edo_tokyo (edo_tokyo) wrote,
edo_tokyo
edo_tokyo

Categories:

Великое восточно-японское землетрясение и цунами 11 марта 2011 года: трагическая история региона Тох

В начале этого года будет отмечаться десятая годовщина с момента Великого восточно-японского землетрясения. Журналист и бывший вице-президент Банка Японии Фудзивара Сакуя опубликовал на Nippon.com эссе, вспоминая свой родной регион Тохоку.
Япония – страна, обречённая на стихийные бедствия
Начало 2021 года связано для меня с глубокими переживаниями. Прошло 10 лет с момента Великого восточно-японского землетрясения 11 марта 2011 года, это седьмой год Быка в моей жизни, я родился в год Быка, и этот Новый год наступил в разгар глобальной эпидемии нового коронавируса.
Десять лет назад около 15:00 11 марта я работал над рукописью в своём кабинете у себя дома в Йокогаме. Затем оконное стекло заскрипело от внезапной тряски, с полки обрушились книги, а я сам упал со стула. Когда я вышел на улицу, пешеходы и водители проезжающих машин были в растерянности. По телевидению сообщали о сильном землетрясении интенсивностью в 7 баллов, которое произошло у полуострова Осика в префектуре Мияги.
Родившись в 1937 году в городе Сэндай в префектуре Мияги, я проводил время в Иватэ, Аките и других частях региона Тохоку, после начала Тихоокеанской войны переехал с отцом в Северную Корею, а затем скитался в отдалённых районах Маньчжурии – мой отец был лингвистом и этнографом, он занимался полевыми исследованиями. 9 августа 1945 года советский танковый корпус в нарушение международного договора внезапно вторгся в расположенный на границе между Маньчжурией и СССР городок (в настоящее время это Монгольский автономный район в Китае), нам пришлось спешно бежать, и полтора года мы жили как беженцы в Аньдуне, портовом городе в Южной Маньчжурии. Когда я узнал о том, что от массовых убийств, проведённых советскими танковыми корпусами сразу вскоре после нашего бегства, спаслось лишь ничтожное количество японцев, я вновь ощутил жуткий страх перед трагедией войны.
Я долгое время жил в Северной Америке, работая специальным корреспондентом в США и Канаде, а затем собирал материал, путешествуя по Азии и Европе, в результате чего хорошо осознал, что моя родина, Японский архипелаг, по сравнению с другими странами просто обречена на стихийные бедствия – сильные землетрясения, вулканические взрывы и большие цунами – в силу геополитических причин своего появления и истории.
Оглядываясь на историю Японии после реставрации Мэйдзи – японско-китайскую и русско-японскую войны, продвижение в Азию и Тихоокеанскую войну – мы можем увидеть, что японское общество значительно изменилось за 40-летний цикл. В разделе науки о теориях социальных систем известны разработчики теории цикличности социальных систем, такие как Кондратьев, Шумпетер и Модельски, и среди основных причин общественных изменений они называют войны, эпидемии и научно-технологические новшества. Однако как уроженец Тохоку, где случается много стихийных бедствий, мне сразу приходит в голову, что в случае Японии обязательными факторами в теории волнового движения систем являются стихийные бедствия, такие как сильные землетрясения.
Историческая связь между делегацией в Европу и стихийными бедствиями
После работы в медиакомпании Jiji Press я занимался финансами (Банк Японии), аналитическими исследованиями (Исследовательский институт «Хитати») и энергетикой (Tohoku Electric Power). Особенно поразил меня опыт Великого восточно-японского землетрясения, случившегося там, где я работал в качестве сотрудника Tohoku Electric Power. В Тохоку авария на АЭС «Фукусима-1» Токийской электроэнергетической компании крупным планом показала серьёзные проблемы японской экономики и общества, связанные с атомными электростанциями.

В конце прошлого года правительство одобрило возобновление использования атомной электростанции «Онагава» компании Tohoku Electric Power, и губернатор префектуры Мияги разрешил возобновить её работу, но после этого Осакский окружной суд признал недоработки в ходе государственной инспекции, разрешившей работу АЭС «Ои» в Фукуи, так что ситуация с перезапуском АЭС крайне неопределённая.
Во время посещения атомной электростанции «Онагава» я часто с горы на полуострове Осика, обращённом к острову Кинкасан, смотрел вниз, на порт Цукиноура, откуда отправлялась направленная Датэ Масамунэ «Миссия в Европу годов Кэйтё», в составе которой был Хасэкура Цунэнага (ок. 1570-1621). Через год после отбытия делегации порт Цукиноура был опустошён сильным цунами землетрясения годов Кэйтё. Хасэкура Цунэнага вернулся в Японию, но план Датэ Масамунэ по установлению связей с европейскими христианскими странами потерпел неудачу. Наблюдая за реконструированным судном «Сан-Хуан-Батиста», стоящим на якоре в порту Цукиноура внизу, я думал об исторической связи между тем большим проектом и стихийным бедствием.
В то время я также служил советником сэндайской газеты «Кахоку симпо». Сразу же после землетрясения газета создала «Комитет возрождения Тохоку», организовала осмотр пострадавших территорий и пригласила экспертов для обсуждения, и после многократно проделанной работы через полгода выступила с предложениями по восстановлению. В ходе осмотров мест я услышал множество трагических историй – о смерти сотрудницы мэрии Минами-санрику, которая до самого конца призывала к эвакуации горожан с верхнего этажа ратуши через громкоговоритель, о гибели более половины детей младшей школы Окава, не успевших спастись из-за задержек с инструкциями по эвакуации...
Обязанность рассказать о трагедии Тохоку
По моей работе сделали мюзикл, и я сопровождал театральную труппу «Сики» в турне поддержки по пострадавшим районам. В программе была постановка «Юта и таинственные друзья» по произведению Миуры Тэцуо. Это история о слабом мальчике по имени Юта, которого отослали из Токио в Аомори, где он обретает силу благодаря эмоциональному обмену и поддержке «друзей», в роли которых выступают дзасики-вараси, духи детей, которых здесь были вынуждены убить из-за великого голода, вызванного сильными землетрясениями и морозами в эпоху Эдо (1603-1868).

Трагедии Тохоку с тех пор, как вождь айну Атэруи потерпел поражение от Саканоуэ Тамурамаро, продолжались – государство Ямато стремилось подчинить древнее население времён Дзёмон в ходе Первой девятилетней, Второй трёхлетней кампаний, сёгунат Камакура завоевал Хираидзуми, где спасался бегством Минамото-но Ёсицунэ. Затем, в конце периода Эдо, армии Сацумы и Тёсю, поднявшие парчовый флаг восстановления императорского правления, преследовали силы союза княжеств Тохоку до крепости Горёкаку в Хакодатэ. Долгая история трагедий Тохоку продолжалась и в период Сёва до военной поры.
Я пишу это не для того, чтобы выразить здесь японское чувство бренности бытия, как в «Записках из кельи» (Ходзёки), и это не стенания жертвы бедствия о своих несчастьях. Я пишу с ощущением того, что воспоминания о прошлом связаны с будущими надеждами, как мне говорит моё профессиональное сознание журналиста, стремящегося оставить записи. Из тех же побуждений я написал документальный рассказ о военном опыте одного мальчика и биографию Ямагути Ёсико, актрисы, которая испытывала страдания, выбирая между войной и миром, между своей родиной и вражеской страной. Журналист обязан оставить потомкам переживания времён войн, землетрясений и эпидемий. Эти записки – тоже маленькая часть такого труда.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments