edo_tokyo (edo_tokyo) wrote,
edo_tokyo
edo_tokyo

Categories:

Сокровища японской литературы «Повесть о Гэндзи» и обычаи хэйанской знати


Возможность узнать о японской культуре и обычаях – одно из удовольствий от чтения японских произведений. Обычно для понимания хватает сходства между средой, в которой живёт читатель, и изображёнными в книгах сценами, однако написанный для аристократов периода Хэйан (794-1192) более 1000 лет назад роман «Повесть о Гэндзи» (Гэндзи моногатари) описывает мир, значительно отличающийся от того, к которому привык иностранный читатель, и общее представление об обычаях знати того времени помогает понять сюжет.
Любовь и брак
Романтические отношения, которых у принца Гэндзи было немало, начинались совершенно иначе, чем сейчас. Знатные женщины обычно скрывались за ширмами и занавесями, поэтому мужчины искали избранниц, основываясь на слухах об их красоте или способностях. Случайность могла дать шанс обойти запрет, что иногда и случается в «Повести», но вероятность этого была мала, и ухаживания приходилось делать через посредника.
У женщин было больше возможностей судить о внешности мужчин – они могли наблюдать за прекрасными молодыми столичными аристократами на представлениях и шествиях, хотя сами оставались невидимыми. Впрочем, и женщины не всегда знали лицо своего поклонника, а возможность проявить себя через поэтический дар, каллиграфическое искусство, изысканный выбор бумаги и ароматов давали письменные послания, которые передавали через преданных слуг. Ответные письма женщин показывали их эрудированность, а скорость ответа свидетельствовала об остроте ума.
Мужчины-аристократы могли иметь несколько жён – если они были достаточно обеспечены, чтобы их содержать. Важным фактором был ранг жениха и родственников невесты, особенно в случае основного брака, поэтому вполне обычным делом были браки между двоюродными и другими достаточно близкими родственниками. Основной брак обычно заключался очень рано, примерно в раннем подростковом возрасте.
Процесс бракосочетания требовал, чтобы мужчина провёл с женщиной три ночи, приходя после захода солнца и покидая её до рассвета. На третью ночь устраивали особое застолье, семья женщины объявляла о свадьбе и подавала рисовые лепёшки моти. Часто лишь на следующее утро у молодожёнов впервые появлялась возможность рассмотреть друг друга при дневном свете. Первоначально мужчина продолжал навещать дом семьи своей жены, но по прошествии нескольких месяцев или лет она могла переехать к нему.
Духи вызывают болезни
Представления того времени о том, что болезнь вызывает одержимость мононокэ (духами), отражены в описании госпожи Рокудзё. Она (или её ревнивый дух) стала причиной смерти трёх возлюбленных принца Гэндзи. Дух мононокэ может быть духом мёртвого, хотя иногда и живого человека, он причиняет страдания, а подчас и убивает жертву. Средством излечения от таких болезней считались заклинания и молитвы буддийских священников, которые вначале старались вселить дух в женщину-медиума, после чего полностью изгнать его.
Малая продолжительность жизни и высокая детская смертность той эпохи придавали особую значимость многим обычаям и праздникам, особенно связанным с детьми. Поскольку роды могли быть опасными и для матери, и для ребёнка, а также считались ритуально нечистым процессом, в это время возносили молитвы. В комнате для родов были белые занавеси и ширмы, белый цвет считался ритуально чистым. Белой была одежда матери и присутствующих женщин.
Празднование пятидесятого дня с момента рождения имело особое значение. Для церемонии готовили небольшие блюда, но главной частью ритуала было своего рода подношение небольшого кусочка моти в рот ребёнка, который после вновь вынимали. В «Повести» Гэндзи отправляет подарки из столицы, когда его дочери от госпожи Акаси исполняется 50 дней, и аналогичное празднование также проводится после рождения его сына Каору (который на самом деле незаконнорождённый).
Некоторые из этих обычаев имеют аналоги в современной Японии – например, обряд первого вкушения пищи проводится через 100 дней, а не через 50, как в период Хэйан. Однако за тысячу лет, прошедших со времён Мурасаки Сикибу, изменилось многое, и даже японские читатели, вероятно, воспринимают роман как описание других времён и незнакомых традиций. Некоторое понимание культурного контекста, в котором происходит действие «Повести о Гэндзи», позволяет легче следить за сюжетом и оценить достоинства произведения.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments