edo_tokyo (edo_tokyo) wrote,
edo_tokyo
edo_tokyo

Category:

Новый премьер-министр Суга Ёсихидэ: японский Джек Ма

В Японии появился новый премьер-министр, который разительно отличается от тех, кто занимал этот пост за послевоенную историю страны. Обликом, происхождением и послужным списком он совсем небросок, это человек тяжелого труда, полная противоположность элиты. Появление столь необычайного главы государства, не имеющее прецедентов, вызывает у многих чувство, близкое к тому, что именуют «замешательством», однако политический журналист Тасэ Ясухиро решительно заявляет: «Не исключено, что произойдет превращение в популярного политика, неожиданное и для него самого».
Общая аура Суги и Джека Ма
Суга Ёсихидэ – это своего рода японский Джек Ма.
Когда говорят о Суге, о котором до последнего времени большинству было известно не слишком много, обязательно упоминают то, что он выходец из крестьянской семьи, растившей клубнику в префектуре Акита, что после школы он уехал в город по групповому найму, работал на картонной фабрике, учился на вечернем отделении, был седьмым секретарем депутата парламента... Не менее примечательны эпизоды из жизни основателя китайской группы предприятий Alibaba Джека Ма. На общенациональных вступительных экзаменах в полную среднюю школу он смог получить лишь один балл по математике, после чего стал водителем трехколесного автомобильчика. Из-за невысокого роста и своеобразной внешности получил прозвище «инопланетянин», чем то и дело пользуется, подшучивая над самим собой. А еще он говорит: «Таланты мужчины зачастую обратно пропорциональны его внешности».
Впоследствии Ма закончил университет. В целом его история по духу очень схожа с историей Суги, который учился в Университете Хосэй на вечернем отделении (хотя диплом получил на дневном отделении юридического факультета). Японские политики – это люди, рожденные в обеспеченных семьях, они заканчивают аспирантуры в западных университетах и идут элитным жизненным путем, становясь депутатами парламента. По получении заветного значка этих представителей элиты одолевает «министерская болезнь», и они не демонстрируют ни выдающиеся способности, ни чрезмерное усердие. Семейная пара Каваи Кацуюки и Анри вместе стали депутатами парламента, на вид – самая что ни на есть элита, жена то и дело ходила в резиденцию премьер-министра с брендовой сумочкой за 600 тысяч йен, а кончилось всё для обоих следственным изолятором. Суга же – совершенно другой.
Карьера Суги напоминает о Джеке Ма, столь популярном в Китае.
Джек Ма является полной противоположностью представителя суперэлиты Робина Ли, основателя крупнейшей в Китае поисковой системы «Байду», с детских лет проявлявшего выдающиеся способности, выпускника Пекинского университета, менеджера и обладателя красивой внешности.
Лицом Ма тоже немного похож на Сугу. Обоих решительно не отнесешь к категории тех, кого называют «красавчиками».
Из обычных людей – не богачи и не потомственные депутаты
У Суги есть возможности для неожиданного даже для самого себя превращения в популярного политика. Говорят, что Джека Ма больше всего отличает то, что он «никогда не сдается». Никогда не отступаться – в этом состоит и истинная ценность Суги. Вот что рассказал заслуженный парламентарий, который близок к Суге. «Нет других таких упрямцев. Он ни за что не отступает. И он непременно выполняет то, о чем его просят. Причем сразу же».
Оглядываясь на историю политики за послевоенный период, следует ли сказать, что не было случаев, когда заурядный человек, не богач и не потомственный парламентарий, стал премьер-министром, или же следует говорить, что таких случаев просто мало? Быть может, Танака Какуэй из Ниигаты? Но под началом Танаки была собственная фракция, он руководил бизнесом и был богат.
Поскольку сам я родом из префектуры Ямагата, я постоянно с большим интересом наблюдаю за Сугой, который родом из Юдзавы, что находится на краю префектуры Акита – там, где она граничит с Ямагатой. Как это часто бывает у выходцев из региона Тохоку, сам я немногословен, и когда беседую с политиками, 80% диалога приходится на них, а на меня – примерно 20%. Но при беседе с Сугой, тоже уроженцем Тохоку, это соотношение превращается в 50 на 50.
Но если собеседник Суги – политик или бюрократ, он предстает совсем иным. В его словах проступает острота и проницательность. Впервые встречаясь с человеком, мы начинаем невольно его оценивать. При этом мы думаем, превосходит он нас, или нет. А в беседах частенько звучат фразы в духе: «Даже если он и будет продолжать работать в этой фирме, в руководство ему вряд ли выбиться».
Такую же планку мы используем, когда оцениваем политиков. «Похоже, он пошел на выборы, поскольку понял, что, останься он в министерстве, ему не стать и начальником департамента». А у Суги такой планки нет. Поэтому как его замыслы, так и масштаб его личности неизвестны.
Такие политики обычно возносятся высоко. В политике эта загадочность ускоряет превращение в крупную фигуру. Если говорить о примерах из прошлого, то ярким представителем является Канэмару Син. На нынешних выборах председателя ЛДП такими политиками предстают Суга и Никай. Когда два этих человека-загадки что-то замышляют, этого не дано угадать никому.
Причины взлета с позиции 7-го секретаря
Уроженец города Йокогама, депутат Палаты представителей Оконоги Хикосабуро был влиятельным политиком властного склада. Он пользовался безоговорочным влиянием в политических делах префектуры Канагава и города Йокогама. Оконоги был человеком, перед которым неизменно замирал навытяжку политический бунтарь Хамада Коити.
Суга, седьмой из семи служащих офиса Оконоги, смело и решительно спорил с людьми, заявляя: «Я ни за что не позволю доставить беспокойство учителю Оконоги». Это вызывало у Оконоги симпатию, и Суга, которому было доверено решать кадровые вопросы в офисе, хорошо выучил, что работники аппарата всегда прислушиваются к словам того, кто распоряжается кадрами. Обширность и глубина связей Суги просто поражают.
Сразу после избрания Суги депутатом Палаты представителей со словами: «В группу Коти пришел замечательный человек» нас представил друг другу Като Коити, позднее потерпевший поражение в результате «мятежа Като». На снимках времен «мятежа Като» можно заметить фигуру Суги – если бы Като использовал его более искусно, быть может, ему бы и удалось обрести власть.
Служба под началом влиятельного йокогамского политика Оконоги Хикосабуро стала базисом для становления нынешнего политика по имени Суга Ёсихидэ. Опыт, полученный в то время, невозможно было приобрести ни на уровне заместителя секретаря, ни на уровне депутата городского законодательного собрания. Ничто в префектуре Канагава не происходило без ведома Суги. Под его началом побывали не только губернатор префектуры Куроива Юдзи и мэр Йокогамы Хаяси Фумико, но и депутаты, избиравшиеся в парламент от префектуры Канагава, и даже министр обороны Коно Таро и министр по делам окружающей среды Коидзуми Синдзиро.
Высокая популярность, обретенная непримечательным человеком, изменит образ политика
А что означает иероглиф 菅, которым записывается фамилия Суга? В песне «Тяцуми» («Сбор чая») есть строчка: あかねだすきに菅(すげ)の笠 (аканэдасуки-ни сугэ-но каса) – «подвязавшись алой лентой, в шляпе из осоки». Именно от этого слова «сугэ» и происходит «Суга» (菅). Сугэ – волокнистое растение рода осоковых, из которых плетут соломенные шляпы.
Таких фамилий наверняка много в сельскохозяйственном поясе префектуры Акита. Есть и фамилия «Кан», которая записывается тем же иероглифом 菅. Среди премьер-министров уже был Кан Наото (菅直人). Обе фамилии распространены по всей стране. В префектурах Эхимэ и Ямагата преобладают «Каны». А в Аките соотношение «Суга» и «Кан» составляет девять к одному – примерно противоположно тому, что в Эхимэ и Ямагате.
В стране строго иероглифической письменности – Китае – узнав, что премьер-министром стал человек с фамилией, которая записывается иероглифом 菅, некоторые наверняка подумают, что произошло возвращение Кана Наото.
Именно благодаря непримечательности Суги он и его супруга, как мне кажется, будут пользоваться большой популярностью. Многие склонны считать, что правительство Суги послужит лишь связующим звеном между властью Абэ и последующей властью, но мне кажется, что это совершенно не так. Перед глазами рисуется картина блестящего переизбрания на выборах председателя Либерально-демократической партии, которые состоятся в сентябре будущего года.
Быть может, выход Суги на большую сцену станет событием, которое изменит образ японского политика. Может быть, в мир политики станет приходить молодежь, не обремененная наследием. А это неизбежно послужит сокращению числа потомственных политиков.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments