edo_tokyo (edo_tokyo) wrote,
edo_tokyo
edo_tokyo

Categories:

Коммунистическая партия Китая в глазах послевоенной демократической Японии: от сочувствия и поддержк

Отношение к Коммунистической партии Китая в послевоенной Японии претерпело разительную перемену: от сочувствия и поддержки в качестве «демократической силы» к пессимизму и неприятию после событий на площади Тяньаньмэнь. А теперь наполнением служит критика КПК как «угрожающего явления, бросающего вызов международному порядку и насаждающего тиранию».
Легитимная власть «нового Китая»
В нынешнем 2021 году Коммунистическая партия Китая отмечает свое 100-летие. Из этого периода первое время – с 1921 до 1945 года – японцы не придавали ей большого значения. Но когда Япония из-за поражения в войне была вынуждена сложить оружие и вывести свои войска, в Китае бушевала Гражданская война. В ее начале подавляющим превосходством обладали войска Гоминьдана, которые пользовались поддержкой Соединенных Штатов. Но в конце 1948 года, видя разложение в рядах Гоминьдана и экономический хаос, администрация США приняла политическое решение прекратить вмешательство во внутрикитайский вооруженный конфликт. В отношении японского общества очевидно преобладало мнение о том, что легитимная власть со всей очевидностью принадлежит Коммунистической партии, а внимание было приковано к проводимой под руководством коммунистов земельной реформе, а также действиям класса рабочих и крестьян.
В октябре следующего года образовалась Китайская Народная Республика. Для Японии основание этого «нового Китая» явило свежий образ «нового Серединного государства», где возникший благодаря земельной реформе класс рабочих и крестьян стал законной властью, одержав победу над силами Гоминьдана, которым помогали Соединенные Штаты.
В то время в качестве нового источника сведений о положении дел в Китае обращают на себя внимание рассказы демобилизованных солдат, побывавших в плену и непосредственно контактировавших с Компартией Китая и 8-й армией (НРА), главным образом, в Яньане. Между тем в самой Японии в то время выпустили на свободу брошенных за решетку членов Коммунистической партии Японии, в ряды которой вливались коммунисты из числа вернувшихся из Китая японцев. А компартия Китая развернула международное коммунистическое движение в форме «народной дипломатии» под руководством Центрального отдела внешних связей и Операционного отдела Объединенного фронта.
Поскольку в первое время послевоенной оккупации в разработке пропаганды и агитации Штаб-квартиры главнокомандующего союзными оккупационными войсками большое внимание уделялось вызыванию в японском народе чувства вины и осознания ответственности за войну, рекомендованным тоном агитации было восхваление демократии и критика милитаризма. Многие аргументы подчеркивали важность демократической революции и послевоенных реформ при поддержке новых политических партий и групп социального движения, и, в первую очередь, Коммунистической партии Японии. Находили отклик и призывы Коммунистической партии Китая к демократизации Японии и свержению системы императорского дома.
Сочувствие со стороны как антиамериканского левого крыла, так и либералов
С формированием послевоенных отношений «холодной войны» между Востоком и Западом, когда две сверхдержавы – США и СССР развернули борьбу за гегемонию, балансируя угрозы гонкой вооружений, штаб-квартира главнокомандующего союзными оккупационными войсками сменила свой курс. С разделением Корейского полуострова на Север и Юг преследования сочувствующих коммунистическим взглядам развернулись не только в Соединенных Штатах, но и в Японии. Прогрессивные интеллектуалы, сторонники невооруженного нейтралитета и антивоенного движения были против сепаратного мира, а также Договора о безопасности между Японией и США, настаивая на полном мире.
После 1953 года Коммунистическая партия Китая очевидно избрала социалистический путь развития. Японские силы левого крыла, и в первую очередь Коммунистическая партия Японии, выступая за независимость от Соединенных Штатов и демократизацию, относились к социализму с симпатией. Поскольку Коммунистическая партия Японии теряла силы из-за провала ориентации на насильственную революцию, в соответствии с курсом на «частную дипломатию» параллельно «народной дипломатии», в 1955 году Центральное политбюро КПК выработало политику на японском направлении, активно развернув деятельность по формированию общественного мнения в поддержку Китая, нацеленную на частные объединения дружбы и просто дружески настроенных людей в политических, деловых и культурных кругах. Активизировались частные контакты между Японией и Китаем, и сторонники Коммунистической партии Китая появились не только среди левых сил, но даже среди консервативных либералов.
На международной арене, использовав шанс, предоставленный Бандунгской конференцией 1955 года, в условиях, когда одно за другим обретали независимость страны Азии и Африки, и в этих новых странах проявлялся национализм, Коммунистическая партия Китая, проведя черту, разом отделяющую и от США, и от Советского Союза и позиционируя себя в качестве третьей силы, выступающей за нейтральность без оружия и принадлежности к альянсам, стала очень привлекательна для критически настроенных интеллектуалов, выступавших против проамериканского правого крыла.
В 1956 году между Китаем и СССР произошел конфликт по поводу критики Хрущева в адрес Сталина, а противостояние курса советского парламентаризма на мирное сосуществование с США и китайской линии вооруженной борьбы с Соединенными Штатами породило фракции внутри международного коммунистического движения. В Коммунистической партии Японии это вызвало подавленность, дали трещину и организации, боровшиеся за мир и против ядерного оружия. Оказав военное давление на Тайвань и Тибет, испытав в 1964 году ядерное оружие, Коммунистическая партия Китая собственными руками ликвидировала прежний миролюбивый образ.
Между тем непосредственно перед пересмотром Японией законодательства в области обеспечения безопасности 1960 года Коммунистическая партия Китая впервые за послевоенный период развернула пропагандистскую кампанию против возрождения японского милитаризма. Многие представители левых антиамериканских сил, и прежде всего Коммунистическая партия Японии, выступавшие с позиций искупления вины за вторжение в Китай и восстановления отношений между Японией и Китаем, проявляли понимание позиции КПК.
Мао Цзэдун: харизма мировой революции
В условиях противостояния между Китаем и СССР коммунистические партии многих стран занимали оппортунистические позиции в отношении линий СССР и Китая. В этих условиях в 1965 году закончился провалом революционный мятеж в Индонезии, где численность Коммунистической партии была самой большой среди несоциалистических стран (т. н. «инцидент 30 сентября»), и в марте следующего года Коммунистическая партия Японии, которая, отстаивая самостоятельность, вместе с тем была склонна к сближению с китайской стороной, решительно порвала с Коммунистической партией Китая. В этот момент Китай оказался в явной международной изоляции.
До тех пор Мао Цзэдун выступал за классовую борьбу пролетариата без разделения на врагов и друзей на уровне отдельных стран. Его правая рука Линь Бяо призывал народы всего мира к вооруженному восстанию. Причиной Великой пролетарской культурной революции стала не только политическая борьба внутри Китая. Делалась ставка на возрождение идей Мао Цзэдуна – призвать к международной солидарности народы разных стран, побудив их к мировой революции, нежели выступать единым международным фронтом коммунистических партий.
Этот призыв нашел отклик среди народов всего мира. В частности, он оказал сильное воздействие в Японии. Коммунистическая партия Японии, названная четвертым врагом, немедленно вычистила из своих рядов все прокитайски настроенные ячейки. Вместо нее в поддержку Культурной революции выступили новые левые и отдельные представители студенческого движения, не признававшие КПЯ. Они симпатизировали не функционально парализованной борьбой Коммунистической партии Китая, а харизме главных лидеров Культурной революции – Мао Цзэдуна и Линя Бяо. Культурная революция была городской революцией, ядром которой выступали отряды молодежи, она вызывала ощущение эйфории от драматического свержения власти старших поколений.
С началом 1970-х годов японская экономика вошла в период высоких темпов экономического роста. Росли доходы населения и бюджеты домохозяйств, у людей становилось больше досуга, произошло превращение в общество массового потребления. Это привело к быстрому затуханию студенческой борьбы. Из-за катастрофы самолета с Линем Бяо в 1971 году интеллектуалы и ученые перестали поддерживать и утратили интерес к Культурной революции, а на следующий год из-за захвата заложников в Асама сансо боевиками японской Объединенной красной армии разом схлынуло движение новых левых сил.
В 1972 году были нормализованы дипломатические отношения Японии и Китая, но, хотя в японско-китайских связях произошел переход к межправительственной дипломатии, отношения между народами двух стран были в значительной мере ограничены. После нормализации межгосударственных связей основную роль в общественных дискуссиях стали играть китайские обозреватели, реалистично оценивающие ситуацию на основе спокойного объективного анализа, дистанцируясь от Коммунистической партии Китая.
Панды, презентованные в ознаменование восстановления дипломатических отношений между Японией и Китаем, стали причиной неожиданного «панда-бума» в Японии: количество людей, поспешивших в Зоопарк Уэно, чтобы посмотреть на панд, было столь велико, что посещение пришлось ограничивать. 5 ноября 1972 г., Токио, Уэно (© Jiji Press)
Панды, презентованные в ознаменование восстановления дипломатических отношений между Японией и Китаем, стали причиной неожиданного «панда-бума» в Японии: количество людей, поспешивших в зоопарк Уэно, чтобы посмотреть на панд, было столь велико, что посещение пришлось ограничивать. 5 ноября 1972 г., Токио, Уэно
В поисках реалистичного образа Китая
Сошло в могилу первое поколение революционеров во главе с Чжоу Эньлаем и Мао Цзэдуном, отшумела Культурная революция. На смену ей с 1978 года пришла эпоха реформ и открытия внешнему миру. Стало просматриваться фактическое положение дел внутри Китая, стали долетать живые голоса жителей страны. Поскольку реальное китайское общество оказалась довольно далеко от того, что провозглашала политика КПК и утверждала пропаганда, под сорванным идеологическим покровом предстала прежняя суть китайского общества.
С середины 1980-х годов, когда власть перешла ко второму поколению лидеров, представителями которого являются Ху Яобан, Чжао Цзыян и др., интеллектуалы-сторонники перемен, а также студенты стали выдвигать самые разнообразные идеи новых реформ. Разочарованные культурной революцией и обескураженные фактическим состоянием китайского общества, японские СМИ и интеллектуалы им сильно сочувствовали и обвиняли руководство КПК в подавлении этих сил (события на площади Тяньаньмэнь в июне 1989 года). Преобладающим настроением по отношению к Китаю стал пессимизм.
Японское правительство первым из лагеря передовых стран Запада пошло на отмену экономических санкций и взялось за работу по восстановлению отношений. В связи с так называемым южным турне Дэн Сяопина китайская экономика продемонстрировала стремительное восстановление, и пессимизм сменился оптимизмом. Вырвавшись из международной изоляции, Китай стал весомее звучать и больше присутствовать на международной арене, и быстро возникшее в соседних странах ощущение угрозы проросло и в Японии. Обозреватели и исследователи Китая сокрушались о том, что по одному лишь поведению центрального руководства КПК решительно невозможно судить о реальном положении дел в этой стране. Они пытались, помимо политики, рассматривать ряд долгосрочных основополагающих факторов, приводящих к переменам, в частности, социальные условия и развитие событий в регионах помимо Пекина.
После 1980-х годов в Японии прекратились высокие темпы экономического роста. В условиях, когда жители страны наслаждались прелестями достатка, преобладали индивидуализм и консерватизм. В 1990-х годах с крахом «мыльного пузыря» экономика Японии вошла в «потерянное двадцатилетие». Силы самообороны страны, прежде всецело ориентированные на оборону своей территории, стали вносить вклад в зарубежные военные операции, а на смену бытовому консерватизму пришел правый ксенофобский уклон.
Правоконсервативное крыло в политике, истории и образовании объявило «мазохистским отношением к истории с позиций Токийского трибунала» подход к истории, критикующий японский милитаризм и рефлексирующий по поводу вторжения в Азию и колониального правления. Что же касается Китая, Коммунистическую партию стали критиковать за деспотизм в исторических и территориальных вопросах, обеспечении безопасности и соблюдении прав человека.
Наши дни: всесторонняя критика тирании
Китай продолжал неуклонно расти экономически, и в 2010 году он превзошел Японию по ВВП, перевернув соотношение сил, а стремительный взлет торгового оборота между двумя странами привел к их тесной взаимозависимости. Тем не менее двусторонние отношения демонстрируют тенденцию к ухудшению и движение в сторону взаимной отчужденности. В Японии не только правые, но даже левые силы стали формировать дискурс, всецело ориентированный на критику тирании Коммунистической партии Китая. Нынешний образ китайской компартии вызывает все более сильную тревогу о формировании сверхдержавы, угрожающей поглощением.
Коммунистическая партия, будучи единственной правящей политической силой, ведает всеми делами государства и распоряжается всем Китаем. Тем не менее и в жизни китайского народа, и в обществе остаются самобытная история, форма и истоки, не подвластные идеологии и политическому руководству. Такой многомерный подход в исследованиях Китая вырабатывался после Культурной революции и событий на площади Тяньаньмэнь – с 1980-х и на протяжении 1990-х годов. Но в наши дни внимание сосредоточено исключительно на анализе политической власти верхушки КПК и государственной политики, а исследователи и масс-медиа в своих статьях всецело заняты критикой диктатуры.
Согласно итогам опросов общественного мнения, в Японии происходит постепенное ухудшение образа Китая. Япония видит положение дел в Китае только через призму национальных СМИ. В наши дни необходимо тщательно, вооруженным глазом вглядеться, как и чем живут люди в Китае, и чем дышит общество этой страны.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments