edo_tokyo (edo_tokyo) wrote,
edo_tokyo
edo_tokyo

Categories:

Будущее цифрового юаня: пугающие амбиции

В 2022 году Китай стремится наряду с проведением зимних Олимпийских игр в Пекине завершить выполнение задачи исторической значимости по созданию цифрового юаня. Выпуском в обращение первой в мире цифровой валюты центрального банка национального правительства Китай ставит целью пробить брешь в системе, стержнем которой является американский доллар. Каким образом администрация Си Цзиньпина намерена разрушать стратегическое господство доллара? Предлагаем вашему вниманию подробный комментарий по поводу этих изощренных амбиций.
2021 год: к полномасштабному разрушению гегемонии доллара
В 2021 году правительство Китая под руководством Си Цзиньпина развернуло полномасштабную работу по разрушению гегемонии доллара с использованием в качестве рычага цифрового юаня. Стратегия правительства Си Цзиньпина была всесторонне подготовлена: одновременно со взятием под контроль долларового финансового центра, Гонконга, оно приступило к операциям по силовому установлению контроля над колоссальной сетевой финансовой группой Alibaba. Это послужило подготовкой для формирования в течение года на базе сети цифровых платежей, сформированной Alibaba, системы для распространения в общенациональном масштабе цифрового юаня, эмитентом которого является Народный банк Китая, контролируемый Коммунистической партией.
Следующим шагом, по всей вероятности, должно стать расширение сети экономического сотрудничества по китайскому образцу, созданной инициативой «Один пояс, один путь», на граничащие страны и территории и увеличение благодаря такому увеличению круга торговых партнеров с поглощением системы, стержнем которой выступает американский доллар.
Хотя неоднократное использование правительством Си Цзиньпина в 2020-2021 годах силовых методов выглядит как ничем не прикрытый инстинкт диктатуры, на деле оно связано прочной нитью с юанем и долларом.
В июне 2020 года, решительно воспользовавшись Законом о национальной безопасности для Гонконга (далее Закон о национальной безопасности), Коммунистическая партия Китая взяла под свой надзор и контроль гонконгский Международный финансовый центр. Она понимала, что угасание «свободного Гонконга» навредит курсу «долгосрочного расчета и использования в полной мере» этой территории, с самого основания государства в 1949 году служившей источником, откуда партия приобретала доллары, но выход на фондовый рынок в Гонконге одного за другим китайских сетевых гигантов, и в первую очередь Alibaba, поддерживающий котировки акций, привлекал жадных до прибыли западных институциональных инвесторов – трастовые фонды, крупный финансовый капитал и других, которые были использованы в качестве заложников, что позволило избежать введения Западом антикитайских санкций.
Хотя администрация Трампа, выступив против Закона о национальной безопасности, приняла Акт об автономии Гонконга и ввела финансовые санкции, их действие ограничилось всего лишь десятком чиновников в Китае и Гонконге, непосредственно причастных к нанесению ущерба гонконгской автономии. В ноябре 2019 года был введен в действие Закон о правах человека и демократии в Гонконге, который допускает запрет на конвертацию гонконгских долларов в американские – меру, в случае приведения которой в действие будет нанесен сильный удар по материковому Китаю, приобретающему американские доллары через гонконгские благодаря возможности неограниченной конвертации юаня в гонконгский доллар. Однако реализация этой меры была отложена. Это объясняется тем, что во внимание приняли риск паники на всем международном финансовом рынке.
Цифровая инфраструктура, выстраиваемая захватническими методами
Далее правительство Си Цзиньпина приступило к связыванию и взятию под управление компании электронных расчетов и финансов Ant Group из объединения Alibaba – крупнейшего в Китае конгломерата электронной коммерции, основанного Джеком Ма. В начале ноября 2020 года, после того как было отложено первичное размещение на фондовом рынке акций Ant Group, которое планировалось провести в Китае и Гонконге, соответствующие органы, и в первую очередь Китайский народный банк (центральный банк страны), отдали распоряжение учредить новую финансовую холдинговую компанию.
Замысел состоит в том, чтобы поставить этот финансовый холдинг под влияние компартии, сделав госпредприятия и принадлежащие государству коммерческие банки крупными держателями акций. Открытое первичное предложение акций на рынке позволяло привлечь колоссальные долларовые средства, но вместе с тем, вероятно, вызывало опасения о том, что большая часть акций окажется в руках зарубежных владельцев. А это, в свою очередь, порождало опасения по поводу возможных помех управлению и контролю над Ant Group правительства Си Цзиньпина.
Более того, правительство Си Цзиньпина ведет расследование деятельности Alibaba по подозрению в нарушении антимонопольного законодательства, и вполне вероятно, что оно отдаст распоряжение пересмотреть организацию бизнеса или продать какие-то активы.
Китайскую сеть безналичных расчетов составляют платежные системы Alipay (ныне входит в Ant Group) группы Alibaba, а также WeChat Pay крупного провайдера интернет-услуг компании Tencent. Цифровой юань, подготовку к выпуску которого ведет Народный банк Китая, готовится полностью захватить эту инфраструктуру. В Шэньчжэне и Сучжоу уже идут практические испытания, а полностью завершить создание системы планируется к зимним Олимпийским играм 2022 года в Пекине, после чего начнется распространение первой в мире цифровой валюты, эмитируемой центральным банком страны.
Параллельное использование как цифрового, так и бумажного юаня позволяет сохранить существующую банковскую систему, поскольку делает возможным механизм, при котором Народный банк снабжает коммерческие банки, которые, в свою очередь, через депозиты реализуют возможность повсеместного использования. Потребители и предприятия через платежные системы Alipay и WeChat Pay получают возможность свести расчеты к цифровому юаню, проводя их через компьютеры, смартфоны и другие терминалы. В этом случае через цифровой юань наблюдение и контроль через данные о сделках на рынке, объединяющем 1 млрд 400 млн человек – данные, которыми до сих пор монопольно располагали такие компании как Alibaba и Tencent, будут сосредоточены в руках Народного банка под властью Коммунистической партии.
Переход к цифровой валюте как завершение создания системы тотального контроля
Поскольку деньги – это предмет, связанный с данными физических лиц, предприятий и всех прочих организаций, благодаря переводу денег в цифровой формат правительство Си Цзиньпина, которое до сих пор опиралось на доносы, сеть камер слежения и другие средства, обеспечивает полный и всесторонний контроль тоталитарной власти Коммунистической партии Китая, которого невозможно избежать. Это ознаменует завершение формирования общественной системы отслеживания невидимых угроз.
Возвращаясь к уже затронутому Гонконгу, сильным мотивом для спешного удушения этой территории правительством Си Цзиньпина является ситуация, в которой Гонконг выступает в качестве реципиента капиталов, непрерывно утекающих из материкового Китая. Из-за бегства капиталов продолжают находиться под угрозой валютные резервы, которые являются активом, подкрепляющим выпуск юаней китайскими властями. Должно быть, построение политического базиса для детального наблюдения за финансовым рынком Гонконга и было самой главной целью принятия Закона о безопасности. Более того, вовлечение Гонконга в расчеты посредством цифрового юаня, вероятно, позволит точно знать, когда, кто, каким образом и куда перемещает свои денежные средства.
Амбиции правительства Си Цзиньпина не имеют пределов. Распространение расчетов в цифровых юанях на коммерческие сделки в зоне инициативы «один пояс, один путь», чья сеть экономического взаимодействия по-китайски простирается через Евразийский континент до самой Африки, а также на торговые сделки с Японией, США, Европой, Центральной и Южной Америкой позволяет сильно подорвать финансовую сеть, стержнем которой является доллар США.
Это объясняется тем, что поскольку США являются доминирующей державой, обращение доллара позволяет им с легкостью получать составляющие тайну сведения по всему миру и адресно вводить санкции против враждебных лиц, предприятий и правительств. Пусть юань, который является решительно несвободной валютой с точки зрения конвертации и сделок с капиталом и финансами, готовится стать цифровым, тем не менее он решительно не сможет распространиться по всему миру моментально, и, вероятно, стратегия состоит в том, чтобы постепенным проникновением цифрового юаня в расчеты, главным образом, при внешнеторговых сделках, поначалу пробивать не слишком значимые бреши в системе, осью которой служит доллар, но в конечном счете привести ее к краху.
Не нанесенный удар со стороны администрации Трампа
Как будут противодействовать Соединенные Штаты? По крайней мере предыдущая администрация президента Трампа, пусть и хранившая молчание, наблюдая за ситуацией с цифровым юанем, не ослабляла бдительности. В новостях, поступавших из Соединенных Штатов, говорилось: «Соответствующие органы США рассматривают вопрос о пополнении списка компаний, в которые американским инвесторам запрещается вкладывать средства, китайским гигантом электронной коммерции Alibaba Group и одним из крупнейших провайдеров интернет-услуг Tencent Holdings» (электронная версия The Wall Street Journal за 7 января).
Предыдущая администрация Трампа составила «черный список» предприятий, в которые запрещается инвестировать средства американским гражданам, путем зачисления в него компаний, связанных с Народно-освободительной армией Китая и службами безопасности этой страны. В ноябре 2020 года список составляла 31 компания. Именно в этот список американская администрация намеревалась включить две упомянутые выше фирмы. «Tencent и Alibaba – это две крупнейшие по текущей рыночной капитализации компании из всех китайских предприятий, чьи акции обращаются на фондовом рынке. Их совокупная рыночная стоимость превышает 1 трлн 300 млрд долларов (около 130 трлн йен). Большое количество акций обеих компаний принадлежит паевым инвестиционным фондам (инвестиционным трастам, гарантирующим обратный выкуп выпускаемых ими ценных бумаг) и другим американским инвесторам» (сообщил The Wall Street Journal в упомянутом выше выпуске).
С завершением работы предыдущей администрации 20 января проект запрета на инвестирование средств в компании Alibaba и Tencent так и не был реализован, однако администрация Байдена, вероятно, продолжит рассмотрение этого запрета в качестве незавершенной инициативы.
Предыдущая администрация Трампа в порядке обеспечения национальной безопасности рассматривала представленные на фондовом рынке китайские предприятия по двум критериям. Первый критерий – долларовые инвестиции и технологии, поддерживающие рост военной мощи Китая. Второй – объем информации американских частных и связанных с правительством предприятий, собираемой китайскими интернет-компаниями. По-видимому, именно это относится к Alibaba и некоторым другим предприятиям.
По всей вероятности, администрация Трампа считала, что правительство Си Цзиньпина, помимо привлечения долларовых капиталов с американского рынка, пытается воспользоваться персональными данными пользователей системы электронных расчетов Alibaba, и, не ограничиваясь внутренним китайским рынком, путем распространения сетевого бизнеса Alibaba как в Соединенных Штатах, так и в других странах, поставить весь мир под наблюдение в режиме реального времени. Каково будущее запрета инвестировать в Alibaba и другие предприятия? Это зависит от того. сможет ли администрация Байдена разделить и продолжить антикитайскую финансовую стратегию прежней администрации.
Исчезновение Джека Ма: «героическая» роль?
Человек, оказавшийся в самой гуще всех этих событий, Джек Ма, с октября 2020 года и вплоть до встречи, состоявшейся онлайн 20 января 2021-го, совсем исчез из поля зрения публики. В Китае поползли самые разнообразные слухи. «Органы держат его под арестом», «Он не выходит на поверхность из осторожности» и т. п. Все они исходят из напряженности в отношениях между властью Си Цзиньпина и Джеком Ма.
Двадцать четвертого октября 2020 года на заседании с участием ответственных лиц банковского сектора, органов финансового контроля и правительства Джек Ма высказался в том духе, что китайские банки – это настоящий «клуб стариков», а управляют банками, словно «закладными лавками». После этого соответствующие органы отложили на неопределенный срок планировавшееся на биржах Шанхая и Гонконга первичное предложение акций, которое намеревалась провести Ant Group. Кроме того, они не только начали расследование подозрений в нарушении антимонопольного законодательства группой предприятий Alibaba – в отношении Ant Group были предприняты действия по учреждению холдинговой компании и постановке группы под влияние государства путем инвестирования государственного капитала.
Поскольку исчезновение Джека Ма произошло при таких обстоятельствах, возникновение многочисленных слухов о том, что он выступает против контроля над рынком партийной диктатуры вполне понятно, но во всем этом есть нечто странное. Джек Ма превратился в предпринимателя из рядового преподавателя английского языка, и в этой стране он никак не мог добиться столь огромного успеха, не имея связей с партийной властью.
На самом деле господин Ма является членом Коммунистической партии, присягавшим на верность власти Си Цзиньпина. По моему мнению, вполне вероятно, что в преддверии изложенных событий господин Ма, продемонстрировав позицию сопротивления господину Си, разыграл роль «героя», приемлемого для Соединенных Штатов. Принимая во внимание историю Китая, в которой изощренные уловки накладываются помногу слоев, это совершенно обычная тактика, и даже нет необходимости обращаться за примерами к «Троецарствию».
Новая власть в Японии и США и правительство Си Цзиньпина
Автор пришел к изложенным выше выводам по поводу исчезновения Джека Ма в начале января, а 20 января господин Ма после примерно трехмесячного перерыва появился на публике, побеседовав с преподавателями из регионов в ходе онлайнового благотворительного мероприятия. Первой об этом сообщила «Хуяньцю шибао» (Global Times) – связанная с Коммунистической партией газета, освещающая международные события, после чего новость подхватили Bloomberg и другие зарубежные СМИ. В видеолекции Джек Ма, разумеется, не упоминал ни Ant Group, ни каких-либо вопросов, связанных с финансовой системой Китая – видеоматериал лишь продемонстрировал, что он жив и здоров. Все это также как будто наводит на мысли о принуждении.
Партийное руководство хочет развеять за рубежом подозрения в том, что господин Ма находится под арестом или удерживается; что же касается господина Ма, то он желает, чтобы международное сообщество продолжало думать о нем как о свободном и независимом «частном предпринимателе», который сопротивляется органам. Узнав о том, что правительство Си Цзиньпина подавило Джека Ма и поставило Ant Group под контроль Коммунистической партии, иностранные инвесторы утратят доверие к Ant, и компания больше не сможет привлекать капитал из-за рубежа. Это нежелательно как для Си Цзиньпина, так и Джека Ма.
Пусть не без сложностей, но 20 января 2022 года к власти в США пришел Джо Байден, кандидат от Демократической партии. Как уже отмечалось выше, администрация Байдена получила в наследство от предыдущей администрации Трампа планы запрета инвестирования средств в предприятия Alibaba Group и Tencent. Что же касается Си Цзиньпина и Джека Ма, то они вероятно, разыграли второй акт спектакля для того, чтобы ослабить тревогу в Вашингтоне.
Байден отверг политический курс администрации Трампа «Америка прежде всего», служивший опорой ее жесткой антикитайской линии, и восстанавливает слабый и пустотелый курс на многосторонний подход. Основной вопрос состоит в том, найдется ли у него воля и реальная сила, чтобы противостоять китайскому курсу на тоталитарную экспансию.
Еще большим поводом для беспокойства служит политика правительства Суги Ёсихидэ, сочетающая примирительную позицию по отношению к Китаю и сотрудничество с Соединенными Штатами. Ее продолжение неминуемо приведет в сети, расставляемые правительством Си Цзиньпина.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments