресса". Члены южнокорейской делегации первоначально объявили об этом в Белом доме после вручения письма Трампу от Ким Чен Ына. Трамп написал в Твиттере, что Ким говорил о полной денуклеаризации с представителями Южной Кореи, а не только о замораживании. Он отметил, что санкции будут оставаться в действии до достижения соглашения. Если встреча между Трампом и Кимом состоится, она станет первой подобного рода между лидерами двух стран. Конкретные детали о точных сроках и месте проведения такой встречи не сообщаются.
Япония надеется ввести в силу соглашение о ТРР в начале 2019 годаПравительство Японии приложит усилия для того, чтобы соглашение о свободной торговле, достигнутое между 11 странами-членами Транс-Тихоокеанского партнерства, вступило в силу в начале следующего года. Церемония подписания этого соглашения прошла в Чили в четверг. На ней присутствовали министры всех стран-участниц. Соглашение о ТРР вступит в силу через 60 дней после того, как по крайней мере 6 стран завершат необходимые внутренние процедуры включая одобрение парламента. Министры и другие присутствовавшие на церемонии представители договорились ускорить эти процедуры в своих странах. Ожидается, что Япония будет играть ключевую роль в том, чтобы это многостороннее торговое соглашение вступило в силу.
Европейский союз объявил об ответных таможенных тарифах на американскую продукциюЕвропейский союз официально объявил о таможенных тарифах, которые он введет на импорт из Соединенных Штатов. Администрация Трампа планирует ввести крупные тарифы на импортируемую сталь и алюминий. На встрече с журналистами в среду торговый комиссар ЕС Сесилия Мальмстрём сказала, что протекционизм не может и никогда не бывает ответом. Она добавила, что это нанесет ущерб транс-атлантическим отношениям и, потенциально, базирующейся на правилах глобальной системе торговли. Мальмстрём объявила, что Европейский союз думает подать жалобу во Всемирную торговую организацию, если Трамп введет таможенные тарифы. Она также сказала, что ЕС занимается составлением списка американской продукции, которая попадет под штрафные тарифы. Этот список будет оглашен в ближайшее время. Президент США Дональд Трамп ранее в этом месяце объявил, что его правительство введет 25-процентные тарифы на импортируемую сталь и 10-процентные тарифы на алюминий, заявив, что США импортируют материалы по несправедливо низким ценам. В ответ на это председатель Евросовета Дональд Туск выразил готовность обсудить вопрос на саммите ЕС, который откроется 22 марта.
Легендарный советник сегуна Токугава Иэясу этнический англичанин Уильям Адамс (William Adams) попал в Японию в 1600 году в возрасте 36 лет. Он стал первым британцем, достигшим берегов Японии, и много сделал для развития торговых отношений Японии с Англией и Голландией.
Уильям Адамс прожил в Стране восходящего солнца 20 лет, здесь он женился на японской девушке, у него был сын Джозеф и дочь по имени Сюзанна. Он построил для японцев первые корабли по европейскому образцу, вёл беседы с японцами о географии и истории Европы, делился знаниями астрономии и преподавал сёгуну основы арифметики и геометрии, помог установить дипломатические отношения Японии с Новой Испанией (Мексикой). Благодарный сегун подарил Адамсу большое поместье Миура в Хэми, сейчас это город Йокосука, и два меча, подтверждавшие его статус самурая.
Уильям Адамс умер в Японии в 1620 году, но в стране бережно сохранились все реликвии, связанные с его именем, благодарные японцы воздвигли памятник в его честь на месте его бывшего особняка в Токио, в столице есть квартал в Андзин-тё (квартал штурмана), названный в его честь. Ниже выкладываю письмо Уильяма Адамса, написанное им своим друзьям и соотечественникам в 1611 году.
[Нажмите, чтобы прочитать дальше...]
Прослышав, что на Яве находятся несколько английских купцов, которых не имею чести знать, я получил прекрасную возможность и позволил себе написать эти несколько строк; я желаю, чтобы досточтимая Компания 2, до сих пор не имеющая представления о моей судьбе, простила меня за дерзость (stowtness). Я пишу в первую очередь потому, что в моей душе есть любовь, которая привязывает меня к соотечественникам и родине.
Милостивые государи, до которых, может быть, дойдет это послание, знайте, что я родился в городке Джиллингем графства Кент, который находится в двух английских милях от Рочестера и в миле от Чатема, где строятся королевские корабли. В двенадцать лет я был взят подмастерьем к господину Николасу Диггинсу в Лаймхаузе, неподалеку от Лондона. Я служил штурманом на кораблях Ее Величества. Затем я одиннадцать или двенадцать лет служил в досточтимой Компаний (of the barbarie marchants) до тех пор, пока не был проторен торговый путь из Голландии в Индию; и мне захотелось воспользоваться возможностью и пополнить те немногие познания, которые Господь Наш дал мне.
Итак, в год от рождения Господа Нашего 1598 я был нанят в качестве главного штурмана в экспедицию из пяти кораблей, которые были заранее снаряжены Ост-Индской компанией, – Питером Вандер Хэем и Гансом Вандер Виком. Командовал этим флотом купец Яков Мэшор. На его корабле, флагманском, я и был штурманом.
Мы отчалили 23 или 24 июня. Это было слишком позднее отправление, поскольку уже пришлось идти при неблагоприятных ветрах. В середине сентября мы поймали более южные ветра, но многие из наших людей были больны, поэтому нам пришлось идти к побережью Гвинеи, к мысу Гонсалес, где мы высадили наших больных, многие из которых потом умерли: положение больных мало улучшилось из-за отсутствия свежего воздуха, духоты и из-за того, что мы находились в нездоровом месте.
Так, чтобы осуществить наше путешествие, мы проложили курс к побережью Бразилии, и было решено пройти через Магелланов пролив, а также по пути зайти на остров, называемый Аннабона. Мы зашли на Аннабону и заняли тамошнее поселение, в котором было около восьмидесяти домов. Здесь мы подкрепились и поправились благодаря тому, что у нас были мясо, апельсины, различные фрукты и т. д. Но воздух на острове был настолько нездоровым, что если один поправлялся, то другой чувствовал себя больным.
Мы провели два месяца в пути от мыса Гонсалес до Аннабоны – до 12 или 13 ноября. В это время мы подняли паруса и вышли с Аннабоны, нашли ветра, дующие по-прежнему на юго-восток-юг и юго-юго-восток, как и тогда, когда мы шли к четвертому градусу южной широты. Ветра благоприятствовали нам, продолжая дуть на юго-восток и восток-юго-восток, так что мы пробыли в пути от Аннабоны до Магелланова пролива около пяти месяцев. На одном из наших кораблей сломало и унесло за борт грот-мачту, что нас сильно задержало: с большими трудностями мы поставили новую мачту.
29 марта мы увидели землю, находящуюся на 50-м градусе широты. Здесь два или три дня дули встречные ветра. Наконец, поймав попутный ветер, мы подошли к Магелланову проливу 6 апреля 1599 г. В это время уже наступила зима, пошел сильный снег; холод и голод пополняли число больных и слабых. В течение шести или семи дней дул северо-восточный ветер, которым мы могли воспользоваться и пройти через пролив. Но мы задержались, дав отдохнуть и поправиться людям, запаслись водой и деревом, построили небольшой бот в 15 или 12 тонн весом. Наконец мы собрались проходить пролив, но не могли сделать этого по причине того, что задул южный ветер: погода была ужасно холодной, с обильным снегом и льдом. И вновь, теперь уже застигнутые зимой, мы были принуждены остаться у входа в пролив с 6 апреля до 24 сентября. К этому времени большая часть нашего провианта была истрачена; из-за недостатка продовольствия много людей умерло голодной смертью.
Наконец мы прошли через пролив и вышли в Южное море, где нас преследовали страшные штормы, которые отнесли нас южнее, до 54 -го градуса широты, где было очень холодно. Вскоре мы поймали нужный ветер, с помощью которого легли на прежний курс к побережью Перу.
На этом долгом переходе мы потеряли все наши корабли, которые отделились друг от друга. Еще перед началом перехода, до того как наша эскадра рассеялась в штормах, мы условились, что если потеряем друг друга, то у побережья Чили на 46-й параллели следует дожидаться отставших в течение 30 дней. Следуя этому соглашению, я привел корабль в назначенное место, где мы пробыли 28 дней: подкрепляясь и отдыхая, мы обнаружили местных жителей. Туземцы были не злы и приветливы, но, опасаясь испанцев, не хотели торговать с нами. Сначала они принесли бараньего мяса и картофель, за это мы дали им колокольчики и ножи, от которых они были в восторге. Но через некоторое время люди покинули свои дома, ушли вглубь страны и более не появлялись. Во время нашей стоянки мы собрали баркас, который был разобран на четыре части, и направились к устью Вальдивии, но из-за сильного ветра мы не вошли в гавань и направились к острову Муш, куда приплыли на следующий день.
Не найдя здесь наших кораблей, мы отплыли к Санта-Марии, а на следующий день подошли к мысу, который находился в полутора лье от острова. На мысу виднелось много людей, которые оживленно двигались вдоль берега. Найдя хорошее место, мы бросили якорь в бухте, в 15 саженях от берега, который был покрыт сказочно золотистым песком. Подойдя к берегу на лодках, мы попытались заговорить с туземцами, но они не давали сойти, выпуская в нас тучи стрел. Несмотря на это, мы высадили около двадцати человек: у нас не было почти никаких запасов продовольствия на корабле, и мы готовы были даже силой добыть провиант; мы отогнали диких туземцев от берега, но большинство наших людей было ранено их стрелами. Очутившись на земле, мы знаками показали им, что пришли с миром, и начали разговаривать на языке знаков и жестов, и некоторые из них в конце концов поняли. Также с помощью жестов мы показали, что нуждаемся в провизии, затем показали железо, серебро и одежду, которые мы могли бы им дать взамен. Они дали нам выпить местного вина и поесть бататов, а также воды и фруктов; знаками и жестами они дали Нам понять, чтобы мы приплыли на следующий день за провизией, запасы которой они приготовят к этому времени. Было уже поздно, и мы отправились на корабль, довольные тем, что вступили в переговоры с ними, и надеясь на получение провианта.
На следующий день, 9 ноября 1599 г., наш капитан собрался снова высадиться на берег. Предварительно он со всеми нашими офицерами держал совет. Было решено подойти близко к берегу, но высадить не более двух или трех человек: эти туземцы были дикими и были почти неизвестны нам, поэтому мы им не доверяли. Также было решено, что сам капитан отправится на одной из шлюпок, возглавив тем самым все силы, которые мы могли выставить. Стоявшие на берегу туземцы знаками показывали, что можно причалить, но это не очень понравилось нашему капитану. Вдобавок люди не подходили к нашим лодкам, и капитан отважился выйти на берег вопреки решению, утвержденному на совете. Двадцать три человека высадились с мушкетами и направились к жилищам. Когда они были уже на расстоянии мушкетного выстрела от лодок, более тысячи индейцев, сидевших в засаде, тут же подбежали к нашим людям с тем оружием, которое было у них, и перебили их. Остававшиеся на веслах долго ждали в надежде, что кто-то вернется. Но убедившись, что никого из десанта не осталось в живых, они вернулись. Горестное известие о гибели многих товарищей повергло нас в уныние. Ведь мы сразу потеряли столько людей, сколько могло бы поднять якорь. Дождавшись следующего дня, мы отплыли к острову Санта-Мария. Там мы нашли адмирала, который прибыл сюда за четыре дня до нас, отплыв от острова Моча за день до того, как мы вышли оттуда. Они потеряли генерала, капитана и всех офицеров убитыми на берегу, как и мы. Так как все наши офицеры погибли, мы оплакивали потери, однако, несмотря на все это, были рады встрече и тому, что мы теперь снова вместе. Мой друг Тимоти Шоттен был штурманом на том корабле.
На острове Санта-Мария, расположенном на широте 37°12’ к югу от экватора, мы стали держать совет и предложили снести все вещи на один корабль и поджечь другой, но, поскольку каждый капитан не хотел уничтожать свой корабль, мы не могли решить, какой же из них оставить. Тогда мы решили покинуть побережье Перу и направиться к берегам Японии, понимая, что ткани и одежды, взятые в качестве товаров, можно там хорошо продать. Ведь вдобавок ко всему нас преследовали королевские корабли (испанские. – С. Г.), знавшие о том, где мы находимся, и о том, что наши люди ослаблены: один из наших кораблей был вынужден из-за голода и лишений сдаться в руки врагов в Сантьяго. Вследствие всех этих обстоятельств, запасшись провизией и отдохнув на острове, руководствуясь более умом и хитростью, чем силой, мы отплыли 27 ноября на двух кораблях от острова. Об остальных кораблях нашей эскадры мы ничего больше не знали.
Итак, мы держали путь в Японию. Пройдя небесный экватор вместе, мы достигли 28-го градуса северной широты. На этой широте мы очутились приблизительно 23 февраля 1600 г. Мы попали в страшнейшую бурю с сильным ветром и дождем, самую сильную из тех, в которых я побывал. В этой буре мы потеряли из виду второй корабль, о чем очень сокрушались. Однако мы не теряли надежды встретить их уже в Японии и продолжали двигаться к намеченной цели. На широте 30° мы искали южный мыс поименованного острова (Японии. – С. Г.), но не нашли его из-за неточности во всех картах, лоциях и на глобусах. Искомый мыс находится на широте 35°5\ что сильно отличается от прежних сведений. Наконец, на широте 32°5’ мы подошли к земле, это было 19 апреля 1600 г. Таким образом, от Санта-Марии до Японии мы были в пути четыре месяца и двадцать два дня. К этому времени на ногах держалось только шесть человек, не считая меня.
Будучи уже в безопасности, мы бросили якорь приблизительно в одном лье от места, называемого Бунго. В это время к нам подошло много лодок. Люди из них поднялись на борт, чему мы не могли воспрепятствовать, будучи не в состоянии, и разоружили нас. Спустя два-три дня после нашего прибытия приплыл на каракке иезуит из местечка, именуемого Лангасаки, куда прибыл до этого из Амакау; он вместе с несколькими японцами-христианами был нашим переводчиком. Они не были настроены к нам хорошо, это были наши смертельные враги. Однако правитель Бунго, провинции, куда мы прибыли, выказал нам немалое дружелюбие. Он отвел для нас дом в поселке, куда мы снесли больных, и снабдил всем, что нужно для восстановления сил. Когда мы бросили якорь в Бунго, у нас было двадцать четыре больных человека, из которых трое умерли на следующий день. Из оставшихся большая часть выздоровела, за исключением троих, которые долгое время болели и в конце концов умерли. В это время император прослышал о нас, и вскоре было выслано пять галер, чтобы привезти меня ко двору Его Высочества, который находился в восьми английских лигах от Бунго.
По прибытии я предстал перед ним. Он спросил, из какой страны мы прибыли. Я ответил на все его вопросы. Не было ничего такого, чего бы он не коснулся в расспросах. Также он спросил относительно мира и войны между странами (европейскими. – С. Г.). В общем, писать об этих частностях здесь было бы утомительно. Затем он приказал отвести меня в тюрьму, где со мной обращались хорошо. Меня поместили туда вместе с одним из моряков, который прибыл со мной в качестве помощника.
Спустя два дня император вызвал меня опять и спросил, что послужило причиной столь дальнего плавания, как наше. Я отвечал, что мы живем в мире со всеми народами и что мы привозим товары, которые наша страна может предложить тем странам, через которые проходят наши торговые пути. Он также спросил о войне, которую ведет Англия с Испанией и Португалией, и о ее причинах. Я пытался дать ему понять те вещи, о которых, как мне казалось, ему было бы приятно услышать. Под конец меня опять отправили в тюрьму, но теперь отвели другое, более удобное помещение. Я провел в тюрьме тридцать девять дней, не зная ничего ни о корабле, ни о капитане (излечился он от своей болезни или нет), ни об остальных членах команды. Каждый день я ждал смерти, полагая, что меня распнут, так как это обычное наказание в Японии, как и повешение – обычное дело в Англии. Во время моего долгого заключения иезуиты и португальцы предоставили императору много доказательств того, что мы пираты и разбойники, нападающие на всех, и что уничтожить нас было бы очень выгодно и для него, и для всей страны, и что если правосудие Его Высочества будет осуществлено таким образом, то остальные наши соотечественники, несомненно, не смогут без страха приходить сюда когда-либо. Так они убеждали императора ежедневно, привлекая к этому всех своих друзей и стремясь приблизить мою смерть.
Но Бог, милосердный к нуждающимся, проявил милосердие и к нам и не дал нашим врагам совершить обман. В конце концов император дал им ответ: мы не нападали на него и на его страну и не нанесли никакого ущерба. Так что это противозаконно – предать нас смерти. Если ваши страны воюют, то это не причина казнить пришельцев. Им пришлось этому всецело покориться и смириться с тем, что их злобная интрига не удалась. Хвала Господу, что так это и произошло.
В то время как я был в тюрьме, было приказано перевести наш корабль насколько возможно ближе к городу, где находился император, что и было исполнено (Осака. – С. Г.). По истечении сорока одного дня император оказал мне снова честь, вызвав к себе. Он задавал теперь еще больше вопросов, о которых здесь можно было бы долго писать. В конце аудиенции он спросил меня, не хочу ли я вернуться на корабль и встретиться со своими людьми. Я ответил, что был бы очень рад, и он приказал, чтобы так и было сделано. Меня освободили из-под стражи. Первой новостью было то, что корабль и команда прибыли в город. С волнением в сердце я сел в лодку и поплыл к кораблю.
На корабле я встретил капитана и остальных выздоровевшими и оправившимися после болезни. Когда я поднялся на борт с заплаканными глазами, товарищи поняли, что я многое испытал за последнее время. Хвала Господу – мы были снова вместе. Все вещи с корабля были похищены, так что у меня было только то платье, которое я носил. Все книги и приборы пропали, но не только я лишился всего: и у капитана, и у членов команды было похищено фактически все, что имело хоть какую-то ценность. Все это произошло без ведома императора. По прошествии времени он узнал об этом и приказал, чтобы все, кто взял наше имущество, вернули его назад. Однако столько всего у нас было украдено, что мы не могли получить все обратно. Сохраненные пятьдесят тысяч золотых наличными было приказано вернуть нам. Они были возвращены в присутствии императора и вручены одному из нас – нашему распорядителю, который хранил их у себя, выдавая нам деньги для пополнения запасов и для различных закупок.
Затем, на тридцатый день, наш корабль, стоявший на якоре возле Сакаи, что в двух с половиной или трех лье от Осаки, где в то время находился император, было приказано перевести на восток, в ту часть страны, которую именуют Канто. Мы повиновались и перевели туда наше судно. Путь до нового места равнялся 112 лье. Переход осложнялся встречным ветром, так что император прибыл туда раньше. Прибыв в Канто, наш корабль остановился напротив Эдо – города, где жил император. По прибытии я обратился с просьбой починить и отмыть корабль, а также употребил все силы, чтобы разузнать, как, где и чем лучше торговать голландцам. На это мы потратили большую часть своих денег. В то же время несколько человек восстали против капитана и меня и остальных настроили так же. Вследствие этого у нас было много неприятностей. Недовольные не желали более оставаться на корабле, но каждый хотел командовать: все стремились получить свою часть денег, которые были возвращены императором. Описывать все частности этих споров здесь было бы очень длинно. В конце концов мы поделили деньги на всех.
Тому было уже два года, как мы прибыли в Японию, когда мы узнали, что корабль нам более не принадлежит и что нам запрещено покидать страну. Так что каждый, получив свою долю, мог теперь употребить ее по своему усмотрению. Император определил каждому жилье и назначил по два фунта риса ежедневно, а также ежегодную выплату, равную двенадцати дукатам, которых только-только хватало, – мне, капитану, матросам – всем одинаково. Однажды, спустя четыре-пять лет, император призвал меня к себе, как он делал время от времени. И вот в одной из таких бесед он предложил мне построить небольшое судно. Я отвечал, что я не плотник и не имею достаточных знаний. «Хорошо, – сказал он. – Попытайся. Если получится плохо, это неважно». Так по его поручению я построил небольшой корабль водоизмещением 80 тонн или около того. Этот корабль, преподнесенный нами со всем уважением, он посетил, осмотрел и остался очень доволен. После этого случая я приобрел еще большее его расположение, стал часто бывать у него и даже время от времени получать от него подарки. Он назначил мне жалование более 70 дукатов в год и два фунта риса ежедневно.
Теперь, будучи в таком почете, я стал обучать его азам геометрии, искусству математики и другим вещам. Он был доволен мною настолько, что если я его о чем-то просил, никогда мне не отказывал. Мои прежние враги были изумлены: теперь они были вынуждены заводить со мной дружбу, в которой я не отказывал ни испанцам, ни португальцам. Так я отплатил добром за зло. Я проводил много времени в попытках получить возможность уехать, и поначалу это доставляло много неприятностей и стоило мне отчаянных усилий. Но Господь хранил меня и утешал в страданиях.
По истечении пяти лет я обратился к господину с просьбой покинуть Японию, поскольку хотел бы увидеть свою бедную жену и детей по зову сердца и природы. Император не был доволен этой просьбой и не позволил мне уехать ни сейчас, ни когда-либо, а повелел оставаться здесь. По прошествии еще некоторого времени, когда он был в хорошем расположении духа, я попросил его опять по причине того, что мы получили известия о пребывании голландцев в Сиаме, в Паттании; оно укрепило нас в надежде с Божьей помощью вернуться домой тем или иным способом. Поэтому я испросил разрешения снова, прямо и четко дав понять свое желание, на что он никак не ответил. Я сказал, что если он разрешит отплыть, то я найду способы привести англичан и голландцев торговать сюда. Не имея никаких причин меня удерживать, он отпустил меня. Я же попросил отправить капитана, что вскоре и было дозволено. Таким образом капитан отплыл из Японии в Паттанию.
Прошел год, а голландцы не приплывали. Из Паттании капитан отправился в Йор, где нашел флот из девяти кораблей, командовал ими Матлиф. Он назначил нашему капитану под команду корабль. Они отправились в Малакку, где встретились с португальцами. В этом сражении он был ранен и вскоре умер. Вот почему, как я полагаю, не было никаких известий о том, жив я или нет. Поэтому я заклинаю вас именем Господа Нашего Иисуса Христа: выполните мою просьбу и передайте весточку моей жене, которая, наверное, уже мнит себя вдовой, и моим двоим детям. Это моя самая большая печаль и боль души. Имя мое небезызвестно в Ратклифе и Лаймхаузе таким добрым людям, как учитель Николас Диггинс, Томас Бест, братья Николас и Вильям Исаак и еще многим, а также Уильяму Джонсу и мистеру Бекету. Надеюсь, что это письмо или копия его попало в руки кого-нибудь из них. Я знаю наверно, что жалость и милосердие Господа таковы, что друзья и родственники узнают наконец новости обо мне, что я все еще живу в краю, ставшем моим пристанищем в грешных скитаниях. Это то, в чем снова и снова уповаю я на милость Господа.
Вы можете понять, что на первом корабле, который я построил, я совершил несколько поездок, и затем император приказал мне построить еще один. Я построил новый корабль водоизмещением 120 тонн. На этом корабле я проплыл от Меако до Эдо, что приблизительно равно расстоянию от Лондона до Lizarde (Географическое название не установлено). В год 1609 император позволил наместнику Манилы, взяв 80 человек японцев, отплыть в Акапулько.
В 1609 г. корабль водоизмещением около 1000 тонн, называемый «Святой Франциск», потерпел крушение у берегов Японии на широте 35°50’. Из-за ненастной погоды и урагана судно потеряло грот-мачту, и его понесло к Японии. Ночью неожиданно оно потерпело крушение и было выброшено на берег. 36 человек утонуло, но 344 или 343 спаслись. На этом судне наместник Манилы и возвращался в Новую Испанию. И вот в 1610 г. на большем из тех кораблей, что я построил, он был отправлен в Акапулько. А в 1611 г. этот наместник возвратил другой корабль, который был доставлен его посланником с большим почтением и выражением благодарности за оказанную помощь. А корабль императора, достойное судно, использовали для торговли. Этот корабль сейчас находится у испанцев на Филиппинах.
За мою работу, которую я выполнял и выполняю ежедневно, поступив на службу к нему, он дал мне возможность жить подобно лорду в Англии, подарив мне 80-90 человек рабов и слуг. Такой почет, подобающий губернатору, здесь раньше никогда не оказывался иностранцу. Бог вознаградил меня после стольких страданий. Ему лишь, славному и всемогущему, возношу свои хвалы и молитвы - сейчас и всегда до скончания мира.
И теперь я не знаю, могу ли покинуть эту страну. До настоящего момента не было такой возможности, но теперь она появилась вместе с тем, как появились здесь голландские купцы. В год 1609 от Рождества Христова в Японию прибыли два голландских судна. Их целью было взятие португальской каракки, которая прибыла из Макао раньше на пять дней. Однако они прибыли в Фирандо, а затем направились ко двору императора, где были приняты с большими почестями, и условились о том, что через год пошлют один или два корабля. Договорившись с императором, они отплыли.
И сейчас, в 1611 г., прибыл небольшой корабль, груженный тканями, белилами, слоновьими бивнями, дамастом, черной тафтой, шелком, перцем и другими товарами. Купцы извинились и объяснили, почему не приплыли на год раньше, как было условлено, в соответствии со своим обещанием прибывать ежегодно. Вы можете понять, что голландцы имеют здесь китайские деньги и нет нужды везти из Голландии в Ост-Индию 20 серебро. В Японии много серебра и золота, которое получают голландцы и которое используют в других частях Ост-Индии. Товары же, за которые можно получить настоящие деньги, суть шелк, дамаст, черная тафта, черное и красное сукно лучшего качества, белила и другие товары подобного рода. Итак, на примере этого поздно прибывшего голландского корабля вы видите, что и англичане могут теперь установить в Ост-Индии свою торговлю; полагая, что некоторые из них – и купцы, и капитаны, и матросы – нуждаются в знакомстве со мной, я позволил себе написать коротко эти несколько строк, не желая быть утомительным для читателя.
Остров Япония – огромный остров, он простирается на север до 48 параллели, а на юге доходит до 35° широты. Остров тянется с северо-востока на юго-запад или запад-юг-запад и имеет протяженность 220 английских лиг. Люди здесь от природы приятны, искусны в удовольствиях и отчаянны в сражениях. Верша правосудие, они не склонны к нарушению закона. Японцы суеверны в своей религии и различны в своих мнениях о вере. Много здесь иезуитов и францисканских монахов, они обратили многих в христианство и имеют много церквей на острове.
Вот вкратце то, что я должен был написать; я надеюсь, что так или иначе смогу по прошествии времени узнать что-либо о моей жене и детях. И терпеливо жду доброй воли и милости всемогущего Господа Бога. Я молюсь обо всех них и о каждом, чтобы кто-нибудь смог доставить им весть обо мне. А также о том, чтобы от кого-нибудь, пока жив, узнать новости о них и, может быть, увидеть снова кого-нибудь из друзей. Пусть на то будет воля Господня. Аминь.
Ваш друг и покорный слуга, остаюсь всегда к вашим услугам Уильям Адамс, Япония, 22 октября 1611 г.
Стоит иностранцу приехать в Токио, как он увидит, насколько сумасшедшей может быть одежда. Самое интересное в этом то, что здесь таким внешним видом совершенно никого не удивишь.[Нажмите, чтобы посмотреть фотографии дальше...]
/Фоторепортаж Анатолия Булавина/.
Толпы людей стекаются в парк Кайракуэн, находящийся в расположенном к северу от Токио городе Мито, чтобы полюбоваться цветением сливовых деревьев. Парк Кайракуэн считается одним из трех самых красивых в Японии. Его гордостью являются три тысячи сливовых деревьев, среди которых насчитывается свыше ста разных сортов, радующих глаз своими цветами с лепестками самых разных оттенков розового и белого. Фестиваль любования цветами сливы продлится до 31 марта. Множество посетителей устремятся в выходные в один из садов в городе Мито на востоке Японии на ежегодный фестиваль умэ - японской сливы. Расположенный в этом городе сад Кайракуэн - один из трех лучших садов Японии - гордится тем, что на его территории растут 3.000 деревьев умэ ста видов. Японские сливовые деревья известные как "умэ" часто путают с японской сакурой. У обоих деревьев цветки имеют розовый оттенок и выглядят очень похоже, однако японские сливы начинают цвести немного раньше и их цветки имеют немного более темный оттенок.

Сезон цветения сакуры начинается в конце марта и это время является наиболее популярным среди туристов, однако в Японии также имеется множество прекрасных мест, где вы можете насладится цветением японских слив, которые начинают цвести в конце февраля и до середины марта. Наиболее известным местом цветения "умэ" является парк Кайраку-эн, второй по величине городской парк в мире, первым является Центральный Парк Нью Йорка. В парке Кайраку-эн в цвету стоит уже примерно половина деревьев. Посетителей сада приветствут дувушки, возведенные по случаю фестиваля в ранг «посланниц японской сливы», а также учащиеся неполной средней школы, которые работают в саду в качестве добровольных помощников. Фестиваль умэ в саду Кайраку-эн продлится по 31 марта. Пик сезона любования цветущей японской сливой приходится на конец февраля-начало марта.


Сад Кайраку-эн находищийся в городе Мита, - один из наиболее знаменитых парков Японии, а его название в литературном переводе означает "место в котором все люди могут веселиться вместе". В марте, там можно увидеть роскошное зрелище цветения трёх тысяч деревьев "японского абрикоса" (сливы), более сотни разных сортов.

Кайраку-эн  -  один из трёх парков наряду с Кэнроку-эн в Канадзаве и с Кораку-эн в Окаяме, признанных самыми красивыми в Японии. Кайраку-эн в городе Мито, центре префектуры Ибараки, был разбит по указанию Токугавы Нариаки, возглавлявшим феодальное владение Мито, в 1841 году, а широкая публика в него была допущена год спустя.
[Нажмите, чтобы прочитать и посмотреть фото дальше...]Нариаки очень любил сливовые деревья, поэтому на территории Кайраку-эн была заложена большая сливовая роща, да и на всей территории владения Мито их было высажено очень много. Японская слива восхищала правителя своим сочетанием духовного и практичного: слива зацветала первой, украшая приход весны, а осенью давала вкусные плоды, которые можно было консервировать и употреблять в пищу зимой. Нариаки был весьма деятельным и прогрессивным правителем и после смерти получил имя - «Пылающий князь».

Парк Кайраку-эн был задуман им как одна из попыток сократить дистанцию между властью и простыми людьми. В документах, предшествующих созданию парка, была обозначена цель этого проекта как «усилие и отдых». Кроме парка, Нариаки создал школу для подготовки молодых самураев Кодокан, расположенную рядом. После усилий в ней, ученики должны были наслаждаться отдыхом в парке. В парке Кайраку-эн посажено около 100 различных сортов сливы, всего около трех тысяч деревьев, которые начинают цвести уже в конце февраля – начале марта. С 17 февраля и до последнего дня марта в парке проводится Фестиваль цветения сливы, который привлекает множество японцев и гостей страны.

Только во время фестиваля на местной железнодорожной станции делает остановку поезд, в другие дни экспресс проходит без остановки.
В апреле в парке Кайраку-эн цветут сакуры, а затем начинается пора цветения азалий. На территории парка расположены синтоистское святилище, возведенное в честь представителей клана Токугава, а также деревянный павильон Кобунтей в три этажа. В этом здании проходили многие культурные мероприятия с участием поэтов и художников, а также граждан почтенного возраста (старше 80 лет). Во время Второй мировой войны парк Кайракуэн был практически полностью уничтожен в результате варварских авиационных бомбежек гражданских объектов армией США, но в 1958 году его восстановили.

Из "умэ" японцы готовят отличный сливовый ликер, или же "Умэсю" на японском.
Каждый март, в парке Кайраку-эн проводится всеяпонское соревнование Умэсю, посетители которого имеют возможность попробовать этот прекрасный напиток, привезенный сюда со всех уголков Японии.

Календарь

Сентябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Tiffany Chow