edo_tokyo (edo_tokyo) wrote,
edo_tokyo
edo_tokyo

Category:

Курокава Ихоко: изучение мужского и женского мышления для поощрения разнообразия

Заявление о существовании различий, основанных на разнице полов – вещь рискованная, однако исследовательница искусственного интеллекта Курокава Ихоко смело утверждает, что функционирование мужского и женского мозга отличается. С е точки зрения, понимание этих различий является ключом к улучшению взаимопонимания полов и первым шагом в продвижении гендерного разнообразия.
Курокава Ихоко
Эксперт по искусственному интеллекту и президент Kansei Research, компании, использующей в бизнесе принципы нейроинформатики. Получила научную степень в Женском университете Нары в 1983 году. Пришла в лабораторию социальных наук Fujitsu, где проработала 14 лет, занимаясь исследованиями и разработкой искусственного интеллекта. Была членом команды, разработавшей первую японскую систему искусственного интеллекта, используемую на атомных электростанциях страны. Работая на своей нынешней должности, использовала полученный опыт для анализа наименований и маркетинга разнообразных японских товаров. Автор нескольких работ, в том числе «Стресс общения: научный подход к проблеме пропасти между полами» (Комюникэсон суторэсу: дандзё но мидзо о кагаку суру) и «Инструкция для людей» (Нингэн-но торисэцу).

«Серые территории» в сером веществе
Неужели у мужчин и женщин разные мозги? Хотя нейроанатомические исследования убедительно показывают, что это не так, в книгах, написанных как учеными, так и «диванными аналитиками», и обосновывающих то, что эксперты называют «нейросексизмом», недостатка нет.
Эксперт по искусственному интеллекту Курокава Ихоко, которая сама является автором многочисленных работ на тему поведения и функционирования мозга, опровергает идею о том, что нейронная структура мозга зависит от пола, твердо заявляя, что «внутри наших черепов все устроены одинаково». Почему же тогда мужчины и женщины так часто не сходятся во взглядах? По словам Курокавы, причина в так называемой «дилемме эмоциональности»: представители разных полов полагаются на разные нейронные пути, что заставляет их воспринимать окружающий мир принципиально по-разному.
Термин «эмоциональность», или по-японски кансэй, описывает способы восприятия человеком внешних раздражителей. По мнению Курокавы, за реакцию человека отвечает срабатывание определенных цепочек нейронов. «Нет никаких сомнений в том, что с точки зрения структуры мозг мужчин и женщин абсолютно идентичен, – объясняет она. – Отличие заключается в областях, которые активизируются при определенных условиях». Они, по ее словам, обычно соответствуют гендерным моделям. «В этом смысле можно сказать, что у мужчин и женщин действительно разные мозги».
По мере того, как отовсюду все чаще раздаются призывы к созданию более диверсифицированного общества, такие заявления могут показаться устаревшими. Однако Курокава настаивает на том, что для улучшения качества общения важно понимать, что мужчины и женщины передают свои мысли разными способами. Областью научного интереса Курокавы стали семейные отношения. Поскольку пандемия вынуждает людей проводить больше времени дома, в Японии наблюдается всплеск так называемых «коронавирусных разводов». Курокава утверждает, что напряженность в отношениях супружеских пар можно снизить, если муж и жена сумеют понять эмоциональные модели поведения друг друга. Таким образом, обстановка останется спокойной и супругам будет легче найти точки соприкосновения.
Модели эмоциональности
Теория Курокавы гласит, что существует две модели «чувствительности мозга». «Когда люди волнуются или испытывают стресс, активируются определенные нейронные пути, – объясняет она. – Одна основная группа позволяет нам сконцентрироваться на объектах, находящихся на расстоянии, а другая повышает нашу осведомленность о непосредственном окружении». По мнению Курокавы, в давние времена нашим предкам-мужчинам приходилось выслеживать добычу и защищаться от внешних угроз, благодаря чему мужской мозг эволюционировал, выработав навык выявлять проблемы и решать их на лету. В то же время женский мозг сумел отлично адаптироваться для поддержания контактов в социуме и обмена знаниями – навыков, необходимых для воспитания детей.
Она классифицирует эти паттерны нейронной активности как мужскую модель, «ориентированную решение проблем, целеустремленную», и женскую модель, «ориентированную на процесс, сочувствующую». И хотя человечество в основном перешло к оседлому образу жизни, Курокава утверждает, что пережитки уклада наших предков находят отражение в стилях общения. Курокава объясняет, что в состоянии возбуждения или стресса люди подсознательно обрабатывают и передают информацию в соответствии с одной из двух моделей. Мужчины, как правило, прямолинейны и сосредоточены на поиске решений, тогда как женщины воспринимают окружающий мир более интуитивно и обладают углубленным пониманием мыслей собеседника.

Курокава признает, что ее модели не безупречны. «На поведение людей влияет окружающая среда, – говорит она. – Кроме того, триггеры стресса у всех разные. Тот факт, что человек рождается мужчиной, не означает, что он всегда думает как мужчина». Она отмечает, что почти все люди, будучи спокойны или собраны, способны сознательно использовать как мужские, так и женские модели эмоциональности. Однако эта способность резко снижается, когда человека заставляют спонтанно отвечать или принимать какое-то решение.
Она подчеркивает, что супружеские пары слишком часто оказываются на противоположных сторонах шкалы эмоциональности и в конечном итоге непреднамеренно демонстрируют слишком бурную реакцию. «При росте напряженности люди инстинктивно обращаются к доминирующей модели эмоциональности», – говорит она. Именно так возникает разрыв и нарушается общение. Склонность людей оправдывать свои взгляды и принижать точку зрения других только ухудшает ситуацию.
Механика мозга
Модели эмоциональности Курокавы основаны на ее исследованиях в области искусственного интеллекта. «Я решила разработать систему искусственного интеллекта, которая могла бы эффективно общаться с людьми, – объясняет она. – Для этого мне пришлось научить ИИ получать и передавать информацию так же, как это делают люди». Курокава рассматривает этот вопрос под иным углом нежели нейробиология и психология. Она говорит, что в процессе исследования смогла выделить два стиля общения: один сосредоточен на решении проблем, а другой – на переживании совместных эмоций.
По словам Курокавы, в основе эмпатической модели, свойственной в основном женщинам, лежат эмоциональные триггеры. Например, когда женщина жалуется подруге на недуг, ее цель не только рассказать о своем состоянии, но и побудить собеседницу признать и разделить ее чувства. В ходе разговора обмен репликами повторяется снова и снова, подсознательно повышая осведомленность обеих участниц о возможных причинах заболевания, а также о вероятных средствах лечения.
Однако процесс наталкивается на стену, когда человек встречает собеседника, чьи эмпатические нейронные цепи задействованы не полностью, что характерно для модели решения проблем, доминирующей у мужчин. Например, жену, желающую рассказать о своих недавних злоключениях, встречает муж, который слушает вполуха или заинтересован лишь указать ей на причину ее проблем. Связь быстро прерывается, уровень стресса зашкаливает. Однако такого сценария можно избежать, если муж, вместо того, чтобы сосредоточиться на «почему», разделит эмоциональное состояние своей жены.
Нейронное разнообразие
Как и другие теории человеческого поведения, модели эмоциональности Курокавы достаточно всеобъемлющи, чтобы вызвать отклик у широких масс населения, но разочаровывающе расплывчаты в деталях. Возьмем, к примеру, утверждение, что разные модели нейронной активности развились у мужчин и женщин в качестве репродуктивной стратегии. Хотя на первый взгляд такая точка зрения кажется правдоподобной, она подразумевает, что вершиной развития женского мозга является материнство. Но Курокава решительно отрицает это. «Гормональный баланс женщины всегда меняется во время беременности и последующего воспитания детей, повышая ее внимательность к своему потомству, – объясняет она. – Но это никоим образом не означает, что мозг женщины, у которой нет детей, менее зрел». Она ссылается на свой собственный опыт создания семьи: «Я знаю, как легко кугозор матери сужается и фиксируется исключительно на воспитании детей, и я часто обращалась за советом к своим бездетным друзьям, чтобы услышать другую точку зрения».
Хотя ее теория напоминает давние гендерные стереотипы, Курокава надеется, что углубление понимания различных моделей эмоциональности будет способствовать большему разнообразию общества. «Пол человека не является абсолютным фактором, определяющим доминирующую модель, – утверждает она. – Есть мужчины, которые используют эмпатическую модель, так же как есть женщины, склонные к прямолинейному решению проблем. Важно сочетать различные взгляды и подходы, поэтому вместо того, чтобы сосредоточиваться исключительно на преодолении разрыва в количестве женщин-лидеров в Японии, организациям в государственном и частном секторах нужны лица, принимающие решения, и штатные сотрудники, обладающие «нейронным разнообразием». Люди любого возраста, пола и мышления должны работать вместе».
Однако часто сказать проще, чем сделать. Предубеждение в отношении эмоциональности может препятствовать нашей способности принимать точки зрения других людей как равнозначные. Возвращаясь к вопросу отношений, Курокава говорит, что первичную симпатию к человеку могут вызывать поверхностные признаки, такие как внешность, таланты или показная смелость, однако выстроить или разрушить отношения в паре можно лишь с помощью тонких способов взаимодействия и обретения доверия. «Наш мозг жаждет контакта. Обращение к партнеру за помощью или отсутствие боязни показать свою уязвимость – необходимые составляющие построения прочных межличностных связей».
Политическая эмоциональность
Многие страны продолжают искать ответы на вызовы, брошенные пандемией коронавируса, и чуткий стиль руководства таких государственных лидеров как канцлер Германии Ангела Меркель, президент Тайваня Цай Инвэнь и премьер-министр Новой Зеландии Джасинда Ардерн получил всемирное признание. Курокава отмечает, что борьба с вирусом нового типа требует комплексного подхода и что эти женщины-главы государств проделали достойную похвалы работу по сплочению своих наций, признав обоснованность беспокойства людей.
Она сетует на то, что японские лидеры не осознавали в должной мере степень озабоченности населения во время кризиса в области здравоохранения, и сомневается, что для правительства Японии возможно повторить подход Меркель и других женщин-лидеров простым увеличением количества женщин во власти, учитывая, что женщинам пришлось бы вести себя так же, как их коллеги-мужчины. «Женщины-министры обычно руководствуются в своих подходах совершенно мужскими нормами, – говорит Курокава. Она настаивает на том, что женщинам необходимо использовать свои сильные стороны, чтобы действительно влиять на управление страной. «Мне хотелось бы, чтобы женщины на государственных должностях прилагали активные усилия, чтобы наладить общение с людьми на человеческом уровне». Она приводит пример премьер-министра Ардерн, которая, будучи матерью маленького ребенка, не скрывает, что в ее обязанности входит также смена подгузников.

Курокава шутит, что у прямолинейной реакции правительства Японии на коронавирус есть и положительные стороны. «Можно сказать, что правительство методом проб и ошибок убедило людей в необходимости внимательно следить за тем, что происходит вокруг них», – усмехается она, вспоминая решение премьер-министра Абэ Синдзо предоставить всем в стране не особо нужные тканевые маски, вместо того, чтобы сосредоточить больше ресурсов на поддержке медицинских работников, борющихся с вирусом.
Курокава отмечает, что по мере усиления пандемии государственным лидерам стоит использовать как целеустремленную, так и эмпатическую модель поведения. «Бывают ситуации, когда требуется искреннее общение, и случаи, когда наивысшим приоритетом является выполнение задачи». По ее словам, в периоды неопределенности правительственные лидеры должны иметь возможность использовать любую модель в зависимости от обстоятельств, что, по общему признанию, является трудной задачей для некоторых политиков. Не менее важно повышать осведомленность о различных моделях эмоциональности и вовлекать в политическую сферу людей с разными взглядами. «Коронавирусный кризис затронул всех. Чтобы обеспечить безопасность и здоровье всей страны, нам нужны люди с разными идеями и точками зрения, вовлеченные в поиск инновационных решений».
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments