edo_tokyo (edo_tokyo) wrote,
edo_tokyo
edo_tokyo

Categories:

Ёсивара: история «квартала красных фонарей», колыбели городской культуры Эдо

Квартал развлечений Ёсивара в Эдо (сейчас – Сэндзоку, р-н Тайто в Токио) помнят и в наши дни. Появившись в начале периода Эдо (1603-1868), за 400-летнюю историю он неоднократно изменялся, но под влиянием кино и литературы обрёл стереотипный образ места растления и разврата, хотя этот квартал, существовавший при официальном разрешении сёгуната, оставил заметный след в истории, став местом зарождения разнообразных культурных стилей, сформировавших уникальную культуру Японии.
Как японцы представляют Ёсивару в период Эдо?
Видят ли они этот эдоский квартал местом процветающей культуры любви, служившим фоном многих гравюр мастеров укиё-э, таких как Тории Киёнага и Китагава Утамаро, где развивался театр кабуки, а вместе с ним японская музыка и мода, или местом, куда торговцы «живым товаром» привозили купленных девушек из бедных семей, местом сексуальной эксплуатации?
Всё это по-своему верно, однако каждое из описаний даёт весьма одностороннее представление. Чтобы понять Ёсивару, нужно представить её во всём многообразии, поскольку Ёсивара имела структуру, состоящую из множества систем, в которой переплетались самые разные факторы.
Ойран – кумиры мужчин и лидеры моды для женщин
Ёсивара появилась рядом с районом Нихомбаси в 4 году Гэнна (1618) как признанный сёгунатом квартал развлечений, аналогичный кварталам Симабара в Киото и Симмати в Осаке, а в 3 году Мэйрэки (1657) он был перенесён в Асакуса. Существовавший до переноса квартал называют Мото-Ёсивара, «Прежняя Ёсивара», а новый – Син-Ёсивара, «Новая Ёсивара», однако часто используется обобщённое название Ёсивара. В квартале находились публичные дома гиро (или юдзёя), «чайные дома» тяя (или хикитэ тяя), где рекламировали товар, и агэя – дома развлечений, куда обеспеченные клиенты приглашали девушек провести вместе время. Агэя прекратили своё существование в период Хорэки (1751-1764), в середине периода Эдо.
Гравюра Хиросигэ II «Панорама Син-Ёсивары в Восточной столице» (1860, частная коллекция). Длина квартала составляла 135 кан (около 266 м), ширина 180 кан (около 355 м), он был окружён рвом, за исключением времени праздников входить и выходить из него можно было только через центральные ворота Оомон (в центре внизу). Начинающаяся от них улица Наканомати с деревьями сакуры изобиловала «чайными» тяя, где клиентам представляли девушек
Гравюра Хиросигэ II «Панорама Син-Ёсивары в Восточной столице» (1860, частная коллекция). Длина квартала составляла 135 кан (около 266 м), ширина 180 кан (около 355 м), он был окружён рвом, за исключением времени праздников входить и выходить из него можно было только через центральные ворота Оомон (в центре внизу). Начинающаяся от них улица Наканомати с деревьями сакуры изобиловала «чайными» тяя, где клиентам представляли девушек
Большинство проституток были девушками из бедных семей, отрабатывавшими деньги, которые публичный дом выплатил их родителям. Молодых девушек сводили со случайными мужчинами, до абсурда игнорируя их характер. Это, конечно, верно, но если рассматривать Ёсивару только в этой плоскости, мы получим очень односторонний взгляд – система ценностей и этические стандарты в разные эпохи меняются, и попытка понять Ёсивару периода Эдо с современной точки зрения может привести к недопониманию её реалий.
Когда Токугава Иэясу поселился в Эдо, одной из предпринятых им мер было открытие Мото-Ёсивара (сейчас – квартал Нихомбаси-Нингётё в р-не Тюо). Из тех же соображений штаб-квартира главнокомандующего союзных сил в Японии открыла «Ассоциацию отдыха и развлечений» после войны(*1). В Эдо было особенно много вассалов феодалов-даймё, сопровождавших своих сюзеренов во время обязательных поездок в Эдо по системе санкин-котай – посменного пребывания при сёгуне, и они приезжали без семей. Было здесь немало и приехавших на заработки, так что мужчин было намного больше, чем женщин.
Кроме того, в период Эдо у женщин было не так много возможностей заработать, и одной из них была «служба наложницей» (мэкакэ-боко) или «служба в Ёсиваре» (ёсивара-боко). В больших заведениях существовала система карьерного продвижения от учениц камуро к практиканткам синдзо и выше, к куртизанке высшего класса ойран. Обычно служба заканчивалась в 27 лет, после чего они иногда нанимались к состоятельным самураям или торговцам.
Сейчас сложно представить, какие чувства испытывали горожане к проституткам Ёсивары. Говорят, японские портреты куртизанок – самые прекрасные изображения проституток в мире, портреты ойран волновали мужчин, как звёзды журналов для взрослых в наше время, а женщины увлечённо перенимали у них стиль причёски и манеру одеваться.Кэйсай Эйсэн «Сэндзю из “Идзумия”, Эдо-мати Иттёмэ» (1821, частная коллекция). Женщины также восхищались причёсками со множеством заколок, красотой кимоно. В заглавии маленькими буквами упомянута «Сикано Каноко», прислужницы, сопровождающей ойран
Кэйсай Эйсэн «Сэндзю из “Идзумия”, Эдо-мати Иттёмэ» (1821, частная коллекция). Женщины также восхищались причёсками со множеством заколок, красотой кимоно. В заглавии маленькими буквами упомянута «Сикано Каноко», прислужницы, сопровождающей ойран
Ёсивара как центр культурного обмена
Важнейшая особенность «цветочных кварталов» Японии, самым известным из которых была Ёсивара, – их роль как важнейшего средоточия культуры периода Эдо.
Как показано на рисунке, Ёсивара оказывала влияние на различные сферы культуры – Кабуки, песню, создание цветочных композиций, хайку, юмористическую поэзию кёка, чайную церемонию, моду, укиё-э, публицистику, праздники, составление благовоний, каллиграфию, сумо.

До Реставрации Мэйдзи владельцы крупных заведений мисэ были покровителями культуры – хайкай и кёка, песенного искусства, комических сценок норома-кёгэн, выступали в качестве патронов актёров Кабуки. Они также обеспечивали образование проституток. В частности, от ойран, которые общались с самураями высокого ранга и богатыми торговцами, требовался высокий уровень владения культурными навыками. Они составляли всего около 2% от общего числа проституток, которых было примерно от 3000 до 5000 человек.
Мне бы хотелось показать, насколько непростым было общение ойран с клиентами.
Сакаи Хоити (1761-1829), младший брат правителя княжества Химэдзи, посещал куртизанку Кагава из дома «Оомодзия» в Ёсиваре. Он был увлечённым художником и работал в своей резиденции Угэан в Нэгиси (нынешний токийский район Тайто). Он также был покровителем актёра Кабуки Итикавы Дандзюро VII и отличался умением сложения стихов хайкай и кёка. Он любил остроумно пообщаться с куртизанками высшего разряда. Владелец расположенного неподалёку ресторана «Тюсюнтэй» описал услышанные разговоры в сборнике «Кандан сукоку»(*2). Ниже приводится разговор с ойран Оёдо из дома «Цуруя».
Один человек любил захаживать к Оёдо, и дошёл до него слух, что будто бы неспроста Осон (творческий псевдоним Хоити) частенько заходит к ней развлечься. Она же написала ему трёхстишие:
В недавнее время
Мутны стали воды ёдо(*3)
От дождей пятой луны

Кино: кё:
Ёдо-но нигори я
Сацукиамэ


Показала это Осону, и тот дописал:

Карпы из ёдо
Не знаю, какие на вкус
Дождь пятой луны…

Ёдогои-но
Мада адзи сирадзу
Сацукиамэ


А Оёдо, услышав это, приписала:

Трудно ходить
В мокрых насквозь одеждах
Дождь пятой луны…

Нурэгину о
Киру ми ва цураси
Сацукиамэ


Так вовсю веселились они, выпивая в ресторане «Масуя», где подают угря.
В этом эпизоде Оёдо жаловалась, что из-за таких слухов страдает её репутация, Хоити же в своих стихах намекает, что между ним и Оёдо нет близости, она же добавила, что сплетни подобны промокшей от дождя одежде, которая липнет и мешает.
Хоити также писал тексты танцевальных песен для танцоров тэодори из кварталов Сакума-тё (сейчас – Канда-Сакума-тё) и Уогаси (нынешний Нихомбаси), участвовавших в танцах тэнка-одори на праздниках в святилищах Канда-мёдзин и Санно-гонгэн (сейчас – святилище Хиэ). Музыку же для них создавал мужчина-гейша из Ёсивары, который писал музыку и для Кабуки. Такие мужчины-гейши обрабатывали рабочие и комические песни, привезённые из регионов теми, кто приехал на заработки, и превращали их в утончённые песни нагаута.
Ёсивара была местом социальной активности, светским салоном и местом общественных встреч, салоном и колыбелью искусства периода Эдо.
Утагава Кунисада II «Восемь видов кварталов развлечений: Идзуки из “Какусэнро” в Син-Ёсивара» (1869, частная коллекция). Необычный портрет куртизанки с горизонтальной композицией. Вид на улицу Наканомати от ворот Ёсивара Даймон, в небе висит луна
Утагава Кунисада II «Восемь видов кварталов развлечений: Идзуки из “Какусэнро” в Син-Ёсивара» (1869, частная коллекция). Необычный портрет куртизанки с горизонтальной композицией. Вид на улицу Наканомати от ворот Ёсивара Даймон, в небе висит луна

Указ об освобождении гейш и проституток и «культурная революция» Ёсивары
В сборнике «Кандан сукоку» представлен и Вакамацуя Тоэмон, хозяин публичного дома, заботливо опекавший куртизанок в периоды Бунка (1804-1818) и Бунсэй (1818-1830).
Каждый раз, когда проститутка выходила на Наканотё, главную улицу Ёсивары, Тоэмон приветствовал её и звонил в колокольчик. Ритуал повторялся и когда женщина возвращалась, даже если не нашла клиентов. Когда кассир сообщал, что продажи составили 3 рё, заведение закрывалось, даже если в харимисэ (комната с решётчатыми окнами, где клиенты могли посмотреть на девушек) ещё оставались девушки, которые могли оказывать услуги. Тоэмон считал, что 3 рё в день достаточно для поддержания бизнеса, и не хотел переутомлять работниц. В 22:00 заведение закрывалось в любом случае, даже если продажи не достигли этой суммы. Платья заказывали в магазине «Окадая» оптом по минимальной цене, чтобы девушкам не приходилось залезать в долги, чтобы их оплатить.
Когда вспыхнул пожар и проституткам пришлось укрыться в храме Дайондзи, Уэмон, отец Тоэмона, впустил их в свой дом и дал успокоиться, предложив чай и воду.
Для убеждения строптивых проституток физические наказания не применялись, с ними старались договориться, а если они не выполняли приказы, достаточно было пригрозить переводом в другое учреждение, чтобы они исправились. Если их родителям были нужны деньги, им ссужали с возможностью постепенной выплаты. Иногда часть полученного долга оставалась невыплаченной, но контракт с женщинами из-за этого не продлевали сверх изначально оговорённого срока.
Само собой разумеется, в разных по масштабам и характеру заведениях с проститутками обращались по-разному, были места, где их эксплуатировали и наказывали поркой, однако существовали и такие дома как Вакамацуя, где владельцы на протяжении двух поколений обращались с ними мягко.Отиаи Ёсиику «Какусэнро» (1863, частная коллекция). Проститутки дома «Какусэнро» в красочных одеждах
Отиаи Ёсиику «Какусэнро» (1863, частная коллекция). Проститутки дома «Какусэнро» в красочных одеждах
Указ об освобождении гейш и проституток 1872 года стал своего рода «культурной революцией» для Ёсивары. Система проституции была отменена, было объявлено о запрете торговли людьми, ограничении ежегодной платы и списании долгов, в результате 20 крупных домов закрылись. Можно предположить, что дома, принимавшие на службу проституток в счёт отработки долга, оказались без средств. Ёсивара продолжала своё существование как место работы проституток, нанимающихся добровольно, появилось много новых мелких заведений, строгие правила периода Эдо остались в прошлом, и культурный уровень уже не мог сохраняться на прежнем уровне. Это стало началом Ёсивары как места, где грабили и клиентов, и женщин.
Кроме того, с открытием страны в эпоху Мэйдзи находившая поддержку в Ёсиваре японская музыка утратила популярность, поскольку не соответствовала духу модернизации. Окончательно разрушил культуру Эдо Ёсивары закон против проституции, принятый в 1957 году. Ёсивара для наших современников стала забытой, практически неизвестной частью той истории, которой не учат в школе, обретя отталкивающий имидж.
И в период Эдо за 250 лет Ёсивара менялась. Начиная с периода Мэйдзи, наряду с политическими мерами, изменялись способы менеджмента, социальное положение и обращение с проститутками, культурные аспекты. Сейчас ситуация такова, что Ёсивару изображают крайне некорректно – как, например, в фильме «Пожар в Ёсиваре» (Ёсивара эндзё), в котором показан конец эпохи Мэйдзи, забыто и утончённое культурное общение, пример которого мы видели в эпизоде с Хоити, и дома, где с девушками обращались добросердечно, как «Вакамацуя». Уникальную культуру Эдо невозможно глубоко понять без знаний о Ёсиваре. Я считаю, что нам стоит срочно пересмотреть наши познания о Ёсиваре, чтобы передать это знание следующим поколениям и людям в других странах мира.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments