edo_tokyo (edo_tokyo) wrote,
edo_tokyo
edo_tokyo

Categories:

«Подчинись мнению окружающих!», или как коронавирус обнажил сущность японского общества

В целях борьбы с коронавирусом многие страны прибегли к запрету выходить из дома под угрозой штрафов. Правительство Японии сумело преодолеть кризис без радикальных мер, попросив население не выходить на улицу без необходимости, а торговые точки – закрыться на время. Почему это сработало?
«Правила общины» вместо законодательных норм
Во время пандемии коронавируса термины «добровольный отказ» и «просьба о сотрудничестве» прочно вошли в лексикон японцев. Эти расплывчатые меры предполагают добровольное следование объявленным правилам и не обладают законодательной силой. Их эффективность обеспечивается за счёт давления коллектива, одобряемого специфическим явлением японского общества – сэкэн. Сэкэн – это не синоним понятий «общество», «сообщество» и «мир». Изначально явление сэкэн существовало и в Европе, однако в процессе урбанизации и распространения христианства в XI-XII веках в западных странах сформировалось понятие личности. На смену общинному сэкэн пришёл социум, то есть общество, состоящее из индивидов. Социум управляется с помощью законодательно установленных правил. Однако в Японии условия для формирования культуры личности отсутствовали, и общинные нормы сэкэн сохранились и по сей день. Сэкэн – это общественный порядок, нормы, возникающие естественным путём при формировании японцами коллектива.
Корни понятия «сэкэн» уходят в глубокую древность. Сэкэн упоминается в антологии «Манъёсю», составленной в конце периода Нара, в том числе в стихах поэта Яманоуэ-но Окура (660-733): «Грустна моя дорога на земле («сэкэн»), // В слезах и горе бреду по свету, // Что делать? // Улететь я не могу, // Не птица я, увы, и крыльев нету!» (перевод А. Глускиной). Прошло много лет, но японцы по-прежнему придерживаются строгих и скрупулёзных правил сэкэн, давно забытых в западных странах.
Во время Великого восточно-японского землетрясения и цунами в марте 2011 года иностранные средства массовой информации единогласно восхищались дисциплинированностью эвакуированных в убежища японцев, отсутствием бунтов и мародёрства. На западе во время стихийных бедствий полиция оказывается парализована, и отсутствие стражей правопорядка приводит к бунтам. В Японии во время стихийного бедствия тоже наступил коллапс общественной системы, однако в эвакопунктах были сформированы общины сэкэн с неуклонно соблюдаемыми правилами, поэтому бунтов и мародёрства удалось избежать.
На западе для борьбы с коронавирусом прибегли к локдауну городов, запретив выходить на улицу и установив штрафы (а также выплаты дотаций временно закрытым предприятиям). В обществе, где случаются бунты, люди не будут следовать указаниям властей без мощных инструментов регулирования на законодательной основе.
В Японии не стали прибегать к локдаунам, приказам и штрафам. Для борьбы с коронавирусом в соответствии с Законом «О специальных мерах» был введён режим чрезвычайной ситуации, который сводился к мягким просьбам о самоизоляции и временном закрытии предприятий. Выплачиваемые государством дотации не покрывали убытков. Несмотря на отсутствие принудительных мер, количество новых заражений сократилось, и в конце мая режим ЧП был отменён. Эффективность «мягких мер» обусловлена принципами сэкэн, а именно давлением общества. На нарушителей режима самоизоляции и просьб о временном закрытии оказывалось мощное общественное воздействие, в основе которого лежало негласное правило действовать в соответствии с настроениями окружающих.
Суровый самосуд «добровольной полиции»
Распространение инфекции бессимптомными носителями – одна из особенностей нынешней пандемии. Невидимый вирус порождает в сердцах людей сомнения, тревогу и страх, начинается «война всех против всех» (Томас Гоббс). В Японии это проявилось усилением гонений и осуждения тех, кто не подчиняется «правилам сэкэн».
В качестве примера можно привести появившуюся во время пандемии «добровольную полицию». В органы местной власти поступало множество анонимных сообщений о торговых точках, игнорирующих просьбы о временном закрытии, люди выражали свой протест и прибегали к угрозам, хотя лично их эти нарушения не касались. Чем объяснить подобные активные действия, которые можно квалифицировать как нарушение прав человека?
Мощное давление коллектива вынуждает японцев постоянно считаться с «общиной». Родители учат своих детей: «Не причиняй беспокойство окружающим!». Этот посыл прямо противоположен западному стилю воспитания, поощряющего быть уникальной личностью, непохожей на других. Заметив нарушение, японцы ощущают, что им причиняют беспокойство, даже если сами они не пострадали. Далее срабатывает чувство справедливости, человек осуждает нарушителя как источник общественного беспорядка и переходит к действиям – сообщает о нарушении органам власти, выступает с протестами и угрозами. Эти действия одобряются обществом, потому что нарушение правил сэкэн и причинение людям беспокойства считается в Японии страшным злодеянием.
«Добровольная полиция» фактически берёт на себя роль пенитенциарной системы. В обществе, где правит закон, наказание приводится в исполнение только на основании закона. Однако в Японии человек, нарушающий правила сэкэн, считается преступником, даже если его действия не противоречат закону, и подлежит наказанию. Сэкэн – это судья и палач.
Дискриминация «грязных» больных и ношение масок
Тревога и страх, порождаемые распространением коронавируса, привели к жестокой травле и дискриминации больных и их семей. Дома заразившихся людей забрасывали камнями, стены разрисовывали. Эти действия тоже обусловлены нормами сэкэн. «Высовывающийся гвоздь нужно забить», – гласит японская пословица. Сэкэн – это однородная масса, основанная на принципе всеобщего равенства. Сэкэн чётко разделяет мир на своих и чужих и стремится избавиться от чужеродного элемента, вытесняя его наружу. Это порождает дискриминацию и травлю людей, выделяющихся из массы.
Сэкэн сложился в глубокой древности, поэтому в нём существует множество суеверий и верований. Типичный пример – запрет на проведение похорон в день томобики (день «привлечения друзей», благоприятный для празднований и не подходящий для похорон, подробнее см. здесь, – прим. ред.). Болезнь считается «грязной», поэтому больного человека стремятся вытеснить из «чистой» общины. Это выражается в виде жёсткой дискриминации заражённых и их семей, не имеющей прецедентов в западном обществе.
Подобное отношение к болезням имеет свои достоинства. В качестве одной из причин низкой смертности от коронавируса в Японии часто называют всеобщее ношение масок.
Свидетельств на уровне доказательной медицины не существует, однако считается, что ношение масок внесло определённый вклад в профилактику распространения инфекции.
До пандемии коронавируса в западных странах люди практически не носили маски. В Японии маски появились во время пандемии испанского гриппа в 1918 году и постепенно стали широко применяться в том числе как средство защиты от аллергичной пыльцы. С приходом XXI века начался настоящий бум на маски, они превратились в модный аксессуар без привязки к гигиене и болезням. В отличие от европейцев, у японцев отсутствует психологический барьер к ношению масок. Почему?
У японцев специфическое отношение к гигиене. Внешний мир ассоциируется с грязью. Чтобы защищать себя от грязи, нужно носить маску, которая воздвигает барьер между чистым «я» и грязным внешним миром. Когда японец приходит домой с улицы, он снимает обувь, моет руки и полощет горло, то есть совершает ритуал очищения от внешней грязи. Думаю, что такая подоплека гигиены не имеет аналогов в других странах мира.
Традиционная концепция «грязи» как элемент системы сэкэн сыграла свою роль в достижении более низкой, чем на западе, смертности от новой коронавирусной инфекции. Однако не следует забывать, что сэкэн – это ещё и источник давления общества, порождающий такие явления, как дискриминация и травля.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments