edo_tokyo (edo_tokyo) wrote,
edo_tokyo
edo_tokyo

Categories:

COVID-19 и улучшенная модель общества: как глобализация и урбанизация привели к ситуации «идеального

Чрезмерная концентрация населения в крупных городах и переход к миру без границ создали идеальные условия для глобальной пандемии. Настало время преодолеть этот беспрецедентный кризис и перейти от массового производства и массового потребления к более устойчивой модели общества.
Паралич экономических и социальных систем
Спустя немногим более полугода с тех пор, как пандемия COVID-19 охватила мир, мы оказались в невероятном и дезориентирующем водовороте хаоса. Некоторые люди до сих пор верят, что нужно лишь терпеливо ждать, пока изобретут вакцину, после чего всё вернется в норму. Я не могу разделить этот оптимизм.
Во всем мире вступили в силу новые социальные правила: ограничены поездки, введены строгие ограничения на большие скопления людей и толпы, чтобы предотвратить распространение инфекции. В результате экономические системы большей части земного шара прекратили функционировать. Некоторые утверждают, что лучшим решением в данной ситуации будет попытка уравновесить меры по смягчению последствий пандемии неким подобием нормальной экономической деятельности, поддерживая новые ограничения в социальной жизни до тех пор, пока не появятся эффективные методы лечения и вакцины. Однако, если нам не повезет, лечение станет широко доступным, скорее всего, лишь спустя 18 месяцев или больше. Это означает, что нынешняя ситуация вполне может сохраниться до конца 2021 года.
Я не специалист по экономике, но трудно представить, что компании выживут, если существующие ограничения на ведение бизнеса будут сохраняться в течение всего этого времени. Мы вполне можем столкнуться с ситуацией, что к моменту, когда лечение станет доступным, многие компании обанкротятся или будут вынуждены радикально изменить свои бизнес-модели, чтобы адаптироваться к новой реальности.
Еще одна серьезная проблема – развитие ситуации в таких странах, как США и Бразилия, где в качестве приоритета была выбрана экономика, а не предотвращение распространения инфекции. Эти страны уже столкнулись с серьезными проблемами, включая возможный крах систем здравоохранения и широкомасштабные протесты, поскольку люди видят, как тают их средства к существованию. Если кризис затянется еще на полтора года, существует реальный риск того, что власти утратят контроль над ситуацией, что спровоцирует еще более серьезные социальные волнения и, возможно, даже международный конфликт. Почему же так произошло? Мировые лидеры настаивают на том, что COVID-19 является «врагом человечества», и призывают объединить усилия для «победы над вирусом». Я считаю, что это неправильный взгляд на проблемы, с которыми мы сталкиваемся. Настоящее объяснение того, что произошло, кроется в самих человеческих обществах, в частности, в созданных нами социальных и экономических системах, оказавшихся чрезвычайно уязвимыми перед заболеванием типа нынешней пандемии.
Идеальная среда для смертоносной эпидемии
Появлению этой уязвимости способствовало множество факторов. Во-первых, глобализация позволила людям и вещам свободно перемещаться по миру с поразительной скоростью. Возникнув в одном из регионов Китая, коронавирус нового типа распространился по миру всего за три месяца, быстро и эффективно перемещаясь вместе со своими переносчиками на самолетах и кораблях. Живой мир состоит из сложной сети экосистем. В нормальных обстоятельствах организму нелегко перемещаться из одного места в другое, так как либо территория занята конкурирующими организмами, либо его собственная приспособляемость ограничена. Но вот уже несколько лет термин «безграничный» является одним из определяющих параметров нашего времени. Однако идея сделать мир «безграничным», чтобы люди и предметы могли перемещаться по миру свободно, всегда была лишь своекорыстным человеческим интересом. Надменно навязывая эту идею окружающему живому миру, мы пожали бурю в виде новой быстрораспространяющейся и опасной болезни.
Еще одним фактором, способствовавшим пандемии, стала чрезмерная концентрация населения в огромных городах. Не случайно самая большая концентрация заболевших в Японии пришлась на Токио. По самой своей природе и структуре такой мегаполис, как Токио, где миллионы людей живут близко друг к другу, обеспечивает идеальную среду для распространения вирусов. В создание невидимой инфраструктуры общественной гигиены циклопических современных городов, от систем водоснабжения и канализации до разнообразных противомикробных препаратов, вложены огромные суммы денег и немало усилий. Именно благодаря этой невидимой инфраструктуре богатые потребительские культуры смогли расцвести и продолжали процветать даже в густонаселенных городах и в условиях перенаселения (классический пример – лабиринтоподобный развлекательный район Кабукитё в Токио). Городские условия, где миллионы потенциальных носителей живут в практически беспатогенной среде, являются оптимальной средой для распространения вируса. Неудивительно, что пандемия парализовала экономики крупных городов мира.
Разрушение международной системы поставок продуктов питания
Мы уже увидели на примере глобальной системы поставок продуктов питания, что бесконечное масштабирование и бесконтрольное наращивание эффективности привели к хрупкости системы – хрупкости, которую внезапно выявила пандемия. В конце апреля 2020 года сотрудники нескольких предприятий пищевой промышленности в США получили положительный результат анализа на коронавирус, в результате чего заводы закрылись. Джон Тайсон, президент крупнейшей в мире компании-производителя продуктов питания Tyson Foods, разместил объявления в New York Times и других средствах массовой информации, предупредив, что «система поставок продуктов питания нарушена» и что «поскольку заводы по производству свинины, говядины и курицы вынуждены закрыться, пусть и на короткий период времени, система поставок недосчитается миллионов фунтов мяса». Благодаря новостям, люди по всему миру впервые осознали реальность ситуации. Многонациональные агропромышленные компании создали обширную сеть поставок продуктов питания, охватывающую весь мир; но внезапно вирус обнажил уязвимость в самом сердце этой системы поставок.
В погоне за эффективностью и прибылью гиганты агробизнеса сосредоточили свои усилия на развитии огромных централизованных перерабатывающих предприятий и сетей дистрибуции. Но это означало, что вспышка COVID-19 на любом из этих объектов превращала его в «бутылочное горлышко», парализуя таким образом всю сеть. Так вирус обнажил самое слабое звено обширной глобальной системы производства продуктов питания.
С этой точки зрения мы можем понять, каким образом пандемия разрушила как источник экономического благосостояния – систему массового производства (глобальную систему поставок), так и потребителя этого благосостояния – систему массового потребления (модель поведения потребителей в больших городах). Слово «разрушение» может показаться слишком сильным. Но я думаю, будет справедливым сказать, что эти системы действительно пострадали от кризиса. Вспомните слова Джона Тайсона: «Система поставок продуктов питания нарушена».
Переход к более устойчивой модели общества
С учетом этого анализа, каковы вероятные сценарии дальнейшего развития кризиса? Какими бы оптимистичными ни были наши прогнозы, надвигаются три практически неизбежных кризиса. Первый из них – это вторая волна коронавируса. На заседании целевой группы правительства Японии по коронавирусу 21 августа члены группы предположили, что вторая волна в стране, возможно, достигла пика в конце июля. Но я не уверен, что это так. Более вероятным мне кажется сценарий, при котором вторая волна может затянуться. В этой ситуации резкая приостановка экономической деятельности, как во время первой волны, была бы нерациональной. Это заставляет думать о неприятной возможности того, что вторая волна может повлиять на экономику даже сильнее, чем первая.
Во-вторых, начиная со второй половины 2020 года мы, вероятно, войдем в «худшую рецессию со времен Великой депрессии». Этот термин был использован Международным валютным фондом в опубликованных в июне прогнозах для мировой экономики. И третий из назревающих кризисов – это вероятность учащения экстремальных погодных катаклизмов и причиняемого ими ущерба в результате глобального потепления.
Но если девятый вал кризисов кажется почти неизбежным, особую важность прибретает разработка видения решения этих проблем в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Я считаю, что единственная реалистичная форма этого решения - резкий переход от существующей модели массового производства и массового потребления общества к более устойчивой. Если мы просто поддадимся надвигающемуся хаосу, не придумав какого-либо плана по минимизации его последствий, существует риск повторения ошибки двадцатого века, когда демагогия и отсутствие руководящего видения привели к трагедии мировой войны.
Общие принципы перехода к устойчивому обществу были изложены еще в 1972 году в отчете, опубликованном аналитическим центром Римского клуба под названием «Пределы роста». Основные идеи таковы: прекратить ставить экономический рост выше всех других потребностей, контролировать рост населения и минимизировать потребление энергии и других ресурсов. С момента публикации этого отчета прошло почти полвека, но предложенные меры так и не были воплощены в жизнь. Настало время принять вызов и наконец серьезно заняться решением этих проблем.
Возвращение к традицонным ценностям
Думаю, многие люди в Японии осознают, что все не может продолжаться так, как есть. Некоторые начинают предпринимать определенные шаги в направлении устойчивого общества. Пандемия привела к повсеместному возвращению к домашней готовке; все больше людей начинают выращивать свои овощи. Значительно увеличилось количество горожан, рассматривающих возможность переезда из мегаполисов в сельские районы. Я не хочу сказать, что мы должны полностью обратить вспять глобализацию экономики, отличавшую предыдущие десятилетия, но, безусловно, пришло время остановить масштабное и быстрое перемещение людей и вещей. Нам нужна новая модель нашей экономики - модель, основанная на принципе максимального производства и потребления на местном уровне.
В частности, нам необходимо повысить самообеспеченность продуктами питания. В настоящее время Япония производит лишь 37% потребляемой пищи в пересчете на калории. Это результат политики, основанной на экспорте промышленной продукции массового производства и одновременной опоре на массовый импорт в сельском, лесном и рыбном хозяйстве. Если бы система импорта продовольствия оказалась нарушена, очевидно, что страна почти сразу же столкнулась бы с острой нехваткой продовольствия. Сельскохозяйственная политика Японии была направлена на глобализацию, в том числе на увеличение экспорта высококачественной сельскохозяйственной продукции. Следует воспользоваться сегодняшним кризисом, чтобы отойти от этой политики. Вместо этого мы должны стремиться производить как можно больше потребляемых нами продуктов на месте. Новая политика будет включать в себя оказание всесторонней поддержки всем участникам сельскохозяйственного сектора, включая мелких земледельцев, а также помощь в привлечении в этот сектор новых участников.
Примером того, что можно сделать, является город Исуми в префектуре Тиба, где местное правительство приняло решение о переходе на использование в школьных обедах во всех начальных и средних школах города исключительно местного органического риса. Выращивание органического риса в этом районе началось лишь в 2013 году, и в то время его производством занимались всего три фермера. Органический рис занимал всего 0,2 гектара, а урожай составлял всего 0,24 тонны. Но из года в год эти цифры неуклонно росли. К 2017 году уже 23 фермера обрабатывали 14 гектаров рисовых полей, а ежегодный урожай вырос до 50 тонн, что более чем достаточно для поставки 42 тонн риса, необходимых для приготовления обедов для 2300 учеников государственных школ города. Переход на органический рис не только сократил количество пищевых отходов, возникающих из-за того, что дети не съедают обеды полностью, но и внес полезный вклад в образование школьников в области питания и диеты. Конечно, Япония слишком глубоко интегрирована в глобализированные экономические системы и вряд ли будет разумным ожидать, что она в одночасье превратится в самодостаточную страну, производящую и потребляющую исключительно местный продукт. Но единственный путь вперед – это пересмотреть существующее положение дел и начать все сначала, обрисовав четкое видение новой политики и шаг за шагом претворяя ее в жизнь.
Пришло время пересмотреть наш образ жизни. Ямасита Соити, фермер и писатель из префектуры Сага, написал, что «наиболее серьезные очаги коронавирусной инфекции находились в крупных городах; в региональных центрах и поселках случаев заражения было намного меньше, а в деревнях вообще практически не было. Хаос и потрясения, вызванные пандемией, напомнили нам о безопасности и защищенности жизни в стране, а также о важности основ производства и хранения собственных продуктов питания». Фактически, согласно опросу Кабинета министров, опубликованному в июне, примерно каждый четвертый житель Японии, имеющий опыт работы на дому, продемонстрировал растущую заинтересованность в переезде из города. Мы должны еще раз взглянуть на ценности традиционного образа жизни, который когда-то был нормой во всем мире. Мы должны обратить внимание на жизнь, когда люди рождаются и растут в безопасности, живут и работают в безопасности, наслаждаются мирной жизнью на пенсии и в конечном итоге оканчивают свою жизнь в сообществе, в котором они выросли. Пандемия заставляет всех нас пересмотреть свой образ жизни и ценности, в соответствии с которыми мы хотим жить.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments