edo_tokyo (edo_tokyo) wrote,
edo_tokyo
edo_tokyo

Categories:

Сто японских страшных рассказов эпохи Эдо: ужасные и забавные призраки-ёкай...

Немало людей в Японии жарким летом ходят в «дома с привидениями», чтобы мороз продирал по коже, а в этом году из-за эпидемии стали популярными товары с духом амабиэ, который защищает от заразных болезней. Известный фольклорист Юмото Коити рассказывает об истоках интереса японцев к призракам и оборотням и о том, как в японской культуре связаны «страшное» (ковай) и «милое» (каваий).

Юмото Коити

Фольклорист и исследователь призраков-ёкай. Родился в токийском районе Сумида в 1950 году. Ранее был куратором и главным куратором в Городском музее Кавасаки. Более 30 лет собирает, хранит и популяризирует материалы о ёкай. Почётный директор Мемориального музея японских ёкай Юмото Коити (Музей Миёси мононокэ).
Летом 2020 года из-за эпидемии нового коронавируса были отменены многие праздники и фейерверки, однако «дома с привидениями» продолжали работать, хотя и с соблюдением безопасной дистанции между посетителями. Транслировались и онлайн-шоу ужасов с использованием сервисов Skype и Zoom.
Юмото Коити, исследователь призраков, рассказывает, что культура тщательно продуманных развлечений, связанных с чувством страха, передавалась в Японии от периода Эдо (1603-1868) до наших дней. В эпоху Эдо, когда «пугаться» стало популярным народным развлечением, жанр «сто историй» (хяку моногатари) широко развивался в различных форматах, таких как собрания для рассказывания историй о привидениях и книги, и получил повсеместное распространение. На «собраниях ужасных историй» кайданкай зажигали много светильников, а с окончанием каждой следующей истории один из них гасили. Рассказывали, что когда гаснет последний светильник, и комната погружается во тьму, может произойти нечто удивительное.
Этнограф говорит, что происхождение традиции «ста историй» в точности неизвестно, но предполагают, что началом было «испытание на храбрость» в самурайской среде в эпоху Муромати (1336-1573). Оно распространилось в народной среде как развлечение и особую популярность обрело в эпоху Эдо (1603-1868).
Истории о загадочных событиях из разных земель, основанные на «правдивых свидетельствах»
По словам Юмото Коити, «сто историй» не обозначает именно сотню, здесь числительное показывает просто большое множество, как устоявшееся выражение «восемь сотен десятков тысяч богов» (яоёродзу-но ками) значит не «восемь миллионов», а «мириады богов». С ростом популярности «собраний ужасных историй» стали выходить книги – «Сто историй из разных земель» (Сёкоку хяку моногатари, 1677), «Сто забавных историй» (Отоги хяку моногатари, 1706) и много других сборников рассказов о загадочном с использованием выражения «сто историй», однако только первая из них включает ровно сотню рассказов.
Кацусика Хокусай «Сто историй: Сараясики» (предоставлено Мемориальным музеем японских ёкай Юмото Коити)
                   Кацусика Хокусай «Сто историй: Сараясики» (Мемориальным музеем японских ёкай Юмото Коити)
Юмото говорит, что ранее существовали и рукописные, переписывавшиеся от руки книги, но их невозможно было производить в больших количествах, так что по-настоящему популярными «сотни историй» стали с распространением ксилографического книгопечатания. Чтобы оживить собрания ужасных историй, часто шли на разные ухищрения – например, вешали живописные свитки с изображениями призраков. Появляется множество произведений искусства на тему «ста историй» – например, Кацусика Хокусай создаёт цветные гравюры нисики-э «Сто историй».
Какие же рассказы входили в сборники «ста историй»? Юмото рассказывает, что это не были тщательно обработанные литературные произведения, они имитировали стиль рассказов «собраний ужасных историй»: «В такой-то местности рассказывают такую историю…» , «А вот что я слышал от одного человека…», то есть как будто люди собрались и рассказывают то, что они видели и слышали. В предисловии «Ста историй из разных земель» говорится, что это истории о произошедших в разных местах событиях, основанные на «правдивых свидетельствах», рассказывается, где и с кем это случилось, и такое ощущение якобы реальности описываемого привлекало людей.
«Сто историй из разных земель», том 3. История о мужчине по имени Абэ Собэй, который издевался над женой, из-за чего она умерла и стала мстительным призраком ( предоставлено Центром обмена открытыми данными по гуманитарным наукам)
«Сто историй из разных земель», том 3. История о мужчине по имени Абэ Собэй, который издевался над женой, из-за чего она умерла и стала мстительным призраком (Центр обмена открытыми данными по гуманитарным наукам)
Места событий рассказов пятитомного сборника «Сто историй из разных земель» – который считается первым произведением этого жанра – охватывают всю страну от Тохоку на севере до Кюсю на юге, и истории о призраках составляют примерно треть от общего числа. В одной из них, например, прежняя жена умирает в родах и становится призраком, после чего отрывает голову новой жене за то, что она наложила на неё злые чары – вообще там немало историй о ревности и мести. В других историях появляются животные-монстры, такие как змеи, лисы, тануки и кошки, а также чудовища неизвестной формы.
Современные городские легенды также существуют в качестве «историй, которые действительно происходили», но в нынешнем информационном обществе услышанное можно поискать в Интернете или пойти и проверить самостоятельно. Однако простые люди в эпоху Эдо не могли так просто выехать из мест, где они родились, и когда люди собирались, и кто-то рассказывал: «А вот что случилось в Тохоку…», то проверить это было невозможно, что как бы придавало реалистичности рассказу, и люди развлекались и давали волю воображению.
«Сто историй с иллюстрациями» (Эхон хяку моногатари), период Эдо. Пятитомное ксилографическое издание 1841 года. Призрак адзуки-араи, «моющий бобы адзуки». В земле Этиго (нынешняя преф. Ниигата) послушник в храме в Такада был убит злобным монахом, превратился в духа и появлялся по ночам у реки, где мыл бобы адзуки. При жизни он отличался способностью к счёту, и, моя маленькие бобы адзуки, мог точно назвать их количество (предоставлено Мемориальным музеем японских ёкай Юмото Коити)
«Сто историй с иллюстрациями» (Эхон хяку моногатари), период Эдо. Пятитомное ксилографическое издание 1841 года. Призрак адзуки-араи, «моющий бобы адзуки». В земле Этиго (нынешняя преф. Ниигата) послушник в храме в Такада был убит злобным монахом, превратился в духа и появлялся по ночам у реки, где мыл бобы адзуки. При жизни он отличался способностью к счёту, и, моя маленькие бобы адзуки, мог точно назвать их количество (Мемориальный музей японских ёкай Юмото Коити)
Истории о призраках из Миёси в Хиросиме
«Сто историй» вдохновляли многих писателей XIX и XX веков – среди них Лафкадио Хирн, Мори Огай, Кёгоку Нацухико. Они сыграли большую роль и в становлении «Записей о духах Ино» (Ино мононокэ року), передававшихся в городе Миёси в Хиросиме и повествовавших, как в период Эдо после испытания на храбрость молодому самураю являются различные духи.
Это история о том, как в седьмом лунном месяце 1749 года шестнадцатилетнему мальчику Хэйтаро из Миёси Ино днём и ночью угрожают различные чудовища и духи, но он выдерживает это испытание. Там также описывается, как Хэйтаро, чтобы проверить себя на храбрость, рассказывает «сто историй». Говорят, что позже Хэйтаро служил в резиденции главы княжества в Эдо (при системе обязательных ежегодных посещений Эдо главы княжеств имели там свои резиденции), где и рассказал коллеге о том, что с ним произошло в юности.
Юмото рассказывает, что эта история не только бытовала в тех местах – по её мотивам в период Эдо создавали живописные и рукописные свитки, иллюстрированные книги. Рукописные книги не могли производить сотнями, но существовали лавки, где книгу можно было взять взаймы, и представляется, что многие люди могли их прочитать. В свитках с картинками бывали самые разные изображения монстров – одни производили ужасающее впечатление, другие были наивными или забавными.
Перед нами проходит целый парад монстров – женская голова, которая с хохотом шагает, используя волосы вместо ног, огромное старушечье лицо на потолке, которое вылизывает лицо спящего Хэйтаро... Хирата Ацутанэ, занимавшийся «национальной наукой» (кокугаку) в период Эдо, проявлял необычайный интерес и исследовал повесть, а начиная с эпохи Мэйдзи Идзуми Кёка, Ивая Садзанами, Инагаки Тарухо и другие создавали произведения, будучи очарованы этой загадочной историей.
«Живописный свиток записей о духах Ино» (Ино мононокэ року эмаки), фрагмент, период Эдо. События первого дня седьмого лунного месяца 1749 года. Слева – Хэйтаро, которого схватил за руку огромный дух, появившийся на стене. Справа – встреча с духом жившего по соседству Гомпати, испытывавшего храбрость вместе с Хэйтаро (предоставлено Мемориальным музеем японских ёкай Юмото Коити)
«Живописный свиток записей о духах Ино» (Ино мононокэ року эмаки), фрагмент, период Эдо. События первого дня седьмого лунного месяца 1749 года. Слева – Хэйтаро, которого схватил за руку огромный дух, появившийся на стене. Справа – встреча с духом жившего по соседству Гомпати, испытывавшего храбрость вместе с Хэйтаро (Мемориальный музей японских ёкай Юмото Коити)
«Живописный свиток ста историй» (Хяку моногатари эмаки), фрагмент, период Мэйдзи (1868-1912). В период Мэйдзи и позднее «Записи о духах Ино» становились темой различных произведений. В этой сцене в тридцатый день седьмого лунного месяца из печи комнаты с татами появляется пепельный монстр. По комнате также ползает множество червей (предоставлено Мемориальным музеем японских ёкай Юмото Коити)
«Живописный свиток ста историй» (Хяку моногатари эмаки), фрагмент, период Мэйдзи (1868-1912). В период Мэйдзи и позднее «Записи о духах Ино» становились темой различных произведений. В этой сцене в тридцатый день седьмого лунного месяца из печи комнаты с татами появляется пепельный монстр. По комнате также ползает множество червей (Мемориальный музей японских ёкай Юмото Коити)
Ковай и каваий – сосуществование «ужасного» и «милого»
Ёкай породило воображение людей, устрашённых природными силами и боявшихся темноты. Юмото говорит, что у простых людей в Эдо были особо обострены чувства и реакция на ощущение движения в темноте. Даже в городе света почти не было, темнота являлась частью повседневности, и за пугающими слухами не надо было далеко ходить, ими была переполнена округа. В Токио до сих пор сохранились легенды о том, что в период Эдо называли «семь загадок Хондзё», «семь загадок Кодзимати», «семь загадок Адзабу».
И тогда же, в период Эдо, одновременно с чувством страха по отношению к загадочным явлениям, призраков начали воспринимать и как каваий, нечто забавно-милое, знакомое, своего рода друзей. В таких условиях и появляются написанные с любовью изображения монстров на живописных свитках и гравюрах нисики-э.
Как рассказывает Юмото, с распространением ксилографической печати кто угодно мог дёшево приобрести картинки с ёкай, и призраки стали восприниматься как то, что постоянно рядом с нами. Чем больше людей переставало бояться ёкай, тем больше появлялось картинок, где они изображались милыми. С ростом популярности «ста историй» призраков стали изображать на кимоно, в виде нэцкэ, на детских играх – карута и сугороку.
«Карты призраков» (Обакэ карута), период Эдо или позднее (предоставлено Мемориальным музеем японских ёкай Юмото Коити)
       «Карты призраков» (Обакэ карута), период Эдо или позднее (Мемориальнй музей японских ёкай Юмото Коити)
Ёкай продолжают жить в японской культуре
Юмото считает, что ни в одной другой стране нет столь богатой и разнообразной культуры, связанной с призраками, как в Японии.
Он говорит, что в европейских странах, например в Великобритании, большинство историй о привидениях и демонах связаны с христианством. В Японии же, хотя есть и пересказы китайских историй о призраках, и предания о буддийском воздаянии, важные факторы связаны с анимизмом. Одним из ярких примеров являются духи цукумогами – в основе их появления лежит идея о том, что бытовая утварь с годами обретает душу. Что угодно может превратиться в монстра, и об этом нарисовали множество разных картин.
В эпоху Мэйдзи появляются монстры-рикши, лампы и зонты в западном стиле. Когда в повседневную жизнь вошли паровозы и железные дороги, широко распространились истории о превращении енотовидных собак тануки в поезда, а с распространением фотографии стали рассказывать о фотографиях призраков.
По словам Юмото, загадочные явления вплетаются в жизнь, меняясь вместе с общественными переменами, и продолжают жить. При этом по-прежнему призраки-ёкай вызывают чувство боязни, и одновременно воспринимаются как нечто близкое. Каждое лето по телевидению показывают подборки сюжетов о призраках, и наверное нередко бывает так, что человеку страшно даже в туалет одному выйти, но тут же на мобильном телефоне у него под рукой ремешок с изображением забавного ёкай.
Юмото говорит, что популярность манги Мидзуки Сигэру и таинственных романов Кёгоку Нацухико, которые, как говорят, вызвали современный бум ёкай, объясняется наличием хорошей почвы – культуры ёкай, которая существует со времен Эдо.
Как считает Юмото, если упомянуть водяного каппа, демона они, лешего тэнгу, то практически любой японец сразу может его визуально представить. Каждый унаследовал сохраняющуюся со времён периода Эдо культуру призраков, это не то, чему учат родители или школьные учителя. Именно поэтому так хорошо приняли Китаро, героя манги Мидзуки Сигэру, и некоторые хотят рисовать мангу о призраках под его влиянием, а другие изучают монстров – эта культура передаётся по наследству.
Как передать культуру ёкай следующим поколениям и жителям других стран?
В апреле 2019 года в городе Миёси преф. Хиросима, там, где появились «Записи о духах Ино», открылся Мемориальный музей японских ёкай Юмото Коити (Музей мононокэ Миёси). В его основу легла собранная Юмото Коити коллекция из примерно 5000 связанных с призраками предметов – среди них книги о монстрах, живописные свитки с изображениями и игрушки.
Как говорит Юмото, в Международном центре по исследованию японской культуры в основном создают условия для молодёжных исследований, таких как создание базы данных призраков-ёкай, а он сам хотел создать музей, посвящённый им. Существует опасность того, что ёкай, которые в настоящее время не стали предметом исследования, будут забыты. Одновременно с исследованиями необходим и специализированный музей, чтобы оставить материалы для будущих поколений. Нельзя относиться к нему только как к туристическому ресурсу для оживления региона. Это должен быть музей с профессиональным персоналом, разделяющим идею передачи культуры ёкай будущим поколениям, который будет следить за влажностью и освещением, подходящими для демонстрации и хранения материалов, реставрировать их по мере необходимости, и в то же время музей как место исследований.
Юмото Коити также активно пропагандирует японскую культуру ёкай за рубежом. В 2018 году в рамках мероприятий, посвящённых 150-летию дипломатических отношений между Японией и Испанией, часть коллекции Юмото была выставлена в Королевской академии изящных искусств Сан-Фернандо в Мадриде. В 2021 году он планирует выставку, которая будет представлена в разных странах мира.
Он говорит, что хочет показать всему миру очарование уникальной японской культуры ёкай и сделать само слово «ёкай» настолько же узнаваемым, как и слово «манга», которое вошло в международный лексикон.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments