edo_tokyo (edo_tokyo) wrote,
edo_tokyo
edo_tokyo

Categories:

Новые отношения США и Китая в разгар коронавируса и роль Японии

Как будут развиваться американо-китайские отношения с приходом к власти в США администрации под руководством президента Джо Байдена? «Рассчитывать на отход от отношений противостояния не приходится, Китай продолжит бросать вызовы», – считает автор, подчеркивая, что Японии в этих условиях следует «Обладать минимальной силой, позволяющей ей быть самостоятельной, и не дать сформироваться новой холодной войне».
Достигнув предела, сумятица в связи с выборами президента США наконец стала стихать, давая повод по-новому взглянуть и на отношения Соединенных Штатов с Китаем. Однако изменить в них что-нибудь будет непросто. В отношениях двух стран примерно с 2018 года все более резко проявляется противостояние. Оно особенно заметно в таких областях как внешняя торговля и высокие, информационные технологии. Кроме того, особо отмечают проблемы огромного объема «плохих» долгов в Китае и спада в этой стране экономической конъюнктуры, проявившийся в стагнации частных предприятий и т. п.
Распространение появившейся в конце 2019 года коронавирусной инфекции нового типа резко усилило замедление темпов экономики, и мировое экономическое развитие с опорой на Китай словно налетело на глухую стену. С другой стороны, с наступлением апреля 2020-го особенно усилились два процесса, которые вновь внесли полную неясность в перспективы как американо-китайских отношений, так и общемировой ситуации. Во-первых, масштабы распространения коронавируса радикально увеличились, охватив весь мир, но особенно сильный удар при этом получили Соединенные Штаты. Во-вторых, примерно с последней декады мая Китай, пройдя пик заражений, возобновил производство и занялся восстановлением экономики; более того, эта страна стала активно заниматься по всему миру оказанием помощи в борьбе с ущербом, наносимым пандемией.
Рассмотрим первое. По состоянию на апрель, когда число заразившихся коронавирусом по всему миру составляло около 3 млн человек, а скончались около 200 тыс. заболевших, в Соединенных Штатах число заразившихся увеличилось примерно до одной трети от общемирового показателя, составив около 1 млн человек. Инфекция не сбавляла темпов, и на конец декабря по всему миру насчитывалось уже 79 млн 450 тыс. заразившихся, а число умерших превысило 1 млн 740 тыс., при этом в Соединенных Штатах заразились 18 млн 650 тыс. жителей (причем их число прирастало примерно на уровне около 200 тыс. человек в сутки), число скончавшихся тоже увеличилось на порядок, составив около 330 тысяч. Из-за этого, даже если считать, что ситуация уже изменилась к лучшему, экономическое восстановление Америки, по всей вероятности, потребует какого-то времени.
Быстрая перестройка китайской экономики
С другой стороны Китай, допустив промедление с «первоначальными действиями» – с декабря 2019 по январь 2020 года, стал источником распространения вируса не только в этой стране, но и во всем мире. Тем не менее, после этого он принимал противовирусные меры экстренными темпами, включая возведение в Ухане больниц в недельный срок, что позволило уже в марте заявлять, что ситуация улажена. Начиная с марта и в течение всего апреля, пока Соединенные Штаты сосредоточились на внутренних проблемах, Китай не ограничивался восстановлением национальной экономики – он стал активно оказывать по всему миру финансовую помощь в решении коронавирусных проблем, нацеливаясь на весь мир. При этом дошло даже до того, что эта страна стала заниматься в мировом масштабе пропагандой преимуществ «китайской модели» в преодолении коронавируса.
Эти действия со всей очевидностью основаны на стратегических замыслах, и совершенно очевидно, что замысел Китая состоит в том, чтобы к моменту, когда пандемия коронавируса будет преодолена и начнется восстановление в самых разных областях, он заранее владел инициативой и расширил свое влияние в глобальном масштабе. При этом особенно спешно под строгим руководством сверху замершая экономическая деятельность восстанавливается в поясе промышленности высоких технологий Шэньчжэнь-Гуанчжоу.
Если рассмотреть экономическое восстановление в Китае, то по статистическим данным за квартал с января по март 2020 года валовой внутренний продукт (ВВП) впервые продемонстировал падение относительно предшествовавшего года: - 6,8%. Но уже в квартале с апреля по июнь ВВП восстановился до уровня, предшествовавшего распространению коронавируса, а в квартале с июля по сентябрь по сравнению с годом ранее он прибавил 4,9%. Это объясняется главным образом тем, что эффективно сработали инвестиции в инфраструктуру под руководством правительства. В оценке Всемирным банком перспектив мировой экономики от 8 июня содержится прогноз роста китайской экономики в 2020-м году на 1% и на 6,9% в 2021-м.
Таким образом после резкой потери темпов в первом полугодии 2020 года экономика Китая постепенно двинулась к восстановлению. Сравнивая ситуацию с другими странами мира, в особенности, западными, можно утверждать, что имеет место «одиночная победа». Проблема состоит лишь в том, что даже когда производство восстановилось, в странах по всему миру, выступавших до сих пор получателями китайской продукции, их экономика по-прежнему пребывает в стагнации, вызванной разгулом коронавируса, и экспортная составляющая спроса резко сократилась.
Новая модель развития: стратегия «двойной циркуляции»
Китайское руководство умело подметило эту проблему на раннем этапе. На пленуме ЦК КПК 27 марта Си Цзиньпин неоднократно и активно подчеркивал необходимость «расширения внутреннего спроса». Эти слова можно трактовать как намерение скорректировать курс на поддержание экономического развития за счет стимулирования роста экспорта, то есть политику, которой страна придерживалась до сих пор. Что касается ситуации с внутренним спросом, в которой индекс личного потребления демонстрировал тенденцию к снижению, объем продаж розничной торговли в апреле восстановился до -7,5% относительно того же месяца предшествовавшего года, по сравнению с мартом процент снижения уменьшился на 8,3 пункта.
На заседании Постоянного комитета Политбюро 14 мая Си Цзиньпин заявил: «Проявив в полной мере преимущественный характер внутреннего спроса, пространство для расширения которого в нашей стране очень велико, мы выстроим новую модель развития, при которой внутренняя и внешняя циркуляция будут взаимно стимулировать друг друга». Более того, он сказал: «Нашей целью является модель развития внутренней и внешней циркуляции при главенствующем положении внутренней».
«Двойная циркуляция» предполагает стремление к расширению потребительских расходов и внутреннего спроса при главенствующей роли внутреннего обращения, (2) укрепление и расширение международных цепочек поставок с целью добиться прорыва из стагнации производства базовых станций сетей связи 5G и полупроводниковой продукции и приложение сил к интернационализации юаня посредством использования цифрового юаня в качестве расчетного средства в международной торговле и (3) выстраивание новой стратегии роста, развивающей отношения с миром за счет стимулирования экспорта, привлечения инвестиций и обеспечения кадровых ресурсов.
Судя как всегда, Китай уверенно начинает развертывание новой, посткоронавирусной стратегии. С другой стороны, в Соедиененных Штатах наконец пришла к завершению долго будоражившая страну смута, вызванная выборами президента, и с января 2021 года начинает функционировать новая власть под руководством президента Байдена. И тем не менее невозможно отрицать тот факт, что Соединенные Штаты оказались наиболее пострадавшей от пандемии страной мира и в экономическом восстановлении отстают от Китая.
Суровые взгляды всего мира
Но все это не позволяет поспешно заключить, что происходит переход от «американского мира» к «миру китайскому». Соединенные Штаты, которые начали в полной мере ощущать опасность вызова, бросаемого Китаем, помимо обособления в сфере высоких технологий, в 2021 финансовом году (октябрь 2010 – сентябрь 2021) пошли на масштабное увеличение оборонных расходов – до 740,5 млрд долларов (около 77 трлн йен). Между тем китайский оборонный бюджет на 2020 финансовый год все еще далек от американского, составляя порядка 178,1 млрд долларов. Между тем совет директоров Федеральной резервной системы США в декабре 2020 года пересмотрел в сторону повышения (относительно итогов сентябрьского заседания) прогноз экономического роста на 2021 год до 4,2%, предсказывая восстановление на относительно раннем этапе, что дает ощущение глубинной силы Соединенных Штатов и в экономическом аспекте.
Необходимо также осознавать тот факт, что Китай оказался перед всем миром в крайне невыгодном положении, которое ничем не исправишь.
Нынешняя пандемия началась из Китая, разом распространившись в мировом масштабе из-за передвижения множества людей и вещей из этой страны. В особенности активными получателями китайских инвестиций выступали Италия, Испания, Великобритания, Франция и другие европейские страны, присоединившиеся к инициативе «один пояс, один путь». Не вселило ли это недоверие по отношению к Китаю? В дальнейшем, когда положение наладится, какую бы помощь Китай ни оказывал, в этих станах, без всякого сомнеиния, сохранятся сильные опасения в отношении экономического восстановления с зависимостью от Китая. Вероятно, затормозится и внедрение передовых технологий китайского происхождения, в частности, компании Huawei.
Мир без государства-лидера
Хотя в принципе двум сверхдержавам следовало бы взаимодействовать и взаимно дополнять друг друга в работе над общемировыми проблемами, в действительности они все больше не доверяют и обращают друг на друга критику. В то время как некоторые надеются, что с началом работы президента Байдена отношения США и Китая тоже вступят в новую фазу, продолжается борьба, развернувшаяся вокруг Всемирной организации здравоохранения.
На начальном этапе распространения инфекции генеральный директор ВОЗ Тедрос Адханом Гебрейесус не раз делал заявления с учетом позиции Китая, что вызвало критику со стороны президента Дональда Трампа, который остановил выплаты взносов США в эту организацию. Глава ВОЗ возражал, и международная система руководства пришла в полный беспорядок. В последнее время отношения между ВОЗ и Китаем лихорадит в связи с отправкой в Китай группы специалистов для выяснения обстоятельств.
Поскольку помимо того, что пандемия стала причиной большого хаоса в странах Запада, она прогрессирует в Африке и на Ближнем Востоке, мир движется к крайне беспорядочному состоянию. Американский политолог Ян Бремер на протяжении нескольких лет предсказывал вступление международного сообщества в «эпоху G0» – «Большого нуля», эпоху отсутствия стран-лидеров. По-видимому, пора констатировать, что «Большой ноль» уже проявляется в нынешнем положении дел.
Затянется ли борьба за гегемонию?
В декабре 2008 года, в разгар мирового потрясения, спровоцированного крахом банка Lehman Brothers, постоянный член ЦК КПК Ли Чанчунь говорил: «Силу влияния определяет способность к коммуникации. Культура и ценности стран с высокой способностью к коммуникации захватывают мир, демонстрируя огромную влиятельность» («Пекинский консенсус»). После этого между США и Китаем развернулась ожесточенная информационная война, включая разведывательную деятельность и взаимные атаки в киберпространстве. Сильно встревоженная китайским планом превращения в сверхдержаву высоких технологий «Сделано в Китае-2025», Америка стала яростно атаковать компании Huawei и Tencent. Ожесточенная информационная война ведется и в нынешних условиях смятения, вызванного коронавирусом: уже в конце 2019 года американская разведка утверждала, что располагает информацией, позволяющей глубоко проникнуть в проблему коронавируса (по сообщению газеты «Асахи симбун» от 12 апреля 2020 г.).
Между тем не вызывает сомнений то, что стагнация в мировой экономике продолжается. Можно полагать что многие страны будут нуждаться в руке со спасительной помощью еще больше, чем прежде, и тем не менее все больше стран, по всей вероятности, будут испытывать нерешительность и сомневаться, если эта рука будет «китайской, как и до сих пор». С другой стороны, полностью зависеть в процессе восстановлении экономики от Соединенных Штатов больше просто невозможно.
Заметим, что из-за воздействия коронавируса остановился импорт из Китая сырьевой и промежуточной продукции. Вряд ли возможно размышлять о будущем без Китая для обрабатывающей промышленности Японии, которая делает основной упор на экспорт конечной продукции. К тому же туризм, на который возлагались надежды как на перспективную отрасль, тоже получил колоссальный удар из-за отсутствия приезжающих в Японию китайских туристов.
Существует вероятность того, что впредь США и Китай в какой-то мере вновь выстроят отношения согласия. Как бы то ни было, но на эти страны приходится около 40% мирового ВВП, и фактом остается то, что они взаимно выступают крупнейшими торговыми партнерами. Но выстраивание отношений, о которых Си Цзиньпин заявлял в 2013 году – «новых созидательных отношений держав 21-го века», вероятно, практически невозможно.
Обладающий сильной волей Китай, вероятно, продолжит бросать вызов Соединенным Штатам. В выступлении в октябре 2020 года по случаю 70-летия участия в Корейской войне Си Цзиньпин высказал резкую критику в адрес США, заявив: «Подход США, который состоит в доведении давления до предела, совершенно не работает».
Со своей стороны, и Соединенные Штаты, как будто в полном соответствии с утверждениями американского политолога Грэхэма Элисона, уподобившего американо-китайские отношения «ловушке Фукидида», сильно встревожены вызовами, которые бросает Китай и, вероятно, будут ревностно отстаивать выстроенные к настоящему времени позиции мирового лидера. Не станет ли это противостояние еще более явным не только в экономике, но и в подходе к обеспечению военной безопасности и политического порядка? По самым простым прогнозам, такая ситуация, вероятно, будет продолжаться 20-30 лет.
Роль для Японии: быть «необходимой страной», отвергая новую холодную войну
Какую позицию лучше занимать нашей стране в условиях, когда две сверхдержавы борются за гегемонию? Это непростой вопрос, который не имеет единственно верного ответа: необходимо пытаться предпринимать конкретные действия, постоянно и внимательно отслеживая изменения ситуации. И в первую очередь, необходимо подтвердить следующее.
Во-первых, вопрос состоит не в том, к какой стороне примкнуть: мир получит сокрушительный удар, какого ему не доводилось переживать до сих пор, если противостояние будет углубляться и ситуация дойдет до того, что ее придется решать шоковыми методами с применением военной силы. В сочетании с изменением климата, крупными стихийными бедствиями и пандемией инфекции, которые сотрясают международное сообщество, не исключено, что человечеству грозит самый серьезный кризис в его истории. Поскольку этого не могут не понимать, как в Соединенных Штатах, так и в Китае, по всей вероятности, при всем противостоянии, это понимание будет в какой-то мере побуждать обе страны к сдержанности по отношению друг к другу.
Во-вторых, не вызывает никаких сомнений то, что стороны будут сотрудничать в том случае, если сочтут это необходимым, какие бы усилия они ни прилагали к тому, чтобы обеспечить себе экономическое, военное, культурное, идеологическое или какое-либо иное превосходство. Примером тому могут служить действия по борьбе с международным терроризмом или усилия по улучшению состояния окружающей среды – борьбы с ее загрязнением и т. п. Безусловно, недоверие и неприятие по отношению друг к другу сильны с обеих сторон, но ситуация еще не приняла форму новой холодной войны.
Исходя из этих предпосылок, Япония должна не допускать формирования новой холодной войны, выстраивать новую идеологию международного согласия и работать над созданием механизмов мирного сосуществования в Азиатско-Тихоокеанском регионе таким образом, чтобы в конечном счете в них смогли войти как Соединенные Штаты, так и Китай. Повторюсь еще раз: безусловно, противостояние США и Китая уже проложило глубоко накатанную колею. Да и нам самим тоже приходится в первую очередь заботиться об обеспечении безопасности собственной страны. Следовательно, зачастую фактическое положение дел и реализация изложенных целей будут соотноситься с натяжкой. Но без постановки четких целей и политического курса, а также уверенности в их реализации в условиях противостояния США и КНР, мы столкнемся с риском утраты собственных позиций. Кроме того, необходимо следить за тем, чтобы противостояние США и Китая не породило трагической ситуации, ведущей к уничтожению одной из сторон.
В качестве целей для реализации изложенного, прежде всего необходимо, чтобы Япония сама обладала минимальной силой, позволяющей ей быть самостоятельной. При этом (2) в каком-то смысле требуется не жалеть усилий на то, чтобы быть страной, необходимой государствам-партнерам и международному сообществу. С точки зрения обеспечения безопасности Японии необходимо поддерживать альянс с Соединенными Штатами, что требует подготовки соответствующих финансовых, технических и людских ресурсов. С другой стороны, в отношениях с Китаем необходимо развивать способность отвечать технологическим потребностям экономического и социального развития.
По всей вероятности, на Японию продолжат возлагать надежды в таких областях как высокотехнологичная промежуточная продукция, медицинские технологии, а также технологии поддержки для стареющего общества. Кроме того, средней руки государства в Юго-Восточной Азии, по всей вероятности, будут ожидать от Японии исполнения роли лидирующей силы, консолидирующей средние державы для построения новых структур экономического развития и мирного порядка, а также поставщика технологий и капиталов для развития экономики. По всей вероятности, необходимо конкретизировать порядок экстренной консолидации этих средних государств в случае необходимости. Если мы сможем заняться этим всерьез и добиться соответствующих результатов, то Японии не просто решительно не будет угрожать положение разрываемой между двумя полюсами – она сможет стать более значимой страной.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments