April 9th, 2017

самурай

Министр иностранных дел Японии Фумио Кисида отбыл на встречу глав дипломатических ведомств стран G7

Кисида отбыл на встречу глав дипломатических ведомств стран G7В воскресенье министр иностранных дел Японии Фумио Кисида отбыл в Италию для участия во встрече глав дипломатических ведомств Большой семерки. Она будет проходить в понедельник и вторник в городе Лукка на северо-западе этой страны. Одно из главных мест на ее повестке дня будут занимать последние события в Сирии. США произвели воздушный удар по силам президента Сирии Башара аль-Асада в ответ на предположительную атаку с помощью химического оружия. Как сообщают японские официальные лица, Кисида выразит поддержку Японии в отношении удара вооруженных сил США и надеется подтвердить, что страны-члены G7 будут вести совместную работу для предотвращения дальнейшего использования химического оружия.
самурай

В регионе Асо в юго-западной Японии желающие могут совершить поездку на автобусе-ресторане

В регионе Асо в юго-западной Японии желающие могут совершить поездку на автобусе-ресторанеВ регионе Асо в юго-западной Японии желающие могут прокатиться на необычном двухэтажном автобусе, который переоборудован под ресторан. Около года назад этот регион пострадал от серии мощных землетрясений. В субботу 15 человек из Токио, Кагосима и других префектур отправились на этом автобусе в поездку, организованную одной общественной группой из деревни Минамиасо. На первом этаже этого автобуса находится кухня, а на втором - места для посетителей этого ресторана на колесах, которые с удовольствием наслаждались деликатесами здешних мест, любуясь при этом красивыми видами.
самурай

Вблизи Токио открылся пляж для сбора раковин моллюсков...

Один пляж в парке в префектуре Тиба вблизи Токио привлек многочисленных гостей-собирателей раковин моллюсков. Каждый год его посещают свыше 100 тысяч человек. Сезон этого года открылся в парке в воскресенье. Большое число людей собралось там, несмотря на моросивший с перерывами дождь, и занялось поисками раковин в песке. Управляющая парком ассоциация сообщила, что по сравнению с прошлым годом она удвоила количество выпущенных на пляже моллюсков до 20 тонн, чтобы посетителям было их проще искать. Как сказал официальный представитель ассоциации, он хочет, чтобы как можно больше людей радовалось, собирая моллюсков. Пляж будет открыт до 11 июня.
Анатолий самурай

В японском городе Кофу прошел парад в память о Такэда Сингэн...

В Кофу прошел парад в память о Такэда СингэнПримерно 1.300 человек, облаченных в доспехи воинов-самураев, приняли участие в параде, который проводился в Кофу в префектуре Яманаси в центральной части Японии в память о военно-феодальном правителе XVI века. Парад по улицам этого города, прошедший в субботу, являлся частью ежегодного фестиваля, который проводится близко к годовщине даты смерти Такэда Сингэн. Участники фестиваля инсценировали, как Такэда Сингэн готовится вести в бой свои войска. Зрители подбадривали их возгласами и фотографировали. Одна женщина сказала, что зрелище было очень сильным и впечатляющим.[Нажмите, чтобы прочитать и посмотреть иллюстрации дальше...]
Такэда Сингэн — даймё и полководец Японии периода Сэнгоку ("Воюющих провинций", 1467 - 1568 гг.).
Представитель рода Такэда. Был старшим сыном Такэды Нобуторы, полководца и правителя горной провинции Каи (ныне префектура Яманаси). При рождении получил имя Кацутиё ("победа навсегда"), но в 1536 году сменил его на Харунобу, получив в дар иероглиф "хару" из имени 12-го сёгуна Асикаги Ёсихару. Имя Сингэн принял с монашеским саном в 1559 году. Харунобу рос нелюбимым ребёнком, отец хотел избавиться от него, так как благоволил больше своему второму сыну — Такэде Нобусигэ, и именно ему собирался передать свои владения. В 1541 году при поддержке главных вассалов своего отца Харунобу восстал, и, изгнав Нобутору, стал править самостоятельно. Существует гипотеза, что Харунобу, готовясь сместить отца, вступил в тайный сговор с Имагавой Ёсимото. Ещё Нобутора в союзе с землевладельцами провинции Синано (сейчас это префектура Нагано) Мураками и Сува вторгался в земли Синано. Харунобу вслед за отцом продолжил завоевательные походы в Синано. Однако он разорвал союз с кланом Сува и напал на него. В 1542 году он пленил Суву Ёрисигэ, привел его в столицу Каи, город Кофу, и там заставил покончить с собой. В 1543 году Харунобу разгромил владельца замка Нагакубо Ои Садатаку (совершил самоубийство), в 1547 году одержал крупную победу над объединенными силами владетеля замка Сига (Синано) Касахарой Киёсигэ и Уэсуги Норимасой (официально занимал тогда должность Канто канрэй) в битве при Оитахаре. В 1548 году другой правитель из Синано, Мураками Ёсикиё, нанес дружинам Такэды болезненное поражение в сражении при Уэдахаре. Погибли доблестные вассалы Такэды — Итагаки Нобуката, Амари Тораясу и др. Сам Сингэн был дважды ранен. Но в том же году он взял реванш, разгромив Ёсикиё в битве при Сиодзиритогэ.
После того как Такэда Харунобу разгромил в 1553 году одного из последних непокорных ему могущественных лордов провинции Синано Мураками Ёсикиё, ему удалось поставить под свой контроль почти всю провинцию Синано (за исключением северной её части). Мураками Ёсикиё бежал из родового замка и вынужден был просить помощи у ближайшего соседа, которым был блистательный полководец, даймё провинции Уэсуги Кэнсин, вошедший в историю под именем Уэсуги Кэнсин. Так началась прославленная в военной истории серия войн между Кэнсином и Сингэном.
Пять сражений были разыграны на одном и том же месте, на ровном участке земли в Синано, называемом Каванакадзима, где сливаются реки Сайгава и Тикумагава — в 1553, 1555, 1557, 1561 и 1564 годах. В нескольких сражениях, когда одна из сторон приобретала тактическое преимущество над другой, обе армии двигались как гигантские шахматы, в которых шахматными фигурами служили люди. Четвёртая битва при Каванакадзиме в 1561 году была настоящим — большим и кровавым — сражением. В ходе сражения Уэсуги Кэнсин с обнажённым мечом кинулся на Сингэна, сидевшего на походном стуле. На вопрос, о чём он думает перед смертью, Сингэн сложил изящное стихотворение и отразил удар меча боевым железным веером. Уважение, которое Кэнсин и Сингэн испытывали друг к другу, лучше всего иллюстрируется знаменитой "историей с солью". Поскольку владения Сингэна находились вдали от моря, он получал соль из княжества Имагава.
Однако после того как Сингэн напал на ослабевший из-за поражения при Окэхадзаме (1560 год) дом Имагава, глава последнего Имагава Удзидзанэ перестал продавать во владения Такэды соль (нападение на Имагаву также привело к войне Такэды с семейством Ходзё, из владений которого соль также купить было невозможно). Уэсуги Кэнсин, узнав о трудностях Сингэна, заметил, что Удзидзанэ совершил очень подлый поступок, и послал Сингэну некоторое количество соли из собственной провинции, которая имела выход к побережью Японского моря. И добавил при этом: "Я воюю не солью, а мечом". Эта история содержится в источнике эпохи Токугава "Синсю тонъя юрай кикан" (яп. Описание истоков оптовой торговли в провинции Синано, 1795 год). Когда Сингэн не был занят войной с Уэсуги, он эффективно управлял своими владениями — строил дороги, дамбы и плотины, добывал золото, организовал курьерскую службу и систему налогообложения. Сингэн был талантливым администратором и успешно вводил новшества в управлении своими землями. От его имени в 1547 году в княжестве был принят законодательный свод "Косю хатто-но сидай" из 26 статей, к 1554 году расширенный до 57 статей (переведен со старояпонского на русский язык).
При Сингэне в провинции Каи активно разрабатывались золотые рудники, по всей Японии славились золотые монеты, отчеканенные в княжестве Такэда — "косюкин" (золото Каи). Такэда укреплял свое могущество всеми доступными способами: стратегическими военными ходами, тактическими манёврами, предательствами, альянсами с сильными военными феодалами. В зрелом возрасте Сингэн редко руководил сражениями лично. Его поддерживала команда из 24-х способных военачальников, таких как Ямамото Ка́нсукэ, Ямагата Масакагэ, Баба Нобухару, Найто Масатоё, Итагаки Нобуката и др. Примечательно, что на изображениях эпохи Токугава в числе 24-х полководцев присутствует и сам Сингэн. Нет никаких доказательств того, что в клане Такэда эти 24 вассала (кроме самого даймё) все вместе имели какой-то особый статус.
Они служили Сингэну в разное время и сам факт совместного их упоминания говорит скорее о высокой оценке современниками военных дарований этих военачальников. В 1554 году Харунобу способствовал примирению ранее враждовавших Имагавы Ёсимото и Го-Ходзё Удзиясу. Дочь Ёсимото стала женой старшего сына Сингэна — Харунобу. В то же время дочь Сингэна вышла замуж за Ходзё Удзимасу, старшего сына Удзиясу. Таким образом был оформлен тройственный союз родов Ходзё, Имагава и Такэда. Ходзё и Такэда объединили силы в борьбе с Уэсуги. Однако альянс зашатался после гибели Имагавы Ёсимото в битве при Окэхадзаме в 1560 году. Сингэн напал на наследника Ёсимото — Удзидзанэ и вторгся в 1568 году в провинцию Суруга, владения рода Имагава. Первоначально Сингэн координировал свои действия с одним из князей провинции Микава — Токугавой Иэясу. Но затем они повздорили из-за земли Тотоми, которая ранее принадлежала дому Имагава. Одновременно против Такэды выступили Ходзё, помирившиеся с кланом Уэсуги.
В 1569 году Сингэн при посредничестве сёгуна Асикаги Ёсиаки и Оды Нобунаги смог заключить мир с Уэсуги Кэнсином. Для сдерживания Ходзё Сингэн сблизился с кланом Сатакэ (провинция Хитати) и другими домами области Канто. В октябре 1569 года он осадил замок Одавара (цитадель княжества Го-Ходзё), но вскоре вынужден был снять осаду. На обратном пути на армию Такэды внезапно напали отряды Ходзё, но их атака была успешно отбита. В 1571 году умер Ходзё Удзиясу, его сын Удзимаса стал главой дома. Он был женат на дочери Сингэна и возобновил с ним альянс.
Между тем отношения сёгуна и Оды Нобунаги, который в 1568 году по приказу сёгуна вошел в Киото и изгнал врагов бакуфу, испортились. Сёгун Ёсиаки послал Сингэну приказ об усмирении Нобунаги. Сингэн поворачивает свои армии на запад и начинает войну с Токугавой Иэясу, союзником дома Ода. 30-тысячное войско Такэды разделилось на три части (отряды вассалов Сингэна Ямагаты Масакагэ, Акиямы Нобутомо и основные силы во главе с самим Сингэном) и в 1572 году вторглось в Микаву, Тотоми и Мино — земли Токугавы и Оды. Военачальники Такэды владели стратегической инициативой и захватывали во владениях Токугавы один замок за другим (Замок Ивамура). Нобунага не мог оказать серьёзную помощь своему союзнику, так как был скован борьбой с кланами Адзаи, Асакура и сектой Икко-икки.
В битве при Микатагахаре (провинция Тотоми, 1573 год) 27-тысячная армия Такэды нанесла сокрушительное поражение 11-тысячному войску Токугавы (в его рядах было три тысячи воинов Нобунаги). К 1573 году Харунобу превратился в одного из самых могущественных японских даймё, в его княжество входили провинции Каи, Синано, Суруга, Тотоми, запад провинции Кодзукэ, восточные области провинции Мино и южная часть провинции Хида. Однако планам Такэды, готовившегося выполнить приказ сёгуна и усмирить Нобунагу, не суждено было сбыться. Сингэн неожиданно умер 13 мая 1573 года. Точная причина его смерти неизвестна. Одни полагают, что он скончался от туберкулёза, другие — от пулевого ранения, полученного при осаде неприятельского замка. Перед смертью Такэда Сингэн завещал своему сыну, Кацуёри, примириться с Уэсуги Кэнсином и во всем полагаться на него, но тот не выполнил заветы отца, приведя к гибели весь род Такэда. Девять лет спустя Ода Нобунага уничтожил наследников Сингэна и захватил его владения. Японцы считают Такэду одним из самых лучших полководцев в своей истории. Существует множество легенд и преданий, основанных на историческом сочинении, созданном вассалами дома Такэда "Коё гункан", повествующем о его подвигах, бесстрашии и воинском таланте.
В "Коё гункан" рассказывается о военном искусстве, обычаях и нравах дома Такэда. Сингэн поощрял развитие шпионажа и применение наемных убийц и диверсантов — ниндзя. Сингэну служили так называемые "суппа". Его тайные поручения также выполняли "куноити" — женщины-ниндзя (иногда считают, что они лишь выполняли приказы настоящих синоби). В организацию шпионов и диверсантов Сингэна входили и так называемые "мицумоно", которые под видом торговцев и монахов добывали нужную информацию в других княжествах. Для её передачи в Каи они использовали в том числе уникальную сигнальную систему "нороси". "Тигр Каи" (одно из прозвищ Сингэна) по-видимому хорошо представлял себе перспективы применения огнестрельного оружия, и одним из первых создал в своей армии подразделения аркебузиров и специалистов-минёров, использовавшихся при осадах замков. По данным источников, к 1555 году в его армии было не менее трехсот аркебуз. Сингэн был популярен среди самураев, с которыми переносил все опасности и лишения службы, и среди крестьян, которые звали его Сингэн-ко — Князь Сингэн. Он покровительствовал боевым искусствам и проповедовал благородство в бою, невозмутимость и дзэнское хладнокровие в самых тяжелых ситуациях.
Девизом Сингэна было выражение "Фуринкадзан" (яп. Фу:-рин-ка-дзан, "Ветер, лес, огонь, гора"), сокращение цитаты из "Искусства войны" китайского автора Сунь-цзы, которая в оригинале читалась так: "Глава 7, строка 13: он [военачальник] стремителен, как ветер; он спокоен и медлителен, как лес; Глава 7, строка 14: он вторгается и опустошает, как огонь; он неподвижен, как гора". На боевом знамени Сингэна было начертано: (яп. токи кото кадзэ но готоку, сидзуканару кото хаяси но готоку, окасикасумэру кото хи но готоку, угокадзару кото яма но готоси). Передают, будто эти слова на знамени начертал настоятель храма Эриндзи Кайсэн Дзёки. Само же знамя хранится и по сей день в синтоистском святилище Такэда дзиндзя. За двести лет до Сингэна сторонник Южного двора Китабатакэ Акииэ также использовал эти слова древнего китайского стратега на своих стягах. Кроме того, Сингэну приписывают и такие слова: Люди — это замок, каменная стена и ров.
Сострадание — мой друг, ненависть — мой враг. (яп. Хито ва сиро, хито ва исигаки, хито ва хори. Насакэ ва миката, ада ва тэки нари). Это изречение знаменитого военачальника показывает, что гораздо больше он полагался на преданность своих людей, чем на крепостные стены. Токугава Иэясу, захвативший впоследствии провинцию Каи, получил вместе с ней и сложившуюся под руководством Сингэна административную систему.

                                                              Tachi Takeda Shingen.
самурай

В Японии почтили память легендарной собаки Хатико - символа верности и преданности...

Хатико.jpg8 апреля исполнился 82 год со дня смерти знаменитлой японской собаки Хатико. В 1930-е годы прошлого века пес породы акита-ину по кличке Хатико стал символом верности и преданности в Японии. Первые годы ему приходилось тяжело: пес недоедал, подвергался издевательствам и побоям пьяных прохожих.

  Но в 1932 году на собаку обратили внимание журналисты и после публикации его истории в «Токийской газете» Хатико стал знаменитым.
Собака получила широкую известность после своего подвига — в течение 10 лет Хатико приходил на станцию Сибуя, где ждал своего хозяина даже после его смерти. Собака умерла 8 марта, по установленной традиции день его смерти отмечается с опозданием на месяц, чтобы приурочить церемонию ко времени цветения сакуры. Каждый год возле памятника Хатико проходит буддистский священник и служит панихиду по полному обряду.
хатико.jpg
В 1934 году, еще при жизни, собаке был установлен памятник возле станции Сибуя. Хатико лично присутствовал на открытии памятника. Верный пес умер в 1935 году. Памятник был разрушен во время Второй мировой войны, но затем вновь восстановлен. Сейчас памятник Хатико — самое известное место встреч в Токио. Один из выходов станции Сибуя называется «выход Хатико».
Вокруг скульптуры также собираются поклонники собаки и просто случайные прохожие. Хатико родился в 1923 году и попал в дом профессора Императорского университета Токио Хидэсабуро Уэно, который получил высокую должность в сфере сельскохозяйственных наук. Хатико постоянно провожал его на работу и встречал на станции Сибуя. Но всего через полтора года в 1925 году Уэно ушел на работу и умер от инфаркта. Считается, что Хатико осознал смерть хозяина, так как три дня отказывался от еды. Затем он несколько раз менял места жительства, переезжая из дома в дом родственников и друзей Уэно, но всегда неизменно приходил на станцию Сибуя, чтобы дождаться своего хозяина.
Судьбе пса посвящен знаменитый фильм с Ричардом Гиром.
Хатико.gifХатико.gifХатико.gif
Анатолий Булавин

Буддийский храм Кавасаки Дайси в японском городе Кавасаки...

/Фото-видео репортаж Анатолия Булавина/

Кавасаки Дайси - этот храм в городе Кавасаки известен японцам благодаря двум фактам. Построен Кавасаки Дайси был в 1128 году самураем Хирама Канэнори. Как гласит история, Канэнори, промышлявший в Кавасаки рыбной ловлей, выловил однажды деревянную фигурку буддийского монаха Кобо Дайси. Теперь эта маленькая фигурка лежит где-то в недрах храма и помогает молящимся.
Всё это чем-то напоминает историю храма Асакуса  в основе которой лежит выловленная в реке Сумидагава фигурка богини Каннон. Второй факт из истории Кавасаки Дайси относится к 1977 году, когда на территории храма было построено отдельное здание «Храма Безопасного Движения» для молящихся о своей безопасности автомобилистов.

Несколько лет назад это здание отстроили заново на соседней улице, где была возможность устроить огромную по местным меркам парковку. Чтобы осветить транспортное средство, его ставят прямо перед храмом, оплачивают церемонию, после чего считается, что машина полностью "застрахована" от дорожных неприятностей.

http://fotki.yandex.ru/users/abulavin/album/144474/slideshow/

В первые дни Нового года сотни тысяч японцев устремляются в город Кавасаки. Расположенный между двумя крупнейшими мегаполисами, Токио и Йокогамой, он в наши дни почти слился с ними, так что достичь его не составляет особого труда. Целью паломников является местный храм Конгозан Киндзё-ин Хэйкэндзи, или Кавасаки Дайси, имеющий давнюю репутацию защитника от зла. Среди японцев этот новогодний ритуал считается таким же обязательным, как и посещение знаменитого храма Мэйдзи рядом с токийским парком Йойоги.
История храма берет свое начало во времена Средневековья и связана с именем Канэнори Хирамы, японского феодала, в начале XII столетия владевшего поместьем в префектуре Аичи. Будучи вассалом могущественного семейства Минамото, он участвовал в Девятилетней и Трехлетней войнах и проявил себя как храбрый воин. [Нажмите, чтобы прочитать и посмотреть фотографии знаменитого храма Кавасаки Дайси дальше...]Возможно, именно этим он возбудил против себя многих завистников, и вскоре после окончания войн против Канэнори Хирамы было выдвинуто ложное обвинение. Невзирая на его воинские заслуги, Йосимицу Минамото (1045—1127), глава клана Минамото, лишил Хираму поместья. Изгнанный со своей земли, он ушел странствовать. Около 1130 года он обосновался на болоте близ устья реки Тама и, чтобы прокормиться, стал ловить рыбу в Токийском заливе.
В то время эти места, где сегодня расположен огромный город Токио, были малонаселенны и покрыты травами и лесами. Вскоре Хирама заметил, что неподалеку от его хижины в море лежит какой-то загадочный объект, испускавший свет каждую ночь.
А однажды ночью ему во сне явился вероучитель Кукай (774—835), основатель эзотерической буддийской секты сингон. Кукай и сказал: «Когда я жил в Китае, где изучал буддизм, я вырезал свою собственную статую и бросил ее в воду в качестве жертвы, чтобы спасти страдающих людей. Светящийся объект у берега — это моя статуя. Забрось сети и достань ее. Если ты будешь поклоняться этой статуе, то будешь защищен от зла». Хираме было тогда 42 года — считается, что это плохой возраст для людей. Стремясь избавить себя от зла, он сделал все, как сказал Кукай — извлек статую со дна морского и стал искренне поклоняться ей день и ночь. Вскоре к нему пришел странствующий монах по имени Сонкэн, прослышавший о чудесной статуе, извлеченной из моря. Он тоже принадлежал к секте сингон и сразу узнал в образе статуи черты лица вероучителя Кукая.
Вдохновленный этим образом, он построил маленький храм, в котором Хирама мог бы хранить статую и поклоняться ей. Этот храм и стал прообразом будущего храма Кавасаки Дайси. Легенда рассказывает, что вера Хирамы была вознаграждена. Вскоре выяснилось, что обвинения, выдвинутые против него, оказались необоснованными. Хираму оправдали и вернули поместье. Вернувшись в Аичи, он в знак благодарности пожертвовал половину своего состояния оставленному им храму Хэйкэндзи. Это история быстро распространилась среди народа, и храм приобрел славу избавляющего от зла. Сюда потянулись первые паломники.
Их поток особенно увеличился после того, как сёгун Иэясу Токугава (1542—1616), основатель династии Токугава и объединитель Японии, избрал в качестве своей резиденции город Эдо (так тогда назывался Токио), фактически сделав его столицей страны.
В то время в храме Хэйкэндзи произошло второе чудо, окончательно утвердившее его репутацию. Мунетака Таясу (1715—1771), сын сёгуна Иосимуне Токугава (1684—1751), прослышав про удивительные достоинства храма Хэйкэндзи, или Кавасаки Дайси (Дайси, или Кобо Дайси, — посмертное имя вероучителя Кукая), посетил храм в первые дни 1753 года, чтобы помолиться о своей жене. Ей в то время должно было исполниться 33 года — по поверьям японцев, плохой возраст для женщины. Вероятно, молитвы принца были услышаны, и его супруга благополучно пережила этот «плохой» год. Повторно Таясу побывал в Кавасаки Дайси в 1756 году, когда ему самому исполнилось 42 года. И снова год, грозивший быть «плохим», оказался вполне благополучным. В благодарность за помощь принц воздвиг в храме каменный памятник, который можно видеть до сих пор. С легкой руки Мунэтака Таясу все семейство сёгуна начало регулярно посещать храм Кавасаки Дайси, особенно в «плохие» для кого-либо из членов семьи годы.
Вслед за сёгуном в храм потянулась придворная аристократия. Так как храм был расположен всего лишь в 15 км от центра Токио, вся поездка сюда занимала один день, так что храм быстро приобрел популярность у жителей японской столицы. Многие приходили сюда пешком, проделывая путь в один конец за три-четыре часа и возвращаясь, домой поздно вечером. С ростом населения (в начале XVIII столетия в Токио уже проживало более миллиона человек) количество паломников неимоверно возросло — ежегодно сюда приезжало до 100 тысяч человек.
комплекс пришлось срочно расширять. В 1835 году, когда отмечалось 1000-летие со дня смерти Кукая, был открыт новый главный молитвенный зал размерами 23 × 27 м, с крытой медью кровлей. В 1872 году Кавасаки соединила с Токио железная дорога. В 1899 году она уже была электрифицирована. Теперь поезда подвозили паломников почти к самым воротам храма.
Накануне Второй мировой войны тесно связанные друг с другом города Токио, Кавасаки и Йокогама являлись главным промышленным центром Японии, и неудивительно, что в годы войны американская авиация избрала его главной целью своих варварских воздушных налетов. 15 апреля 1945 года бомбардировщики B-29 буквально стерли с лица земли зажигательными бомбами город Кавасаки. Храм был почти полностью разрушен, его библиотека и архив, где хранилось множество древних книг и документов, сгорели.
Храм Кавасаки Дайси, восстановленный в послевоенные годы, располагает сегодня преимущественно постройками позднего времени. Общая площадь, занятая храмовым ансамблем, составляет 33 тыс. кв. м. Украшенные четырьмя статуями страшилищ-дэва ворота Хэндзёмон, через которые ежедневно проходят тысячи паломников, сооружены в 1977 году в ознаменование 850-й годовщины основания Кавасаки Дайси.
Входящая в ансамбль храма пятиярусная восьмиугольная пагода (1984 г.) напоминает своим обликом буддийские постройки Китая: октагон — редкость для Японии.
В молитвенном зале пагоды установлена статуя Дайнити Нёрай, или Махавайрочаны, — одного из воплощений Будды, стоящая на пьедестале из восьмилепесткового цветка лотоса. Главный молитвенный зал до войны являлся шедевром японского деревянного зодчества; сгоревший во время бесчеловечных авианалетов, он был воссоздан из железобетона в 1964 году в средневековом архитектурном стиле, который господствовал во времена основания храма — в эру Хэйян (794—1185 гг.). Зал имеет размеры 42 × 32 м при высоте 25 м. Здесь хранится главная святыня храма — знаменитая статуя вероучителя Кукая, которую когда-то выловил из моря опальный самурай Каненори Хирама.
Во время войны статуя была эвакуирована в Йокогаму, благополучно пережила все огненные авианалеты и с наступлением мира вернулась в восстановленный храм. Храм Кавасаки Дайси по-прежнему защищает от зла тысячи просителей и даже «специализируется» на отдельных видах услуг. Так, сегодня в комплекс храма входит зал молений о безопасности дорожного движения. Он был построен в 1961—1963 годах и значительно расширен в 1970 году, чтобы соответствовать стремительно растущему потоку паломников.
Эта двухэтажная постройка площадью 723 кв. м напоминает индийские храмы — ее увенчивают три башни. Ежедневно с 9 до 16 часов здесь каждые полчаса совершается ритуал защиты от автомобильных аварий. После ритуала посетители получают пару амулетов, которые можно повесить в машине над местом водителя. Помимо защиты от зла в храме по пожеланиям паломников совершается множество обрядов, призванных изгнать злых духов, обеспечить благосостояние семейства, процветание бизнеса, исцеление от болезни, успешную сдачу экзаменов, удачный брак, благополучное течение беременности, получение хорошей работы и т.д.

Тех, кто не может позволить себе оплатить дорогие ритуалы, храм обеспечивает всевозможными амулетами на все случаи жизни. Трудно сказать, помогают они в реальной жизни или нет, однако в самом начале Нового года, когда японцы молят богов об удаче на предстоящий год, в храме не протолкнуться — в течение трех дней его посещает около 3млн человек.