edo_tokyo (edo_tokyo) wrote,
edo_tokyo
edo_tokyo

Categories:

Человек, в одиночку написавший энциклопедию: Китагава Морисада и его труды

Токио и западный регион Кансай заметно различаются по предпочтениям в еде, ощущению моды и характеру юмора. Во времена, когда не существовало современных средств транспорта, в каждом регионе развивалась своя особенная культура, и различия были тем более заметны. В конце периода Эдо (1603-1868) жил человек, испытавший культурный шок, увидев разницу между Эдо и регионом Камигата (Киото и Осака). Он оставил последующим поколениям огромный массив информации о своих впечатлениях.
В Эдо многие женщины укладывали помытые волосы в причёску хёго-мусуби, «узел в стиле Хёго», когда волосы собраны сзади, а на макушке образуется кольцо, которое выступает вперёд и фиксируется заколкой кандзаси. У девушек в регионе Кансай была популярна причёска рёвавагэ, для которой делали два пучка волос (магэ), продевали через них заколку когай, а остальные волосы скручивали и поднимали кверху. Когда-то жил человек, оставивший нам иллюстрированные описания популярных причёсок восточной и западной частей страны, предвосхитив идеи современных модных журналов. Это был Китагава Морисада, создавший книгу «Морисада манко».
Он описывал не только причёски. Он сравнивает самые разные аспекты жизни востока и запада страны – моду на кимоно, архитектуру сельских домов, пожарные каланчи, популярные спектакли и кварталы развлечений. Если сейчас мы на поезде синкансэн можем доехать от Токио до Син-Осаки за два с половиной часа и посмотреть что угодно в Интернете, в 1800-е годы Эдо и Кэйхан, регион Киото и Осаки, были друг для друга далёкими землями, добраться куда не слишком просто, и различия между регионами гораздо сильнее бросались в глаза. Благодаря огромному количеству иллюстраций и описаний, созданных Морисадой за 27 лет, перед нашими глазами оживает быт простых людей того времени.
Слева – «Нынешняя красавица в Эдо», справа – «Современная замужняя женщина в Кэйхан»; различия в использовании аксессуаров для волос сохраняются и в наши дни
Слева – «Нынешняя красавица в Эдо», справа – «Современная замужняя женщина в Кэйхан»; различия в использовании аксессуаров для волос сохраняются и в наши дни
Удивительная книга по истории обычаев, найденная в старом книжном магазине на Асакусе
«Я родился в Нанива в шестом лунном месяце 7 года Бунка. В девятом месяце 11 года Тэмпо я приехал в Тобу. Тогда мне был 31 год. 深川に間居しЯ тосковал оттого, что проводил дни в молчании, и решил написать книгу, взял кисть и сел за столик. Здесь я записываю разное о людях, чтобы оставить это потомкам. Я хочу только передать обычаи прошедших и нынешних дней, не утеряв простоту».
С таких слов начинается «Морисада манко».
Он говорит, что в 1840 году в возрасте 31 года он покинул Осаку и приехал в Эдо. Живя в Фукагаве, он читал стихи и сутры, и его посетила мысль написать книгу, в которой он опишет народный быт.
В то время книги, содержащие разную информацию о быте, назывались руйсё, «разное». Говоря современным языком, это своего рода энциклопедия. За 27 лет к 3 году Кэйо (1867) была завершена огромная серия из 35 томов – 30 основных, и 5 томов приложений, однако ни политики сёгуната, ни интеллектуалы того времени не подозревали о её существовании. Лишь в 1901 году, когда Япония шла по пути модернизации, в магазине старых книг на Асакусе в хранилище обнаружили авторскую рукопись «Морисада манко» и продали её Императорской библиотеке (в настоящее время библиотека Парламента).
Тогда её продали за 80 йен; приняв 1 йену того времени за 20 000 сегодняшних, то цена её в современных деньгах составляла около 1,6 миллиона йен. В серии из 35 томов нет томов 2 и 7, и их местонахождение до сих пор неизвестно.
Историк Кода Сигэтомо, брат писателя Кода Рохан, осмотрел «Морисада манко» в Императорской библиотеке и отозвался о ней как о «редком сочинении». Отчасти благодаря этому в 1908 году Университет Кокугакуин издал её под названием «Серия описаний обычаев периода Эдо» (Руйдзю кинсэй фудзоку си). Даже в наше время её издания, такие как книги издательств «Иванами бунко» «Описание обычаев периода Эдо: “Морисада манко”» (5 томов) и «Юдзанкаку» «Серия иллюстраций “Морисада манко”», неплохо продаются, они признаны ценными материалами об обычаях Японии периода Эдо.
Китагава Морисада: бизнесмен, исследователь и художник
Китагава Морисада был торговцем. В деталях эта его деятельность неизвестна, но он сам в «Морисада манко» упоминает, что его настоящая фамилия – Исихара, и что он был усыновлён семьей торговцев Китагава и унаследовал дело.
В первом томе приложений он пишет, что семья Китагава занималась оптовой торговлей сахаром. Похоже, это был богатый торговый дом с процветающим бизнесом. В конце сёгуната Токугава, когда жил Морисада, сахар широко использовался в кулинарии наряду с соевым соусом и ферментированным тунцом-бонито кацуобуси, и особенно был незаменим в смеси с соевым соусом, определяющей насыщенный вкус кухни Эдо.
Писатель Танно Акира, пишущий на исторические темы, так определял характер Морисады: «Во-первых, он был солидным торговцем. Он находил радость и вдохновение в неторопливых изысканиях в тех делах, которые вызывали его интерес, это был деловой человек, исполненный любопытства. Во-вторых, судя по тому, что в “Морисада манко” он оставлял пустые места для того, чтобы всегда можно было добавить то, что замечено позднее, он обладал рационализмом исследователя».
Среди наших современников исследовательский энтузиазм и рационализм отличают Татибану Такаси, нынешнего «гиганта мысли». Из деловых людей Хонда Соитиро известен сильным любопытством и склонностью к авантюрам. Возможно, Морисада характером напоминал их обоих. Кроме того, он был наделён талантом к живописи. Представленные в начале статьи иллюстрации с изображениями женщин в Эдо и Кёсака нарисованы Морисадой и показывают женщин из простого народа, при этом ярко выявляя различия в стилях моды, в том числе на кимоно, в регионах Эдо и Киото-Осака.
Киото, Осака и Эдо: различия между «тремя столицами» сохраняются и в наши дни
В «Морисада манко» приводится немало примеров различия в обычаях и предметах между регионом Кёсака (Киото и Осака) и Эдо.
Морисада родился в Осаке и переехал в Эдо в возрасте 31 года, но с тех пор всё же в основном жил и работал в Осаке – предполагают, что он часто ездил в Эдо по делам. Всю жизнь он провёл в культуре Камигата, то есть региона Киото и Осака, а Эдо и его культура для него были неизведанными территориями.
С 3 года Кэйтё (1603), когда Токугава Иэясу основал в Эдо сёгунат, Эдо бурно развивался как столица Японии, но до тех пор политическим и культурным центром был Киото, а центром экономики являлась Осака. В регионе Камигата многие воспринимали Эдо как центр окраинного региона Канто, и соперничество между Кёсака и Эдо продолжалось около 260 лет, весь период Эдо.
Возьмём один пример. Единица длины кэн составляла около 1,74 м в Эдо и около 1,91 м в Камигата – длиннее, чем в Эдо, и унифицировать эти меры не удалось, возможно, из чувства уважения к самоощущению этого региона как истинной столицы страны. Более того, размер татами ма, основанный на кэн, назывался «столичный размер» (кёма), если исходили из мер Камигаты, и «деревенский размер» (инакама), если речь шла об Эдо. Отношение Камигаты к Эдо как одному из регионов не поколебалось, и в Эдо формируется собственная особая культура, отличная от культуры Камигата. Иллюстрации ниже, которые нарисовал Морисада, показывают яркие примеры различия городского устройства Киото и Эдо.«Дом богатого торговца в Кёсака (1)». Место, где уложены тюки – это своего рода магазинная полка в Киото, называющаяся агэмисэ, характерная для магазинов Киото со времён Муромати (1336-1573); слева деревянная дверь, ведущая в комнату нагая
«Дом богатого торговца в Кёсака (1)». Место, где уложены тюки – это своего рода магазинная полка в Киото, называющаяся агэмисэ, характерная для магазинов Киото со времён Муромати (1336-1573); слева деревянная дверь, ведущая в комнату нагая
«Дом богатого торговца в Кёсака (2)». Справа от входа находится комната привратника бангоя для охраны входа. Слева от неё вход в дом; фасад узкий, но дом уходит далеко в глубину – это характерная черта киотоского дома кёматия
«Дом богатого торговца в Кёсака (2)». Справа от входа находится комната привратника бангоя для охраны входа. Слева от неё вход в дом; фасад узкий, но дом уходит далеко в глубину – это характерная черта киотоского дома кёматия
«Нынешняя улица Эдо». Справа видна лавка в фасадной части дома (омотэдана), которым обычно заведовал домовладелец. Ворота в центре ведут к многоквартирному дому, который простые люди снимают у домовладельца
«Нынешняя улица Эдо». Справа видна лавка в фасадной части дома (омотэдана), которым обычно заведовал домовладелец. Ворота в центре ведут к многоквартирному дому, который простые люди снимают у домовладельца
Легко представить, что приехавший в Эдо Морисада испытал культурный шок от таких различий. Это ведь ещё не всё – в Эдо и Кёсака существенно различались язык (диалект), обычаи, образ жизни, одежда, еда, увлечения и предпочтения людей. Однако Морисада не стал устанавливать критерии превосходства или неполноценности, он просто излагал факты как можно точнее, его единственным желанием было передать всё это.
К приведённой выше в статье иллюстрации «Нынешней красавицы в Эдо» он написал на полях только «красавицы будущего не затмят нынешних красавиц», утверждая, что мода и ценности не универсальны, и в них нет более и менее совершенных. Культура меняется, и потому нужно не конфликтовать, а узнавать и признавать друг друга.
Писатель Танно Акира так писал о нём: «Был популярный писатель Нисидзава Иппо, который родился в Осаке и писал сценарии для Кабуки Кёгэн, он был на восемь лет старше Морисады. Для сбора материала он жил в Эдо в течение года одновременно с Морисадой и написал книгу «Котогосуй» (издана в 3 году Каэй, 1850), где сравнивал три города (Киото, Осака и Эдо). Морисада встречался с Иппо в Эдо, и его замыслы книги могли повлиять на него, однако Морисада начал писать десятью годами ранее, и если «Котогосуй» содержит только текст и написана в стиле репортажа, то “Морисада манко” выдержана в энциклопедическом стиле и даже снабжена иллюстрациями».
В 3 году Кэйо (1867) Морисада прекратил писать. Думается, что это связано с прибытием адмирала Перри в 1653 году – Морисада писал, что опасается войны между сёгунатом и Соединенными Штатами.
Танно Акира говорит: «В “Морисада манко” к статьям о зарабатывании средств к существованию и разных работах приложены изображения с текстами о продавцах овощей и рыбы, суси, гречневой лапши соба – он искренне любил народную жизнь. Однако после прибытия “чёрных кораблей” нарастали волнения, и он постепенно утратил способность к писательству».
В новую эру периода Мэйдзи (1868-1912) народные обычаи и культура периода Эдо, которые так любил Морисада, быстро смела волна вестернизации. Вероятно, даже для Морисады, который терпимо относился к разным культурам, было невыносимо видеть, как иностранная культура наводняет Японию, и остаётся загадкой, что случилось с ним дальше.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments