edo_tokyo (edo_tokyo) wrote,
edo_tokyo
edo_tokyo

Category:

Япония в период Эдо как самое передовое общество в мире по переработке и повторному использованию: К

Когда-то за рубежом активно обсуждали японское слово «моттаинай». Вангари Маатаи, экологическая активистка из Кении, получившая Нобелевскую премию мира, узнала это слово, когда она приехала в Японию в феврале 2005 года для участия в мероприятии, связанном с Киотским протоколом, и стремилась сделать его известным во всём мире, записав латиницей как MOTTAINAI.
Одежда жителей Эдо почти вся была ношеной
В «Морисада манко» можно видеть торговцев, для которых моттаинай было жизненным кредо. В период Эдо не было глобальных экологических проблем, как в нынешнюю эпоху, зато не хватало товаров, и всё шло в повторную переработку.
Простые люди жили небогато, новые вещи стоили дорого и потому были недоступными, из-за чего большую часть предметов повседневного быта не выбрасывали, а использовали повторно, перерабатывали и перепродавали.
Старьёвщиков было много среди продавцов-ботэфури, торговавших вразнос – им посвящена 5-я часть серии статей. Иллюстрация к заголовку, например, изображает ботэфури такэума-фуругия, они для торговли использовали бамбуковую подставку такэума, «бамбуковую лошадь».
В «Морисада манко» говорится: «Они носят бамбуковую подставку на четырёх ножках. Поэтому их называют такэума, “бамбуковая лошадь”. Они торгуют поношенной одеждой, или распарывают на воротники, подкладку и другие мелочи для разных нужд», то есть эти продавцы торговали при помощи бамбуковой рамы на ножках, на которой развешивали одежду и её части и носили по городу.
Воротники, подкладку и другие части одежды покупали жёны тех, кто жил в многоквартирных «длинных домах» нагая, и использовали для починки одежды мужей и детей. Шитьё было одним из повседневных занятий обычных женщин того времени.
Дочь горожанина учится шить (Хякунин дзёро синасадамэ, «Сравнение сотни женщин», Национальная парламентская библиотека)
Дочь горожанина учится шить (Хякунин дзёро синасадамэ, «Сравнение сотни женщин»)
Большая часть одежды, которую носили простые люди в период Эдо, была ношеной или же многократно чинилась. Её носили, пока она окончательно не износится, а когда починить уже было невозможно, продавали торговцам подержанной одеждой. Торговцы распарывали её на части, или же переделывали специальными методами и продавали вновь. Ничего не выбрасывалось просто так.
Когда-то ряды лавок под открытым небом, специализировавшихся на подержанной одежде, также стояли вдоль насыпей южного берега реки Кандагава. Это нынешний район Канда-Мансэйбаси, то есть район Акихабара. Современное место паломничества отаку когда-то было районом поношенной одежды.
Магазины подержанной одежды на набережной Янагимати у реки Кандагава (Эхон адзума асоби, «Иллюстрированные забавы земель Востока», Национальная парламентская библиотека)
Магазины подержанной одежды на набережной Янагимати у реки Кандагава (Эхон адзума асоби, «Иллюстрированные забавы земель Востока»)
Общество вторичной переработки: вторичное использование ресурсов в период Эдо
Повторно использовались и перерабатывались все предметы повседневной жизни, не только одежда. Примером тому являются продавцы подержанных железных изделий и зонтов, представленные в «Морисада манко».
Мастер по железным изделиям («Морисада манко»)
Мастер по железным изделиям («Морисада манко»)
Мастеров по ремонту железных изделий называли тютэцуси, или икакэя – «литейщик» или «жестянщик». Такие люди, торговавшие своим умением в качестве ботэфури, не могли сделать кастрюлю или чайник, но умели запаять трещины и отверстия, чтобы посуду можно было снова пустить в ход. Их услугами широко пользовались. На коромысле эти мастера носили мехи, которыми раздували огонь для плавки металла при ремонте.
Есть поговорка «Котёл в лунную ночь утащат», которая предупреждает о последствиях невнимательности – даже при ярком свете луны котёл могут стащить, если вы не проявите бдительности. Она говорит о том, что кастрюли и котлы были ценными предметами, привлекавшими воров. Нельзя было и подумать о том, чтобы выбросить их только потому, что они повреждены, их ремонтировали много раз и использовали в течение длительного времени.
Скупка старых зонтов («Морисада манко»)
Скупка старых зонтов («Морисада манко»)
Зонты не выбрасывали – совсем истрепавшиеся можно было продать скупщику зонтов.
По данным «Морисада манко», в Эдо цена старого зонта составляла от 4 до 12 мон, в зависимости от состояния. В районе Камигата (Кэйхан, Осака и Киото) предпочитали обмен, и за старый зонт давали глиняную бутылку или веер.
Собранные зонты скупщик передавал оптовику, а тот заказывал ремонт ронинам или другим людям, которые работали на дому, те заново обтягивали их бумагой, и зонт начинал новую жизнь. В период Эдо общество было ориентировано на вторичную переработку – не то, что сейчас, когда повсюду после каждой грозы валяются виниловые зонты.
Что такое «перерождённая бумага» и «восковые слёзы»?
Перерабатывали и золу, и бумагу.
Скупщик золы («Морисада манко»)
Скупщик золы («Морисада манко»)
В период Эдо в каждом доме была печь, где жгли дрова и солому. Само собой разумеется, получалось много золы.
Зола была полезным продуктом, её использовали для улучшения почвы, в качестве удобрения в сельском хозяйстве, а также при производстве красителей и щёлока, поэтому появились торговцы, которые скупали и собирали золу. Эта работа считалась тяжёлой – зола немало весит, и волосы постоянно покрыты пеплом.
Бумага тоже ценилась, и на макулатуру был высокий спрос. Бумагу продавали не столько простые люди, сколько купеческие дома, у которых накапливалось большое количество учётных книг, которые больше не были нужны.
Купленную использованную бумагу сдавали оптовому торговцу бумагой, который отправлял её производителям на повторную переработку. Переработанная бумага обладала худшим качеством, поэтому она использовалась как туалетная или как одноразовые салфетки. В то время в других странах мира бумага редко где полностью подвергалась переработке.
Такая переработанная бумага называлась канконси, «перерождённая бумага», то есть использованная бумага, в которую вдохнули новую жизнь.
Скупка макулатуры («Морисада манко»)
Скупка макулатуры («Морисада манко»)
Интересна также скупка восковых потёков. В переносных (тётин) и напольных (андон) фонарях использовали восковые свечи, которые были предметами роскоши, их использовали только в домах знатных самураев, богатых купцов и в кварталах увеселений, поэтому воск, стёкший из подсвечника, собирали и использовали повторно. Потёкший воск назывался «восковыми слезами».
Красивое название – слёзы, пролитые воском. Как и в случае с «перерождённой бумагой», в скупке «восковых слёз» также проявляется дух бережливости, когда ничего не выбрасывают зря.
Скупщики потёкшего воска, по словам Морисады, «не отличаются от прочих людей», и «поэтому картинок не рисовал» («Морисада манко»). Однако в книге популярного в период Эдо писателя Санто Кётэн «Хяккои кумитатэ сэйсуйки» можно увидеть изображение такого скупщика.
Скупщик потёкшего воска («Хяккои кумитатэ сэйсуйки», Национальная парламентская библиотека)
Скупщик потёкшего воска («Хяккои кумитатэ сэйсуйки»)
Это изображение человека, который своей работой участвовал в освещении Эдо. Пожалуй, люди, на которых держится общество, выглядят так же скромно во все времена…
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments