edo_tokyo (edo_tokyo) wrote,
edo_tokyo
edo_tokyo

Categories:

Система санкин котай: почтовые станции и «командные пункты» как временные резиденции даймё в дороге

Система посменного пребывания феодалов в Эдо санкин котай требовала мест для проживания в дороге, когда многочисленные многолюдные процессии с большим количеством груза перемещались в Эдо и обратно. Благодаря этому почтовые станции вдоль дорог разрастались, превращаясь в поселения для размещения процессий даймё. Через них проходила транспортировка товаров, там собирались носильщики хикяку, и они приобрели важное значение как ключевые транспортные пункты, через которые шли люди, товары и деньги.
Иэясу расширяет систему конной транспортировки
Первые прототипы «постоялых городов» сюкубамати появились ещё во времена законов Тайхо (701) как «постоялые станции» сюкуэки. Через каждые 30 ри на тракте, соединяющем Киото и Дадзайфу (Кюсю), были устроены почтовые станции и жилые помещения (в те времена 1 ри составлял около 533 м, то есть 30 ри – около 16 км). Там также держали лошадей, необходимых для перевозки товаров.
С наступлением периода Сэнгоку (период Сражающихся провинций, 1467-1568) система перевозок через постоялые станции на перекладных, когда людей и лошадей, перевозящих товары, меняют на каждой почтовой станции, расширилась.
Род Гоходзё, правивший из Одавары землёй Сагами (в настоящее время –центр и запад префектуры Канагава), расширил транспортную сеть перевозок и проезда на перекладных, благодаря чему экономика региона развивалась.
Когда Токугава Иэясу выиграл битву при Сэкигахара (600), он ещё больше расширил систему постоялых станций и транспортировки на перекладных. Началом этого процесса стало учреждение в 6 году Кэйтё (1601) системы постоялых станций на тракте Токайдо, после чего постоялые станции быстро росли и превращались в знакомые нам постоялые города сюкубамати.
Сёгунское правительство чётко оговаривало количество людей и лошадей на станциях каждого тракта. Например, на Токайдо полагалось иметь 100 человек и 100 упряжных лошадей, на Накасэндо – 50 человек и 50 лошадей, на других трактах – по 25 людей и лошадей.
Если постоялый посёлок не мог обеспечить необходимое количество людей и лошадей, их запрашивали у «вспомогательных деревень» сукэго, которые были обязаны их предоставить. Таким образом, существовало распределение обязанностей между постоялыми станциями и окружающими их деревнями в ходе обеспечения потребностей системы посменного пребывания феодалов в Эдо, санкин котай.
Центром постоялого посёлка была контора тоияба и «командный пункт» хондзин. В тоияба работали чиновники, которым было поручено управление постоялым посёлком, это был центр, распределяющий носильщиков нинсоку, лошадей и посыльных хикяку. Начальником тоия часто был местный владетельный человек – например, деревенский староста (нануси), которому помогали конторщики тёдзукэ, занимавшиеся канцелярскими делами и бухгалтерией.
«Командный пункт» хондзин – это заведение, где останавливались даймё на пути для посменного пребывания в Эдо или по дороге домой. Зачастую этими хондзин управляли тоия, главы тоияба. Таким образом, должность тоия была очень важной, без них не могла бы функционировать система посменного пребывания в Эдо.
Кроме того, хотя я сказал, что хондзин – место, где останавливаются главы княжеств, со временем его функции менялись, и в нем уже могли останавливаться не только высокопоставленные гости, о чём я хочу рассказать в следующий раз.

Стандартная структура постоялого посёлка

«Командный пункт» хондзин, гостиница для высоких лиц, находится в центре посёлка. Два входа (обведены красным) имеют форму коробки, чтобы противник не мог напасть, двигаясь по прямой к расположению даймё – это показывает, что постоялый посёлок был своего рода временным лагерем феодалов (составлено издательством «Аториэ пуран»)
«Командный пункт» хондзин, гостиница для высоких лиц, находится в центре посёлка. Два входа (обведены красным) имеют форму коробки, чтобы противник не мог напасть, двигаясь по прямой к расположению даймё – это показывает, что постоялый посёлок был своего рода временным лагерем феодалов (составлено издательством «Аториэ пуран»)

Постоялый посёлок Одавара-дзюку в «Карте участков тракта Токайдо». Это был один из крупнейших постоялых посёлков на Токайдо. Большие здания слева – вероятно, хондзин и тоияба (коллекция Национальной парламентской библиотеки)
Постоялый посёлок Одавара-дзюку в «Карте участков тракта Токайдо». Это был один из крупнейших постоялых посёлков на Токайдо. Большие здания слева – вероятно, хондзин и тоияба (коллекция Национальной парламентской библиотеки)

Прибытие феодала во временную резиденцию (хондзин)
Перемещение в Эдо феодалов со свитой было «походом», а места остановок становились «командными пунктами», или «лагерями», то есть во время пребывания даймё в постоялом посёлке он рассматривался как собственный лагерь, или собственная территория.
Однако хондзин нужно было заказывать заранее, и феодалы делали запрос по меньшей мере за 10 дней до планируемой даты остановки. В хондзин тщательно проверяли, не регистрировался ли другой даймё на эту дату, и отправляли подтверждение заказа, на этом резервирование завершалось.
Затем до дня, предшествующего остановке в постоялом посёлке, от даймё доставляли «заставные таблички» сэкифуда с указанием фамилии и официального положения даймё, которые прикрепляли возле входа в посёлок и перед хондзин, что показывало всем, кто сейчас занимает «лагерь».
Бывали и загруженные дни, когда процессия одного даймё устраивала там дневной отдых, а другой бронировал ночлег. Бывало и такое – например, в 5 году Бунсэй (1822) постоялый посёлок Футагава-дзюку (33-й на тракте Токайдо, на территории современного города Тоёхаси преф. Айти) должен был использоваться княжеством Хиконэ днём ​​и княжеством Фукуока ночью, и княжество Хиконэ подало жалобу, когда оказалось, что к моменту их прибытия там уже были вывешены таблички Фукуока («Система санкин котай и процессии даймё», изд-во «Ёсэнся»).
«Командный пункт» хондзин в постоялом городке Футагава-дзюку, реконструкция хондзин, которым управляла семья Баба, влиятельное семейство Футагава-дзюку, с 1807 по 1870 гг., здание и сейчас популярно как символ региона
«Командный пункт» хондзин в постоялом городке Футагава-дзюку, реконструкция хондзин, которым управляла семья Баба, влиятельное семейство Футагава-дзюку, с 1807 по 1870 гг., здание и сейчас популярно как символ региона
Княжество Фукуока обычно по дороге останавливалось в постоялом посёлке Футагава-дзюку, и «Книге записей хондзин Футагава-дзюку» в музее этого хондзин есть записи об остановке в 8 году Тэмпо (1837).
Княжество Фукуока забронировало остановку на 22 день третьего месяца, и в 17 день прибыли таблички сэкифуда, однако из-за сильных дождей поход был отложен, а дата прибытия была изменена на 4 день четвёртого месяца. В первой половине этого дня наконец прибыли занавеси и фонари с фамильными гербами, которые использовались для декорирования хондзин. Тогда же от тоияба отправили встречающих на 1 ри (около 4 км) и на половину ри от посёлка.
Из прибывшей процессии княжества Фукуока 51 человек, включая правителя, остановились в хондзин, а прочие вассалы (их число неизвестно) остановились в 57 домах, в том числе гостиницах хатаго. При приёме процессий нельзя было ничего упустить, и служащие тоияба, наверное, сбивались с ног, чтобы встретить как подобает процессию, а потом ранним утром проводить в путь.
На гравюре укиё-э Хиросигэ есть сцена, изображающая атмосферу постоялых посёлков во время остановки процессии санкин котай, хотя и не относящаяся к княжеству Фукуока. На гравюре «Пятьдесят три станции Токайдо: раннее отправление из хондзин в Сэки» изображено утро в Сэки-дзюку (сейчас – в г. Камэяма преф. Миэ), 47-м постоялом посёлке на Токайдо.
Хиросигэ, «Пятьдесят три станции Токайдо: раннее отправление из хондзин в Сэки». Под занавесями дзиммаку на здании слева висят таблички сэкифуда, перед ним готовят паланкины. Если присмотреться, на табличках нет имён даймё, вместо них – реклама косметики, а гербы на дзиммаку – вымышленное сочетание отцовской фамилии Хиросигэ «Танака» и телеги, здесь в полной мере проявляется юмор в стиле Хиросигэ (коллекция Национальной парламентской библиотеки)
Хиросигэ, «Пятьдесят три станции Токайдо: раннее отправление из хондзин в Сэки». Под занавесями дзиммаку на здании слева висят таблички сэкифуда, перед ним готовят паланкины. Если присмотреться, на табличках нет имён даймё, вместо них – реклама косметики, а гербы на дзиммаку – вымышленное сочетание отцовской фамилии Хиросигэ «Танака» и телеги, здесь в полной мере проявляется юмор в стиле Хиросигэ
Здание хондзин затянуто полотнищами с семейными гербами, висят таблички сэкифуда, фонари, стоит паланкин для даймё, ожидая выхода правителя. Семейные гербы и таблички не имеют ничего общего с действительностью, но сама сцена, несомненно, воссоздаёт атмосферу утренних забот перед уходом какой-то процессии.
Процессии даймё как источник доходов постоялых посёлков
Процессии даймё были прекрасными клиентами постоялых посёлков. Если процессия оставалась на ночь, в посёлке в одночасье оседала огромная сумма денег. С другой стороны, всегда существовал риск потерять хорошего клиента, если что-то пошло не так или другой посёлок предоставит лучшие услуги. Вероятно, поэтому владельцы хондзин крупных постоялых посёлков посещали резиденции разных княжеств в Эдо с новогодними поздравлениями и посылали им дорогие подарки, как об этом говорят исторические документы. Им приходилось отдавать бизнесу все силы. Привлечение процессий даймё для остановки было серьёзнейшим вопросом, от которого зависело процветание постоялых посёлков и территорий возле них, и потому они делали всё, чтобы заполучить клиентов.
Такая жестокая конкуренция иногда тяжело сказывалась на местных деревнях и живущих там людях. В следующий раз я хотел бы остановиться на негативных аспектах системы управления постоялыми посёлками.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments